1. Главная
  2. коронавирус
коронавирус

Что происходит в Гуанчжоу после отмены карантина? Рассказывает экс-редактор Vogue

Хорошие новости: жители Гуанчжоу снова ходят в бары и тратят круглые суммы в бутиках. Бывший редактор русского Vogue Олеся Седова рассказала нам, как один из крупнейших городов Китая возвращается к жизни после строгой изоляции.
реклама
30 Апреля 2020

Вы наверняка слышали о феноменальных продажах Hermès в Гуанчжоу? В первый день после карантина магазин заработал 2,7 миллиона долларов. И это лучшая иллюстрация происходящего в городе.

Люди сидят в кафе и барах, гуляют в парках, ходят на работу. В Китае открыто все, кроме детских садов и младших школ. На днях снова заработали старшие школы и университеты. Меры безопасности при этом строго соблюдаются. Например, без маски вы не сможете даже сесть в такси. Надеюсь, к лету ограничение снимут – так хочется снова начать красить губы. Температуру нам замеряют около 10 раз в день: на входе в офис и в жилые здания, в каждой точке питания, в массажных и маникюрных салонах. Мы не обращаем внимания, это уже часть рутины. Так же спокойно относимся и к системе электронных пропусков на смартфоне. Она действительно «умная»: если у кого-то будет подтвержден коронавирус, система вычислит, в каких местах бывал этот человек. А следом разошлет уведомления каждому, кто мог с ним пересекаться. Пришло уведомление – значит, у вас как можно скорее возьмут анализ.

ГУАНЧЖОУ ПОСЛЕ ОТМЕНЫ КАРАНТИНА. ФОТО: ОЛЕСЯ СЕДОВА

ГУАНЧЖОУ ПОСЛЕ ОТМЕНЫ КАРАНТИНА. ФОТО: ОЛЕСЯ СЕДОВА

реклама

Я работаю в модельном агентстве Vmodels и провожу в офисе пять дней в неделю. Съемки в Китае уже разрешены. Надеюсь, что международное авиасообщение откроют в мае и наши модели снова смогут участвовать в зарубежных проектах. В Гуанчжоу строжайший карантин (хотя он и не был объявлен официально) длился с февраля до начала апреля – весь город замер, работу остановили даже фабрики, открытыми оставались только продуктовые магазины. Все проекты нашего агентства тоже находились на паузе.

Помимо общего режима самоизоляции в Гуанчжоу у меня был свой личный карантин, принудительный. Дело в том, что в середине марта я вернулась в Гуанчжоу из Москвы. Я тогда прилетала в Россию, чтобы встретиться с семьей и друзьями. В аэропорту Байюнь мне пришлось пробыть 4 часа – то еще испытание после 10-часового перелета. Всех прибывших в Гуанчжоу распределяли на три группы. В красную попадали те, кто вернулся из стран группы риска, и этих людей тут же везли на карантин в отель. В синюю – те, кто был в местах эпидемии больше двух недель назад, и этим людям делали тест. В зеленую – все остальные. Я была в последней, потому что Россия тогда еще не считалась потенциально опасной. Все, что мне пришлось сделать, — заполнить кучу документов под присмотром сотрудников в белых костюмах. Меня отпустили. К слову, потом я узнала, что на нашем рейсе из «Шереметьево» был заболевший, но, к счастью, он сидел далеко от меня.

Первую неделю в Китае я провела так, как привыкла. Ходила на работу, встречалась с друзьями. Затем меры безопасности в городе ужесточили. Оказалось, что я должна сесть на обязательный домашний карантин и не выходить из квартиры восемь суток. Совсем – ни в магазин за молоком, ни даже в подъезд. Любая прогулка могла бы закончиться в полицейском участке, а может, даже и депортацией.

Система проверки в Китае работает строго, совсем не как в Москве. Возле моей двери установили камеру, а саму дверь заклеили пломбой. Продукты, которые я заказывала онлайн, к моей двери приносили люди из управляющей компании здания. Они же забирали пакеты с мусором.

Несмотря на то, что никаких симптомов у меня не было, я должна была измерять температуру дважды в день. Градусник, который мне доставили от государственной медицинской службы, нужно было фотографировать и присылать снимки доктору в Wechat (китайский аналог «вотсапа»). Если я забывала это сделать к определенному времени, врач отправлял сообщение с напоминанием. Я смирилась и не сопротивлялась. Честно говоря, огорчали меня разве что цифры на шагомере, но я старалась восполнять их домашним фитнесом.

Прошу учесть, что на карантине я осталась не одна, а вместе с моим биглем по кличке Вирджи. Бигли — порода отнюдь не самая спокойная. Чтобы набегаться, моей собаке, как правило, нужно провести два-три часа на улице в день. В заточении Вирджи накрывали приступы грусти, она сидела у двери и скулила. Я развлекала ее как могла, обучила новым командам. Как вы понимаете, хозяину собаки на карантине непросто – пришлось прокачать навыки уборки. И все-таки я рада, что мы прошли этот период вместе.

На шестой день карантина, рано утром, ко мне прибыла группа врачей в белых комбинезонах, чтобы сделать анализ. Через два дня, когда результат показал, что я здорова, меня выпустили на волю.

Первый день моего возвращения к нормальной жизни был забавным. Оказалось, что после затянувшегося «сезона домашней моды» трудно представить, в чем следует выходить на улицу. Провела у шкафа полчаса. Я поняла, что нахожусь в каком-то ожидании чуда. Казалось, что за то время, пока я сижу дома, в соседнем квартале построили «Диснейленд», а торговый центр через дорогу переоборудовали в Эрмитаж. Но когда я вышла за дверь квартиры, оказалось, что все осталось на своих местах. Пожалуй, к счастью.

Первым делом я отправилась в ближайший «Старбакс» – подбежала к кассе с удивленными глазами и разглядывала людей вокруг. Отвыкла видеть их не через виртуальные окна «Зума» и «Фейстайма». В первую неделю после самоизоляции я стала много ходить пешком – проходила по 20 километров за день. Казалось, что могу идти не останавливаясь. Строила маршруты через зеленые парки, в домашнем заточении мне остро не хватало природы.

Мои бывшие московские коллеги пишут в соцсетях о том, как скучают по обычной офисной жизни. Я их понимаю, однако радуюсь, когда вижу их домашние снимки в инстаграме: когда еще они смогут провести столько времени с семьей? С удовольствием наблюдаю за моими соседями в Гуанчжоу — чудесной семьей с тремя маленькими детьми. Весь период карантина они послушно провели дома, за продуктами выходил только отец. Малыши дружно играли на балконе. Какие же у них сейчас счастливые лица! Дети бегают по двору, катаются на разноцветных самокатах и играют в бадминтон. И я понимаю их эмоции. С нетерпением жду, когда в моем доме снова заработает бассейн. Говорят, что нужно еще немного подождать.

ГУАНЧЖОУ ПОСЛЕ КАРАНТИНА. ФОТО: ОЛЕСЯ СЕДОВА

ГУАНЧЖОУ ПОСЛЕ КАРАНТИНА. ФОТО: ОЛЕСЯ СЕДОВА

Вам может быть интересно:

Матрешки, пельмени и танцевальные челленджи: как развлекаются герои Tatler в самоизоляции

Читатели «Татлера» из США, Нидерландов, Испании и других точек мира рассказывают, как пандемия повлияла на их жизнь

Как luxury-отели помогают в борьбе с коронавирусом

Фото:ФОТО: Олеся Седова

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует