1. Главная
  2. Красота
Красота

Так ли прекрасно и безобидно вино, как мы привыкли о нем думать?

Мы ласково называем его «винишко» и давно не считаем праздничным атрибутом. В период карантина оно заменяло нам психолога и релакс-процедуры. Не слишком ли легкомысленны стали наши отношения с вином, озадачилась Дарья Кузнецова.
реклама
№8 Август 2020
Материал
из журнала
16 Августа 2020

«Самое сложное в эти дни – отличить похмелье от коронавируса», – подобные шуточки в период самоизоляции кочевали из аккаунта в аккаунт и поддерживали боевой дух тех, кто первым делом бросился скупать не гречку, а совиньон с ширазом. Судя по моему инстаграму, их было большинство.

Чтобы вы сразу понимали, с кем имеете дело: я тоже люблю вино. Люблю, когда у розового цвет турмалина, когда в белом есть минеральные нотки, а красное похоже на бархат. Близкий друг нашей семьи, фанатично преданный своему делу сомелье, следит за тем, чтобы на наш стол не попадало «абы что», и повышает уровень нашей компетенции на дегустациях.

Мне нравится, как красиво пьют по вечерам красное Керри Вашингтон в «Скандале» и Дженнифер Энистон в «Утреннем шоу». А какой у Джен был бокал! С ножкой длиннее, чем у факела cтатуи Свободы! Вот где шик. Кстати, когда запахло изоляцией, предприимчивый интернет-магазин Simple Wine технично подобрал к сериалам вина. К «Утреннему шоу», например, андалузский сухой херес, «который, как и месть, принято подавать холодным». К «Политику» – Asti, чтобы «ощутить сладость победы».

В карантин хлопки вылетающих пробок стали раздаваться в нашем доме чаще, но меня успокаивало, что такой салют гремит по всей Москве. К тому же татлеровскому человеку пришлось самому готовить. У одних сегодня бабагануш по-истомински, у других – севиче по-мухински. Не морсом же запивать? А тут еще онлайн-дегустации, лекции и обучающе-развлекательные эфиры таких гуру, как Влада Лесниченко – создательница винных карт московских ресторанов и гастробаров, награжденная почетными титулами Damas y Caballeros del Vino и Chevalier de l’Ordre des Coteaux de Champagne, и соавтор книги «Любовь моя, вино & еда». Это же просто музыка. В таких условиях даже мои крайне сознательные подруги, которых на светских раутах не увидишь с бокалом, признались, что пьют вино «по чуть-чуть» каждый день.

А красотка Марина Изилова – человек с отменным чувством юмора, пишущий нам колонки о фитнесе, – и вовсе подарила миру хештег #ямысопьемся, который очень воодушевил ее подписчиков. Три месяца Марина делала репосты дивных натюрмортов с бокалами, не пропуская ни дня.

«Привет! Я как раз ледик в бокал кинула, – хохочет активистка, когда я звоню обсудить этот карантинный челлендж. – Да, вино тогда было единственной радостью. Ну не сладкое же есть? Я сразу заказала по шесть бутылок любимого красного и белого. Притом что мой муж (инвестбанкир Альберт Сагирян. – Прим. «Татлера») почти не пьет. Просто не хотела лишний раз выходить в магазин, да и побаивалась, что у нас на Патриках все быстро сметут. Знакомые и незнакомые люди писали: «Марина, мы с тобой!» Настоящее комьюнити, которое мы называли «группой неанонимных алкоголиков». «Неужели никто не написал что-то из серии «Вы же мать»?» – спрашиваю я. «Никто! Больше всего фотографий приходило как раз от мам, у которых, как и у меня, дети на дистанционном обучении. Писали: «А как еще это пережить?» Были и те, кто в сеть выкладывать фото не решался, просто делился со мной в директе. Потому что работал из дома и не хотел, чтобы работодатель видел его golden hour».

В крепких напитках Марина не видит смысла: быстро выпиваешь, быстро пьянеешь. «С вином по-другому: включил музыку, налил бокальчик, попиваешь тихонечко, и сразу жизнь кажется лучше. Если честно, мне даже грустно, что все закончилось и никто больше не присылает фотки».

Коктейли или виски попали в галерею Марины буквально пару раз. Рекой лилось именно вино. По результатам исследования компании «Такском», в период самоизоляции оно оказалось вторым по популярности алкогольным напитком в России (на первом – предсказуемое пиво). Откуда такой успех?

реклама

«С тех пор как в конце восьмидесятых в стране вырубили виноградники, говорить о популярности вина не приходилось, – рассказывает сомелье и сооснователь Русского винного клуба Роман Кривоножкин. – Однако в начале двухтысячных ситуация изменилась: подросли и новые лозы, и поколение прогрессивных путешествующих молодых людей, которые ввезли в Россию культуру потребления вина. Открыли новый дивный мир. Разбираться в винных букетах стало модно и интересно».

Генеральный директор группы компаний Simple Максим Каширин, владеющий в том числе четырьмя десятками винотек, говорит, что делает ставку на сознательное молодое поколение. «За последние пять лет количество потребителей вина значительно выросло. Двадцатилетним неинтересно просто напиться. Им хочется выпивать с удовольствием. Так, как это делают во Франции, в Италии, Испании. Взрослые же люди понимают, что с ним лучше сочетается еда. А кто-то печется о своем здоровье и долголетии. Как бы там ни было, продажи крепкого алкоголя снижаются и восстанавливается долгожданный баланс».

Значительный вклад в установление баланса был внесен в марте, когда на вино случился колоссальный спрос. Издание «Медуза» и Промсвязьбанк подсчитали, что в первую неделю карантина в России продажи алкоголя у компаний малого и среднего бизнеса выросли на триста процентов.

«Это связано с тем, что из ресторанов люди переместились в магазин, – поясняет Каширин. – И да, они боялись остаться без вина. Один мой товарищ почувствовал себя более-менее уверенно, когда купил тысячу бутылок. В поселке, где он живет, принято собираться большими компаниями. Ящиком не обойтись».

Ну а теперь к не самым веселым новостям: все, что вы читали о пользе вина, – забудьте. В сентябре 2018 года в авторитетном медицинском журнале The Lancet была опубликована статья, авторы которой проанализировали влияние алкоголя на здоровье жителей ста девяноста пяти стран в период с 1990-го по 2016-й. И пришли к выводу, что уровень потребления, который сводит к минимуму риски для здоровья, равен нулю.

То есть нулю миллилитров. «Максим Сергеевич, а как же антиоксиданты, как же профилактика болезней сердца?» – робко спрашиваю я специалиста по аддикциям, психиатра Европейского медицинского центра (ЕМС), к. м. н. Максима Титкова. «Курение когда-то тоже назначали в качестве лечения, – пожимает плечами врач. – Вред, наносимый алкоголем, компенсирует все его потенциальные преимущества. Сегодня мы опираемся на «относительно безопасные нормы ВОЗ», согласно которым мужчины могут употреблять максимум триста миллилитров вина в день, а женщины двести. Но стоит иметь в виду, что два дня подряд – это уже не норма, пусть даже вы выпьете пол-бокала. Алкоголь выделяет токсическое соединение ацетальдегид. Позволять ему накапливаться в организме нельзя: он негативно влияет на печень, сердце и нервную систему. Более того, уже очевидна взаимосвязь потребления алкоголя с развитием онкологических заболеваний. Так что прежде, чем получить новую порцию, дайте организму избавиться от предыдущей».

Карантинное увлечение вином доктору понятно. «В этот период у большинства людей изменился режим дня, снизилась ответственность и появилось много свободного времени. Не нужно садиться за руль, ехать на работу. Помимо этого закрылось практически всё: от фитнес-клубов до театров, совместные прогулки были запрещены. В этих условиях даже те, кто не страдает зависимостью, стали выпивать намного чаще и начинали раньше, чем обычно, – уже в обед.

Происходила своего рода подмена впечатлений. И я не удивлюсь, если у некоторых привычка останется: три месяца в таком режиме – серьезный срок». Кому начинать беспокоиться? «Тем, кто выпивает больше, чем планировал. Недавно ко мне пришла девушка, которая два года выпивала по вечерам по полбутылки вина. И вот решила сократить дозу до половины бокала, но у нее ничего не вышло: появились проблемы со сном и мучали тревожные мысли по поводу работы. С точки зрения антистресс-эффекта алкоголь похож на транквилизатор. Он хорошо снижает тревогу, может улучшить сон и повысить настроение. Но проблема в том, что он токсичен и, в отличие от медикаментов, повышает уровень печеночных ферментов, мочевины и мочевой кислоты. И к тому же при регулярном употреблении вызывает зависимость».

«Девушка не ест мясо, глютен и лактозу, но выпивает бутылку вина в день. Где логика?»

О досадных эффектах говорит и член Российского союза нутрициологов, диетологов и специалистов пищевой индустрии Анна Макарова: «В одном грамме спирта около семи килокалорий, и все они бесполезные. Выпивая бокал вина, мы получаем около ста килокалорий, и ни одна из них не нужна организму: в вине нет ни белков, ни клетчатки. Однажды я спросила у своей пациентки, которой не удавалось похудеть, как бы она описала свое пищевое поведение. И услышала: «Монако стайл». В переводе на понятный язык – пара бокалов розового вина в обед и минимум два-три белого или шампанского за ужином. Получается бутылка в день, а это уже семьсот лишних килокалорий. Более того, выпивая, мы расслабляемся и теряем бдительность. Закусываем сыром, хамоном, орешками. А там и десерт можно съесть – пусть уже будет совсем хорошо. В итоге переедаем».

Аня напоминает и о другой крайности – дранкорексии. Это расстройство пищевого поведения, при котором человек урезает свой рацион в пользу алкоголя – умышленно отказывается от полезных питательных веществ из-за боязни поправиться. «Хуже, когда к дранкорексии добавляется орторексия – навязчивое стремление есть только «правильную» еду, приводящее к значительным ограничениям в выборе продуктов. Девушка не ест мясо, глютен и лактозу, но при этом выпивает бутылку вина в день. Где логика?»

Анна Макарова, частая героиня нашей светской хроники, признается, что и сама раньше считала обязательным пойти в пятницу в ресторан и заказать бокал, другой, третий розе, чтобы расслабиться после рабочей недели. «Но со временем стала от этого мучиться. Ведь субботы у меня просто не было. Алкоголь забирает силы, и весь день я проводила на диване. Пропускала тренировки. А потом поняла, что с возрастом для веселья допинг становится не так уж и нужен. К тому же алкоголь задерживает жидкость, а у женщин после сорока это заметно отражается на фигуре – в теле появляется рыхлость. Словом, теперь, приходя в ресторан, я только делаю вид, что пью. Это проще, чем всем по очереди отвечать, почему я без бокала. Кстати, считаю такие вопросы бестактностью». Резких запретов своим клиентам понимающая Макарова не ставит. «Мы делаем все постепенно. Для начала приводим в баланс рацион, а потом начинаем избавляться от тяги».

У косметологов к вину тоже немало вопросов. «Через два месяца после начала карантина у большей части пациентов практически на нет сошла полугодовая работа врачей, – рассказывает главный врач клиники Aging Control, дерматокосметолог Елена Коломейцева. – В первую очередь виноват был, конечно, стресс. Из-за переизбытка кортизола – гормона, призванного помочь организму справиться со стрессом, – замедляется регенерация клеток и кожа теряет тонус. Для успокоения нервов в ход шло вино и закуски с высоким содержанием сахара. Все это снизило лимфодренаж и привело к гликационному стрессу: под воздействием глюкозы коллагеновые волокна стали терять эластичность. В итоге многие выходили из самоизоляции с одутловатыми, «уставшими» лицами, несмотря на то, что хорошо высыпались».

«На состояние кожи влияет не только качество вина, но и год его производства».

Выгонять воду в таких ситуациях недостаточно. Чтобы кожа не превратилась в сдувшийся шарик, Коломейцева прописывает не только лимфодренажные, но и восстанавливающие процедуры. Например – инъекции с микроэлементами, аминокислотами и пептидами. Для тела – солевые и водорослевые обертывания, выводящие токсины и подтягивающие кожу. Обращает внимание на разгрузочные дни, исключающие продукты, которые задерживают воду, и подбирает биодобавки. «Не удивляйтесь, но на состояние кожи влияет не только качество вина, но даже год, в котором для него собрали урожай», – говорит Елена Александровна. Влада Лесниченко доктора поддерживает: «Меня часто спрашивают: как оставаться трезвой, стройной и свежей, постоянно дегустируя? Я пью вина только правильных, опытных виноделов, которые с любовью относятся к местам, где выращивают виноград, и с уважением к людям, для которых превращают его в вино. За очень редким исключением пью только сухие вина. На каждый глоток делаю глоток воды. Это как вдох и выдох на тренировке. Воды даже лучше два – меньше будет побочных эффектов и больше удовольствия. На профессиональных дегустациях сомелье вино сплевывают: достаточно подержать напиток во рту, дать рецепторам изучить материал. Употребление вина внутрь – это досуг, время с друзьями и близкими. Но и тут мы знаем свой лимит и обязательно берем паузу – чем чаще, тем лучше».

«Мода на вино никуда не уйдет, – убежден Максим Каширин. – Будут меняться тренды – то все пьют биовино, то органическое, то терпкое, то фруктовое – но это не изменит общего движения вперед. Власти будут думать о том, как сохранить здоровье людей и сместить их внимание в сторону слабого алкоголя. Это уже многие страны проходили – Германия, Австрия, Швеция, Чехия. И даже Китай, который стал одной из крупнейших винодельческих стран. К тому же начинает развиваться российское виноделие. А тут уже господдержка».

«Российское вино становится очень приличным, – считает Роман Кривоножкин. – Все больше ресторанов включает его в винную карту. Конечно, по сравнению с европейским виноделием, которое развивалось столетиями, мы еще подростки, но уже сделали большой рывок». «Во многих странах – Италии, Австралии, Грузии – в период кризиса потребители вина объединились под лозунгом «пить местное», чтобы спасти вина своих регионов, – добавляет Влада Лесниченко. – Мы оказались не исключением: во время пандемии чувствовался всплеск интереса к «нашему». А выбор «нашего» растет как на дрожжах. Долина Дона, Кубань, Крым – три основных региона, вокруг которых идут споры и кипят настоящие страсти». Страсти – не то слово.

Делать вино в России стало модно и в ближайшей перспективе выгодно, так что инвестиции поступают из самых неожиданных источников. Бизнесмен Роман Абрамович разливает вино в своей винодельне «Гай-Кодзор» близ Анапы. Ольга Ткачёва, супруга экс-главы Минсельхоза, – в «Шато де Талю» в Геленджике. Дмитрий Киселёв, гендиректор МИА «Россия сегодня» и глава Союза виноделов России, – в своем винодельческом хозяйстве Cock t’est belle в Коктебеле. Геннадий Тимченко («Новатэк» и «Сибур») – в «Усадьбе Дивноморское» в Краснодарском крае. И это лишь начало списка. Так что готовимся к наступлению.

«Как врач, я бы не рекомендовал пить вино чаще одного раза в неделю, – резюмирует Максим Титков. – Во всяком случае, старайтесь к этому стремиться». Я думаю, получится у тех, кто закупорит бутылку если не ради здоровья, то хотя бы во имя какой-то цели. Вот, например, моя подруга Вика. Фанатка розе, она сделала пластику носа и вместо положенной недели весь июнь просидела без бокала – лишь бы скорее сошел отек. И так привыкла, что не слишком-то ждала встречи с прекрасным. А я все больше думаю о покорении угандийских Лунных гор. Так что вечером в эту пятницу точно занята. У меня кардио.

Фото:NIKOL BARTZOKA/TRUNK ARCHIVE/PHOTOSENSO;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует