1. Главная
  2. Книги
Книги

Отрывок из книги Кристин Нефф «Самосострадание. О силе сочувствия и доброты к себе»

В своей книге доктор Калифорнийского университета в Беркли и профессор педагогической психологии Техасского университета в Остине объясняет, как исправить деструктивные эмоциональные паттерны, чтобы быть здоровее, счастливее и эффективнее. Предлагаем вам ознакомиться с главой «Выход из самооценочной игры». В России работа выпущена издательством МИФ.
реклама
6 Мая 2021

Не относитесь к своему эго чересчур серьезно. Обнаружив у себя эгоистичные поступки, улыбнитесь. А иногда и посмейтесь. И как это человечество умудрилось так долго поддаваться этому обману?

Экхарт Толле, «Новая земля. Пробуждение к своей жизненной цели»

Утверждение, что для психического благополучия человеку требуется высокая самооценка, так широко распространено в западной культуре, что людям страшно совершить что-то, что может его поколебать. Учителям советуют награждать золотыми звездочками всех учеников, чтобы каждый гордился собой и чувствовал себя особенным. Высокую самооценку превратили в этакий горшочек с золотом на конце радуги, в драгоценность, которую нужно добыть и оберегать.

реклама

Действительно, люди, высоко себя ценящие, обычно бывают более жизнерадостными, имеют много друзей и испытывают интерес к жизни, тогда как люди с низкой самооценкой одиноки, тревожны и подавлены. Люди с высокой самооценкой — оптимисты, они считают, что все в их руках. В то время как те, у кого самооценка низкая, не могут даже завязать утром шнурки на ботинках. При этом предполагается, что самооценка вызывает такие последствия. Почти религиозная вера в то, что высокая самооценка — залог психического здоровья, привела к массовому распространению программ повышения самооценки в школах, районных центрах и психиатрических больницах. В 1986 году в штате Калифорния организовали рабочую группу по самооценке и личной и социальной ответственности с годовым бюджетом в четверть миллиона долларов. Этот шаг обосновывался тем, что целенаправленное повышение самооценки у калифорнийских детей позволит снизить остроту таких проблем, как школьная травля, преступность, подростковые беременности, наркомания и низкая успеваемость. Утверждалось даже, что инвестиции в повышение самооценки у детей со временем окупятся: их покроют налоговые выплаты, ведь люди с высокой самооценкой обычно зарабатывают больше. Десятки глянцевых журналов превозносили достоинства высокой самооценки, были написаны тысячи книг о том, как поднять самооценку и поддерживать ее на высоте.

А король-то голый!

Одержимость высокой самооценкой во многом подпитывалась психологами, опубликовавшими в журналах больше пятнадцати тысяч статей на эту тему. Однако в последнее время психологи начали сомневаться в том, что высокая самооценка — панацея от всех бед. Так, отчеты о результатах калифорнийской инициативы по повышению самооценки свидетельствуют о ее полном провале. Не удалось достигнуть практически ни одной из поставленных задач. Это, конечно, не помешало рабочей группе заключить, что «пониженная самооценка — это независимая переменная (обстоятельство, причина, фактор), существенно влияющая на возникновение серьезных социальных проблем. Все мы знаем, что это так, и необязательно создавать в Калифорнии специальную рабочую группу, чтобы убедить нас в этом». То есть мы знаем, что самооценка работает, хоть наши данные и говорят об обратном, так что вообще-то не стоило утруждать себя попытками доказать очевидное. Вспоминаются слова комика Уилла Роджерса: «Я не придумываю шутки. Я просто наблюдаю за правительством и сообщаю факты».

Авторы одного известного обзора литературы по самооценке заключили, что высокая самооценка на самом деле не улучшает успеваемость и качество работы, не формирует лидерские качества и не уберегает детей от курения, употребления спиртного и наркотиков, а также раннего начала половой жизни. Если уж на то пошло, высокая самооценка представляется авторам следствием, а не причиной здорового поведения. В обзоре также оспаривается предположение, будто организаторы травли в школе ведут себя так потому, что у них низкая самооценка. В действительности такие дети могут с тем же успехом иметь высокую самооценку, что и все прочие. Преследование других — одно из основных средств, позволяющих им чувствовать себя сильными и исключительными. Люди с высокой самооценкой склонны сбиваться в группы: им приятно, когда «свои» превосходят «чужих». В связи с этим исследователи заключают, что люди с высокой самооценкой так же (если не более) подвержены предрассудкам, как и те, кто о себе невысокого мнения. Кроме того, люди, высоко себя ценящие, так же часто совершают социально неодобряемые поступки (например, списывают на контрольных), как и люди с низкой самооценкой.

А когда людям с высокой самооценкой кажется, будто их оскорбили, они часто набрасываются на «обидчиков». Так, в процессе одного эксперимента студентам сказали, что в ходе интеллектуального теста они показали результаты ниже среднего. Те, кто оценивал себя высоко, в основном пытались отыграться за неприятную новость на других участниках исследования: оскорбляли их и принижали, тогда как участники с низкой самооценкой в целом реагировали спокойнее и делали комплименты другим участникам, чтобы произвести приятное впечатление. Интересно, с кем бы вы предпочли оказаться рядом, когда у вас в офисе станут раздавать ежегодные отзывы о работе сотрудников?

А что вообще такое самооценка?

Прежде чем двигаться дальше, стоит подробнее разобраться, из чего же складывается самооценка. В основе своей самооценка — это оценка человеком своего достоинства, суждение о том, является ли он хорошим, ценным. Уильям Джеймс, один из основоположников западной психологии, считал самооценку продуктом «субъективной компетентности в важных областях». Это означает, что самооценка основывается на мнении, насколько мы преуспеваем в важных для нас сферах. Я могу отлично играть в шашки и быть никудышным шахматистом, но на мою самооценку это повлияет, только если я ценю умение играть в шашки и шахматы. Выявленная Джеймсом зависимость предполагает, что мы можем повысить самооценку двумя основными способами.

Первый — придавать высокое значение тому, что у нас хорошо получается, и лишать значимости то, что у нас получается плохо. Подросток, хорошо играющий в баскетбол и плохо понимающий математику, может убедить себя, что баскетбол — это очень важно, а математика — ерунда. Такой подход, конечно, чреват проблемами: мы можем преуменьшать значимость освоения ценных навыков просто потому, что это позволяет нам не упасть в собственных глазах. Когда ребенок сосредоточивает все силы на том, чтобы стать профессиональным баскетболистом, и игнорирует математику, он ограничивает свои будущие возможности трудоустройства; такое случается сплошь и рядом. Иными словами, желание повысить самооценку в ближайшем будущем может сказаться на нашем развитии в перспективе.

Другой способ повышения самооценки состоит в совершенствовании в важных для нас сферах. К примеру, женщина, которой важно выглядеть как фотомодель, изо всех сил старается сбросить последние пятнадцать фунтов, чтобы достичь желаемого веса. Проблема здесь в том, что иногда активные попытки измениться к лучшему дорого обходятся. Женщина, пытающаяся влезть в джинсы 42-го размера, хотя от природы не худышка, в итоге будет просто испытывать раздражение и разочарование; ей было бы лучше, если б она вообще не стремилась стать тощей, как модель. (Да и большинство мужчин утверждают, что предпочитают округлые формы.)

Чарльз Хортон Кули, известный социолог, написавший свои главные работы в начале ХХ века, указал на еще один распространенный источник самооценки. Он предположил, что чувство собственного достоинства берет начало в «зеркальном “я”», то есть в нашем представлении о том, как мы выглядим в глазах окружающих. Если мы считаем, что другие люди оценивают нас позитивно, — будем довольны собой. Если же мы уверены, что окружающие оценивают нас негативно, — будем собой недовольны. Иначе говоря, самооценка зависит не только от наших суждений о себе, но и от предполагаемых суждений других людей о нас. Подчеркиваю: предполагаемых.

Исследования показывают, что самооценка больше зависит от предполагаемых суждений незнакомых людей, чем близких друзей и родственников87. Вдумайтесь в это. Когда мама говорит вам, какой вы умный и привлекательный, насколько серьезно вы это воспринимаете? «Разумеется, мама будет так говорить, она же моя мама!»

Обычно мы придаем больше значения тому, что думают о нас безымянные, безликие «другие люди» — или, в крайнем случае, малознакомые: сослуживцы, соседи, одноклассники и так далее, — которые якобы более объективны. В этой цепочке рассуждений, конечно, зияет огромная дыра: мы подвешиваем свою самооценку на невероятно тонкую ниточку.

Во-первых, учитывая, что люди, недостаточно с нами знакомые, неспособны взвешенно о нас судить, с какой стати мы должны так зависеть от их мнения? И во-вторых, насколько хорошо мы вообще знаем их мнение о нас?

Учась в колледже, я часами корпела над готической прической и макияжем, перед тем как пойти в популярный ночной клуб. Мне хотелось казаться другим готам крутой. Но я всегда чувствовала себя позером и предполагала, что, когда поворачиваюсь к окружаю щим спиной, они закатывают глаза. В целом у меня была низкая самооценка в том, что касалось моей рокерской наружности, несмотря на все мои труды по выбеливанию лица и сооружению «гнезда» на голове. Но спустя годы друзья мне рассказали, что окру жающие все-таки считали меня крутой и даже пытались мне подражать.

Мои представления о чужих представлениях были в корне неверны. Причем, просмотрев старые фотографии, я пришла к выводу, что и их представления были неверны. Готический стиль мне определенно не шел. Мы склонны считать, что только молодые люди становятся жертвами давления сверстников и неуверенности такого рода, но насколько часто у нас, взрослых, мнением о себе командует неясное и необоснованное представление о том, что о нас думают «окружающие?» У нас не только часто бывает очень искаженное представление о реальности — наша одержимость тем, какое впечатление мы производим на других, порой приводит к глубоким заблуждениям.

Свет мой, зеркальце, скажи…

По сравнению с теми, кто о себе невысокого мнения, люди с высокой самооценкой считают себя более привлекательными и располагающими к себе и полагают, что у них лучше отношения с окружающими. Объективные наблюдатели, однако, не всегда с ними соглашаются. Так, исследователи изучали, как студенты оценивают свои навыки межличностных отношений: способность заводить друзей, разговаривать с людьми и открываться им, разруливать конфликты и оказывать моральную поддержку. Как и следовало ожидать, студенты с высокой самооценкой сказали, что у них этих прекрасных качеств в избытке. Их соседи по комнате, однако, сообщили, что с точки зрения навыков межличностных отношений эти студенты (нет, только не это!) ничем не выделяются. Сходные исследования выявили, что люди с высокой самооценкой больше уверены в своей популярности, в то время как люди с низкой самооценкой полагают, что их не очень любят. Но на самом деле и тех, и других любят одинаково. Просто люди, имеющие о себе невысокое мнение, сильно недооценивают привязанность к ним окружающих, а люди, высоко себя ценящие, ее преувеличивают. Иначе говоря, высокая самооценка не связана с тем, что ты лучше, — она связана с тем, что ты просто считаешь себя лучше.

Робби, дедушка моего мужа, богатый белый фермер, управлял своими плантациями в Зимбабве железной рукой. Он был о себе чрезвычайно высокого мнения и считал, что все вокруг относятся к нему так же. Однажды, гостя у него в Зимбабве, мы сидели за столом, чернокожий слуга Робби (называвший его «маса») подавал нам чай, а хозяин рассказывал нам о работниках фермы и своих отношениях с ними. Под конец он с задумчивым видом сказал: «А знаете, я думаю, они очень меня любят…» Он совершенно не понимал — или подавлял это понимание, — что его работники просто подмазываются к нему, потому что им страшно потерять работу. Не имея друзей (его деспотичная манера поведения оттолкнула от него почти всех родственников), он тем не менее до самой смерти тешил себя иллюзией, что его любят, им восхищаются. Любопытный постскриптум: Робби скончался скоропостижно, всего через несколько дней после того, как Роберт Мугабе объявил, что изымает у белых фермеров все фермы в Зимбабве. Возможно, Робби не захотел больше жить, лишившись главной опоры для своей самооценки.

Высокая самооценка действительно обладает по крайней мере одним ощутимым и отнюдь не пустяковым преимуществом: она вызывает ощущение счастья. Если ты себе нравишься, ты, как правило, радуешься; если ты себе не нравишься, ты, как правило, угнетен. И этот настрой в целом окрашивает наше мироощущение. Если ты считаешь, что ты прекрасен, то и жизнь прекрасна; если нет, то жизнь паршива. Ощущение счастья — важная составляющая благополучия, и его определенно стоит подпитывать. Но цена, которую мы платим за сиюминутное ощущение счастья от высокой самооценки, бывает непомерно высока.

Купить книгу

Купить книгу

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует