1. Главная
  2. Дети
Дети

Как ходить с детьми в музеи и вместе полюбить искусство

В семье хозяйки GallaDance Ольги Панченко воскресенье — день культуры и отдыха. Они с мужем и детьми ходят в музей с экскурсоводом.
реклама
10 Марта 2018

Люди, которые ходят в музеи – и татлеровские герои не исключение, – делятся на два типа. На тех, кто убежден: экскурсовод только мешает сосредоточиться на собственных ощущениях. И на тех, кто собирает не ощущения, а знания, – тогда экскурсовод необходим. Мы с мужем и сыновьями (Кириллу почти тринадцать, Даниилу скоро двадцать, и он иногда с удовольствием к нам присоединяется) относимся ко второму типу. Нам нужен человек, который помог бы нам почувствовать музей. Конечно, не надо забывать и о том, что у нашего поколения комплекс: нам все время хочется в детей что-то вложить. Особенно то, что недодали нам. Мой папа (многолетний директор «Лужников» Владимир Алёшин. – Прим. «Татлера») всю жизнь был невероятно занят – не до культпоходов. А детство Яши прошло в научно-технических кружках Дворца пионеров (муж Ольги, владелец универмагов Stockmann в России Яков Панченко, – сын академика Владислава Панченко. – Прим. «Татлера»).

Когда мы первый раз все вместе пошли в музей, Кириллу было три. Ну как в музей – мы были в Лукке и решили посмотреть знаменитые башни. За час прогулки по городу с экскурсоводом мы влюбились в этот жанр – настолько живым был рассказ гида. Так появилась семейная традиция. Причем мы не всегда ходим на выставки-блокбастеры.

Зачем стоять в очередях на Серова и Айвазовского? Семьдесят процентов того, чем все восхищались на выставках, и так всегда висит в Третьяковке.

Найти «своего» экскурсовода – задача не легче, чем найти «своего» психотерапевта. Наша Людмила – фамилию не называю, вы же не делитесь психотерапевтами – художник по образованию. Это для экскурсовода важно – толково объяснить, что такое, например, подмалевок. Вдобавок наш гид – большой энтузиаст искусства, от классического до современного. Мы ходили с ней в ГМИИ на Цая Гоцяна, который делает картины из пороха, – Людмила чувствовала себя там так же комфортно, как среди иконописи в Лаврушинском. На выставке «Некто 1917» в ЦДХ, посвященной революции, мы с ней обсуждали не только Кандинского, Кустодиева, но и Блока, Волошина. Это ценно, когда ваш экскурсовод может говорить об искусстве не в отдельности, а как о части целого, того, что происходит в стране, в мире. Еще важно, чтобы экскурсовод был живым человеком, а не говорящим учебником. Нам с детьми всегда интересны подробности того, как создавалась та или иная работа. Я, скажем, всегда удивлялась, почему у Ильи Машкова из «Бубнового валета» на картинах не получались люди, а вот какие-нибудь яблоки, бокалы очень хороши. На одной из экскурсий я спросила Людмилу почему. Другой экскурсовод посмотрел бы на меня как на врага если не человечества, то русского авангарда точно. А она рассказала, что Машков много писал вывески. Маркетинг ему удавался лучше портретов.

Самое главное на экскурсиях с детьми все-таки темпоритм. Часа-полутора достаточно. Часто, когда гиды слышат от меня такое, они приходят в ужас: «Мы же готовили программу! Нужно часа четыре минимум». Но зачем пытаться впихнуть в нас за полдня весь Лувр? Во время походов в музей с детьми мы хотим познакомиться с художником, расширить кругозор, а не собрать материал для кандидатской. Я всегда прошу экскурсовода, даже проверенного: «Выберите три-пять ваших любимых работ этого художника, таких, по которым вы можете рассказать о его стиле и периоде. Мы с вами все равно встретимся через неделю». С другой стороны, все произведения искусства, особенно картины, – вещи энергетически сильные, от них устаешь. Лимит ван Гога, например, для нас с детьми – час, Петрова-Водкина – минут сорок.

Хотя лучшая наша экскурсия была восьмичасовая, в Риме. При этом нам показали только виллу Адриана и виллу д’Эсте. Даже Кирилл – ему было лет семь – не устал. Потому что гид все время просил детей делать что-то, соответствующее эпохе и месту. Они принимали позы статуй, которые там стояли в древности, бегали, представляя, что на этом месте находился стадион. Экскурсию вел знаменитый в Риме Сева, у которого уже тогда было шестеро детей. Хороший экскурсовод не может не любить жизнь.

У нас есть правило: за время экскурсии каждый должен найти «свои» картины. Но привлекать внимание к ним нельзя: кричать «Ой, посмотри, как это здорово!» значит навязывать свое мнение. После экскурсии – обед, мы обсуждаем «наши» картины в форме игры. Задаем детям вопросы в духе «Вот таким художник был вначале, а таким в конце. Как ты думаешь, что произошло в его жизни такого, что стиль так резко поменялся?» Наши походы в музей – это не образование, скорее работа души. Может быть, дети не будут прекрасно знать этих художников, но у них будет насмотренность.

реклама

У Севы уже тогда было шестеро детей — хороший экскурсовод должен любить жизнь.

Друзей мы с собой в музеи не берем: это интимное занятие. А вот советам, что посмотреть, рады всегда. По Лос-Анджелесу отличные рекомендации дает Миша Друян, по Италии – Айдан Салахова. Актер Ваня Складчиков – сам художник и кладезь невероятной информации об искусстве. Однажды затащил меня на мансардный этаж Павловского дворца смотреть мебель – я не очень люблю декоративно-прикладное искусство. Так вот Ваня провел для меня феноменальную экскурсию. Я помимо прочего узнала, что до Крымской войны в рисунках обивки у нас не использовались турецкие огурцы, а после войны они стали ужасно популярными. Ну а наш семейный любимец Павел Михайлович Каплевич – вообще лучший экскурсовод по Москве. Знает чуть ли не каждый дом в центре. Помню, мы с ним лазали по развалинам театра «Эрмитаж», где был первый МХТ, ходили по старым чердакам с досочки на досочку, дышали этим воздухом – невероятно!

Не бывает скучных музеев для детей. Например, фарфор в Национальном музее Дании – это, наверное, самое интересное, что мы видели, потому что нам безумно увлекательно рассказывали, как эти тарелочки расписывали, в каком порядке они добавлялись к сервизу. Но начинать знакомство с искусством лучше, конечно, с фотографии. Разве что я не повела бы детей на Дэвида Лашапеля: я неоднозначно отношусь к его глянцевому искусству. Ну и провокативный, агрессивный современный арт лучше, наверное, смотреть, когда ты уже взрослый. Или не смотреть.

Ольга Панченко (GallaDance) с мужем Яковом и сыном Кириллом в Музее мороженого в Нью-Йорке, 2017.

Ольга Панченко (GallaDance) с мужем Яковом и сыном Кириллом в Музее мороженого в Нью-Йорке, 2017.

3 МУЗЕЯ МОСКВЫ, ГДЕ РОДИТЕЛИ С ДЕТЬМИ МОГУТ ОТДОХНУТЬ ОТ ТРЕТЬЯКОВКИ, ПУШКИНСКОГО И ПЛАНЕТАРИЯ

Музеи Кремля В Алмазном фонде, к сожалению, проводят пока лишь экскурсии. А вот в Оружейной палате детей полноценно учат. На программе «Царские и императорские регалии», например, шестиклассники могут за три часа освоить азы мастерства ювелира Аксёнова.

Музей Булгакова Помимо прочего квартира № 50 по Большой Садовой примечательна тем, что здесь время от времени устраивают вечерние экскурсии под названием «Сюрпризы пятого измерения» в модном нынче и прекрасно подходящем для семейного культпросвета жанре иммерсии.

Минералогический музей РАН В серьезной академической институции проводят мастер-классы, викторины, квесты и даже детские минералогические праздники. На одном из последних чудные крошки приобрели полезные татлеровские навыки: узнали, например, как отличить кальцит от циркона.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует