«Мир по Тому Хэнксу»: отрывок из книги Гэвина Эдвардса

В издательстве "Азбука-Аттикус" выходит книга с длинным названием «Мир по Тому Хэнксу: Жизненное кредо, благие намерения и добрые дела самого клевого парня Америки». Том Хэнкс – жизненное воплощение своего героя Фореста Гампа. Его называют «национальным достоянием Америки». Так что узнать малоизвестные факты о самом любимом американском актере – мечта многих фанатов Хэнкса, которая наконец сбылась.
«Мир по Тому Хэнксу» отрывок из книги Гэвина Эдвардса

Нагота

Том Хэнкс большой, в нем много всего. Он — актер, который благодаря годам тяжелой работы сделал себя одним из самых знаменитых людей планеты. Еще он — невероятно скрытный человек, предпочитающий рассказывать о своей личной жизни как можно меньше. Ищете самый яркий пример замкнутого эксгибициониста? Хэнкс любит гулять по патио отельных номеров голым. (Он редко раздевается в кино — хотя вы, возможно, мельком видели его попу в сцене в ванне из фильма «Война Чарли Уилсона».) Отельную наготу Хэнкс объясняет так: «Вот настолько близко я могу подойти к ощущению анонимности и власти».

Кадр из фильма «Форест Гамп»

The Beatles и The Dave Clark Five

9 февраля 1964 года Beatles выступили на «Шоу Эда Салливана» (The Ed Sullivan Show), ворвавшись в каждую гостиную Америки с песней «She Loves You», и с тех пор мир не был прежним. Том Хэнкс, которому было всего семь, навсегда запомнил Великую четверку: музыка, невозмутимое остроумие, бесспорная крутизна. Повзрослев, он говорил: «Если бы я дошел до таких штук, как мода, стиль и все такое, то выглядел бы как битлы на "Шоу Эда Салливана" в 1964 году. Я бы ходил в узком костюме с лацканами, белой рубашке и остроносых ботинках. Для меня это абсолютное и законченное выражение того, что, в моем понимании, представляет собой шик».

Не то чтобы ему довелось примерить такую одежду в семь лет, но это не мешало ему фантазировать, как он вступит в группу. В детстве он представлял, что станет хорошим ударником и, когда Ринго по какой-то причине уйдет из группы, Джон, Пол и Джордж пригласят его в турне.

Хэнкс очень любит Beatles, но еще он любит Dave Clark Five, рок-группу эпохи Британского вторжения, которая бывала в гостях на «Шоу Эда Салливана» даже чаще (восемнадцать выпусков против четырех битловских). «Я был убежден, что Dave Clark Five куда лучше Beatles. Одну за другой они выпускали очень запоминающиеся песни с тяжелым битом».

В 2008 году Хэнкс произнес страстную речь в честь введения Dave Clark Five в Зал славы рок-н-ролла, где говорил о том, как услышал их песни, которые «гремят из динамиков, размером с дно банки с содовой, на часах с радиоприемником твоей сестры, и связывают тебя с миром, за пределами дешевой, но чистой съемной квартиры».

Переносясь обратно во времена своей начальной школы, в мир АМ-приемников и индивидуальных музыкальных автоматов на столиках в кафе, он свидетельствовал: «Итог — не просто классы, заполненные вопящими подростками, и кипящие на школьных дворах споры о том, кто лучше, этот квинтет или тот квартет из северной части Туманного Альбиона, нет, главное — это была радость. Ни с чем не сравнимая, неостановимая, неоспоримая радость, радость оттого, что живешь, радость оттого, что молод, радость оттого, что получил транзистор Sunmark на день рождения и теперь можешь практически в буквальном смысле носить с собой Британское вторжение».

Кадр из фильма «Прекрасный день по соседству»

«Крестный отец»

Одним из любимых фильмов Хэнкса в юности, наряду с эпичной фантастикой Стэнли Кубрика «Космическая Одиссея 2001» и «Миллионом лет до нашей эры» (One Million YearsB.C.) (пещерные люди, динозавры, скудно одетая Ракель Уэлч), был «Крестный отец». Он заметил, что, будучи подростком, стал неисправимым киноманом «пожалуй, в лучшую эпоху американского кино, которой были семидесятые». «90% этих фильмов сегодня не сделаешь. Не снимешь "Пять легких пьес" (Five Easy Pieces), не снимешь "Китайский квартал" (Chinatown), "Крестного отца", наверное, сложно было бы снять».

Хэнкс отдал дань уважения «Крестному отцу» в фильме «Вам письмо» — точно так же, как отдал дань уважения «Грязной дюжине» (The Dirty Dozen) в картине «Неспящие в Сиэтле». В сцене, пестрящей аллюзиями на эту картину, он говорит Мег Райан, что «Крестный отец» — это как «Книга перемен» для мужчин: всегда найдешь подходящую цитату. «"Крестный отец" вобрал в себя всю мудрость, — пишет он ей по интернету, копируя мимику Марлона Брандо, когда набирает текст. — Что мне взять с собой в летний отпуск? "Брось пушку, возьми канноли"».

Кадр из фильма «Зеленая миля»

Фото: Архив пресс-служб