Филип Трейси: «Шляпы — это визуальная история, поэтому они с соцсетями на "ты"»

Любимый дизайнер шляп британских аристократов и голливудских звезд приехал в Россию на открытие своей второй выставки в музее современного искусства Эрарта. В интервью Tatler он рассказал о работе в период пандемии и о том, чем подкупают его миллениалы и зумеры.
Филип Трейси «Шляпы — это визуальная история поэтому они с соцсетями на ты»

Первая попытка Филипа Трейси прилететь в 2020 году в Санкт-Петербург не увенчалась успехом — запланированный на август визит пришлось отложить. Однако в ноябре звезды сошлись, и ирландскому дизайнеру удалось-таки попасть на монтаж собственной выставки, где он представил 46 головных уборов, созданных за последние 25 лет. Мы беседуем на экспозиции под десятками огней, отбрасываемых знаменитым котелком Грейс Джонс. «Куда бы я ни пришел, все спрашивают, как я вообще сюда попал, — рассказывает Трейси. — Я отвечаю: работа». С Петербургом дизайнер ощущает своеобразное родство: называет его элегантным городом, где купола соборов напоминают шапки, а многочисленные башенки и шпили, венчающие здания, — изысканные шляпы.

С прошлого визита дизайнера в Россию прошло пять лет. За эту пятилетку он успел «короновать» шляпками гостей свадьбы принца Гарри и Меган Маркл, стать главным художником легендарного ревю VIVID Grand Show в берлинском «Фридрихштадт-Паласт», создать шляпы для коллекции Valentino Haute Couture и освоить печать головных уборов на 3D-принтере. Технологию быстрого макетирования Трейси, постоянно находящийся в поиске новых материалов и способов их обработки, называет волшебной: из двумерного эскиза появляется трехмерный головной убор с четкими линиями. Но технологии технологиями, а предпочтение он все-таки отдает ручной работе, тонкостями которой продолжает делиться со своей небольшой командой. «У меня работают настоящие профессионалы, и когда к нам приходят новые люди, то я их обучаю, — рассказывает Филип. — Шляпное дело — непростое ремесло. Шляпа должна выглядеть непринужденно, словно сделать ее не составило труда. Но это всегда иллюзия».

В период карантина, несмотря на отсутствие светских мероприятий, где, как правило, и блистают творения маэстро, Трейси не переставал работать. В начале пандемии, когда стало понятно, что сотни тысяч медицинских масок для персонала лондонских больниц не появятся ниоткуда, его команда приступила к изготовлению необходимых средств защиты — эту инициативу разделили и другие британские шляпники. Трудился дизайнер и над головными уборами — они служат для него антидепрессантом. «Прорабатывая какую-то идею, я полностью на ней концентрируюсь, и это помогает забыться, — поясняет Трейси. — Во время пандемии жизнь словно бы замерла — но только не творческая жизнь. Вдохновение важно черпать в любых событиях, и в радостных, и в непростых. Ведь именно оно помогает двигаться дальше».

С самого начала профессионального пути на рубеже 1980–1990-х годов Трейси удавалось находить вдохновение во всем, что его окружало. За почти 30 лет работы ему довелось наблюдать, как менялось отношение к шляпам: от недоверия к ним со стороны молодежи до искреннего интереса. «Я никогда не считал моду элитарным явлением и с самого начала делал ставку на то, как представить свои работы: выставки, модные показы — ведь мы живем в эпоху визуальной коммуникации, — рассказывает Трейси. — Для меня было важно демонстрировать современные шляпы на молодых и прекрасных моделях. Я чувствовал себя миссионером, понимая, что могу повлиять на то, как люди будут воспринимать этот аксессуар в XXI веке».

Быстро набравший популярность Instagram стал одним из инструментов «миссионерской» деятельности дизайнера. Ему не нужно было больше ждать очередного выпуска глянцевого журнала, на страницах которого публиковались фотографии созданных им головных уборов. Аудитория стала ближе: всего за час пост, представляющий новое творение мастера, может увидеть четверть миллиона человек. «Я не разделяю аккаунты на личные и рабочие: я ведь человек-шляпа, — шутит Филип. — Шляпы — это абсолютно визуальная история, поэтому они с соцсетями на “ты”. Соцсети строятся вокруг простых оценочных суждений: “лайкнуть — не лайкнуть”, “прикольно — ужасно”, “ерунда какая-то — очень красиво”. Это, по сути, очень демократичный подход к зрительной информации. Шляпы для такой оценки подходят идеально, ведь они всегда вызывали мощную реакцию».

Самые известные поклонники таланта Филипа Трейси — представители королевской семьи: так уж сложилось, что особых случаев, по которым принято надевать шляпы, у монархов значительно больше. «Шляпы ассоциируются с традициями, воплощают в себе английский дух — то же самое можно сказать о британской монархии, — размышляет дизайнер. — Так что я надеюсь, что королевская семья продолжит их носить. Иначе я стану безработным». Однако интерес миллениалов и зумеров к тому, что делает Трейси, подсказывает, что безработица ему не грозит. Помимо экстравагантных головных уборов дизайнер создает повседневные шляпы и кепки, которые можно купить в лондонских магазинах. И хотя Филипа несколько страшит TikTok, новое поколение импонирует ему своей открытостью. «Это сродни детскому восприятию мира, — объясняет он. — Видя необычную шляпу, ребенок никогда не станет задаваться вопросами, куда нечто подобное можно надеть и зачем она вообще существует. Он воспримет ее как объективную данность и скорее будет рассуждать в категориях “нравится — не нравится”, “хочу — не хочу”. Мы, конечно, тоже были достаточно открыты миру, но на современную молодежь, безусловно, влияет непрерывно обрушивающийся на нее поток информации».

В этом информационном пространстве неизбежно возникают те или иные тенденции, которые увлекают общество: новая этика, новая маскулинность. Правда, Филип не считает их новыми: он сразу же вспоминает Эрмитаж, где на представленных в Военной галерее 1812 года портретах мужчины выглядят куда более нарядными, чем наши современники. «Для своего времени военные с этих картин были олицетворением мужественности, а ведь они эдакие щеголи, — говорит он. — Дело в том, что их одежда лишена утилитарной функции — она эстетична. Так что новая маскулинность возникла отнюдь не вчера — здесь можно вспомнить еще и дендизм, — просто сейчас она у всех на устах. Опасно делать общие выводы и утверждать, что всем мужчинам следует выглядеть каким-то определенным образом. Скрытый источник силы всегда в самой личности, взять, например, Ру Пола. По сути, это просто мужчина в платье. Но он был принят американским обществом и благодаря прекрасному чувству юмора добился огромной популярности, помог многим людям избавиться от стереотипов. Мне кажется, ключевой тренд сегодня — это отказ от категоричных суждений. Никто не имеет права осуждать другого. Непредвзятость делает нас добрее».

Выставка «Маэстро Филип Трейси» проходит в музее Эрарта с 20 ноября 2020 года по 21 марта 2021 года.

Филип Трейси: «Шляпы — это визуальная история, поэтому они с соцсетями на "ты"»
ГалереяCлайдов: 8
Смотреть галерею

Фото: Архив пресс-службы музея Эрарта