1. Главная
  2. Красота
Красота

От повышенной тревожности до мизофобии: как понять, что страх перед вирусом мешает вам жить

«Как не переступить грань, за которой страх перед вирусом перерастает в мизофобию?» – на этот вопрос отвечают психологи в материале директора отдела красоты Tatler Дарьи Кузнецовой.
реклама
№11 Ноябрь 2020
Материал
из журнала
13 Ноября 2020

«Мы научились дезинфицировать телефон, выключатели, дверные ручки. Но важно не забывать и о неочевидных поверхностях, – говорит мне Катя Одинцова (PR Trend) – единственный гость, пришедший в маске на день рождения нашей общей подруги. – Например, флакончик с санитайзером – мы же всегда берем его грязными руками. Еще я каждый день протираю ручки сумки, кошелек, карточки. Да, это требует времени, но я отношусь к этому как к медитации. Конечно, тут важно не довести дело до абсурда, но мы же понимаем, где грань».

Как показывает практика, все понимают это по-своему. У каждого из нас есть истории о больших оригиналах вроде рублевского пожилого господина, который еще в предчувствии самоизоляции закупил на год провиант, бытовую химию и лекарства. Заперся в своей половине дома (во второй живут дети и внуки – их он к себе не пускал) и уволил весь персонал, кроме горничной-филиппинки, которая, по сути, попала в рабство: выходить из дома ей запрещалось месяцами. Или вот еще пример. Мужчина, глава семьи, оставил из персонала только водителя, который складывал под дверью еду. Ее обрызгивали антисептиком и не трогали сутки. Но при этом затворник не мыслил жизни без педикюра. Купил своему мастеру такой же костюм, какой был у Путина в Коммунарке, респиратор, защитный экран. И вызывал каждые две недели. Еще один товарищ, оттуда же, с просторов Барвихи, недавно спрашивал в фейсбуке, не нужны ли кому сто литров антисептика. А на вопрос, не хочет ли оставить на случай второй волны, ответил, что у него есть еще двести литров: статистика расхода показала, что этого должно хватить.

Дамы тоже не отстают. Одна выходит на улицу в трех масках и трех парах перчаток. По возвращении домой прямо на лестничной площадке снимает одежду, обувь и сумку, складывает в пакет, выносит на балкон и ставит под бактерицидные лампы на два часа. Не забывая по пути облиться антисептиком. Другая и вовсе заперлась в квартире, а когда пришло распоряжение вернуться в офис, уволилась и сказала, что до следующего лета наружу не выйдет.

Что это? Чудачество? Предусмотрительность? Или повод обратиться к врачу? «У случая с педикюром может быть довольно простое объяснение, – говорит психолог Татьяна Филатова. – Скорее всего, ухоженные ногти для этого человека – показатель того, что с ним все в порядке. Когда вокруг все рушится, но остается что-то привычное, важное, это дает ощущение стабильности». Подобные причуды удивления у Татьяны не вызывают. Психолог напоминает, что, когда человек оказывается в непривычных условиях, у него может проявиться тревожность, которая была скрыта долгие годы – словно находилась на периферии зрения. «Так панический страх перед болезнью и предвкушение самого худшего сценария часто связаны с недоверием миру, которое появилось еще в детстве. Например, если родители не давали чувства защищенности. Поэтому в период пандемии такие люди закрываются от мира – ведь там враги. Залезают «в домик», где сидят и боятся. В этом случае рядом должен оказаться человек, который сможет дать ощущение поддержки – как большой сильный родитель».

Одна из клиенток Татьяны, живущая под Лондоном молодая женщина, выходит в магазин только в полной защите. Возвращаясь, дезинфицирует сумки, продукты, сразу стирает всю одежду и моется с ног до головы. И все потому, что с ней живет мама, у которой проблема с легкими. «Делая все, что в ее силах, она снимает тревогу, – объясняет Филатова. – Это своего рода терапия, которая помогает ей нивелировать стресс и при этом не мешает жить. И пусть думают, что она со странностями. Для нее это гораздо лучше, чем потом испытывать вину за то, что маму не уберегла».

Знаменитый канадский патолог и эндокринолог Ганс Селье писал, что в период стресса человек проходит несколько фаз. Сначала адаптируется к нему и удерживает напряжение. Затем устает и начинает сдавать позиции. «Сейчас мы наблюдаем самые разные реакции, – рассказывает врач-психотерапевт, невролог Павел Буков. – Все зависит от стрессоустойчивости человека. Сама по себе пандемия явилась экстраординарным событием. Уровень тревоги каждого из нас значительно вырос, ковид добавил свое. Раньше люди тревожились из-за бизнеса, отношений. Теперь добавился страх увольнения с работы, снижения зарплаты и, конечно, страх за здоровье – свое и близких. По беседам с клиентами я чувствую, что им стало хуже. Пандемия также вытащила обиды и раздражения. Вот, например, тридцатилетняя девушка, руководитель отдела крупной торговой компании. Раньше примерно раз в два месяца она на пару дней впадала в отчаяние, что это не ее работа, а ее молодой человек бесперспективен. Во время пандемии это длилось по неделе каждый месяц. Есть и те, кто устал тревожиться, махнул рукой и стал жить так, будто никакого коронавируса вовсе нет и их обманывают, как главного героя «Шоу Трумана». И сколько бы я ни говорил, что работающие в красной зоне врачи, с которыми я дружу двадцать лет, врать мне не будут, они все равно не верят. И это тоже защитная реакция, это избегание стресса».

реклама

«У меня есть клиент, математик, который с марта выходит на улицу в противогазе».

Одной из причин накатившей второй волны коронавируса доктор Буков называет поведение по правилам «вклад–отдача». «Человек считает, что все справедливо, когда он выкладывается на работе и за это получает денежное вознаграждение. Когда заботится о семье – благодарность от второй половины. Вот и после окончания самоизоляции многие посчитали, что выложились на все сто: носили маски, почти не выходили из дома. И за это полагалась награда. Они тогда словно вернулись из армии и получили индульгенцию на танцы и походы в гости ко всем знакомым».

Но есть и те, кто не переставал жить в напряжении. Обрабатывал упаковки с продуктами и, как Екатерина Одинцова, сразу по приходе домой отправлял одежду в шкаф-отпариватель и каждый день мыл полы с хлорсодержащим средством. На смену JOMO (joy of missing out) – радости от того, что пропустил мероприятие или свежую сплетню, – пришло более радикальное FOGO (fear of going out) – страх перед выходом, по крайней мере за пределы своего интимного круга. «Несмотря на то что мы живем в ситуации пандемии больше полугода и знаем, как эффективно защищаться от болезни, многие люди чувствуют чрезмерный страх за себя и близких, – рассуждает руководитель Клиники психиатрии и психотерапии Европейского медицинского центра Наталья Ривкина. – Во время кризисов ипохондрический синдром развивается чаще. А у людей, которые страдали им раньше, может проявиться в более тяжелой форме. Также в группе риска те, кто уже переболел коронавирусом и теперь испытывает повышенную тревожность. Среди последствий болезни мы отмечаем депрессию и тревожные расстройства».

При неблагоприятном развитии стресса реактивное состояние может перерасти в мизофобию – экстремальный страх перед загрязнением или заражением, но это случается довольно редко. Главный критерий, который помогает психиатрам отличить одно от другого, – влияние поведения на качество жизни. Начинать беспокоиться стоит, если человек надевает сразу несколько пар перчаток, а вернувшись домой и опрыскав все, от продуктов до собаки, так и не чувствует, что попал в «чистую зону», и продолжает тревожиться. Если дезинфицирует все вокруг так часто и усердно, что не успевает заниматься другими делами, и при этом плохо спит, не может сконцентрироваться на работе и провоцирует конфликты в семье. Или, если пандемия кончилась, продолжает бояться теперь уже чумы или сибирской язвы. Все это повод обратиться к врачу. «Иногда мы помогаем изменить поведение всего за несколько консультаций, – поясняет доктор Ривкина. – А бывает, что прибегаем к ­медикаментам».

«У меня есть клиент, образованный человек, математик, который и после снятия пропускного режима продолжил выходить на улицу в противогазе, – добавляет Павел Буков. – И не снимал его, даже когда на расстоянии ста метров никого нет. Но пока это просто его особенность. Сверхтревожность, которая укладывается в нормы. Пусть даже он моет руки не тридцать секунд, а три минуты. Вот если бы он заперся в комнате и сказал, что не выйдет до конца эпидемии, или бегал за коронавирусом с мухобойкой – это другое дело. А пока мой клиент спокоен, работать с ним по вопросу прогулок в противогазе не надо. Это его ритуал». Тех же, кому сложно справиться со страхом, Буков учит самогипнозу и аутотренингу – упражнениям, которые помогают расслабляться и снижать уровень тревоги.

«Всегда терпеть не могла эту московскую привычку целоваться в щеки».

На пороге новых ограничений врачи напоминают, что крайне важно черпать информацию о вирусе из официальных источников – на сайтах медучреждений, профессиональных сообществ. Но одновременно с выполнением рекомендаций властей учиться самостоятельно просчитывать риски. Не хвататься за руль, если только что держались за дверную ручку подъезда, и все в таком духе. При этом советуют ограничивать время, проводимое за просмотром соцсетей и аналитических программ, нагнетающих панические настроения. «Во время изоляции я решил посмотреть ток-шоу Владимира Соловьёва, – рассказывает Павел Буков. – Понимал, что это опасно для жизни. И был прав. Минут через десять меня затрясло. Мне показалось, что надо срочно куда-то бежать, кого-то наказывать, с чем-то бороться. А бежать-то было некуда, и пришлось оставаться со своим адреналином один на один».

На дне рождения самой Кати Одинцовой, еще в июле, весь вечер не снимала маску телеведущая Юлия Барановская. «Объясняла это тем, что общается с огромным количест­вом людей, – рассказывает Катя. – Вот это я понимаю – уважение к окружающим». На доску почета «Татлера» также отправляется еще одна телезвезда – Андрей Малахов, единственный пришедший в маске на день рождения Ольги Панченко (GallaDance) и ни разу ее не снявший. И ЗОЖ-эксперт Юлия Бордовских, которая прилетела в Москву из Майами на слет нутрициологов и единственная из пятисот участников зашла в зал в защите. Также среди сознательных представителей света отметим Ольгу Свиблову, Яна Яновского, Василия Вакуленко и Наилю Аскер-заде, которая приходит в ресторан со своими приборами (что, впрочем, не уберегло ее от заражения минувшим летом). И конечно, Дарью Лисиченко, которая еще в августе призывала в инстаграме не расслабляться: «(...) многие люди в Москве принципиально не носят маски! (...) это прямо риторика в стиле «тормоза придумал трус». Вы не представляете, сколько раз мне писали в директ с жалобами на вежливую просьбу сотрудников @gorodsad воспользоваться бесплатной маской и перчатками на входе. (...) те, кто хорошо меня знает, в курсе, что я вообще во всем по жизни – за дистанцию и, например, всегда терпеть не могла эту московскую привычку целоваться в щеки и хватать друг друга за руки малознакомым гражданам)) Не понимаю людей, приближающихся к тебе для разговора прямо «в лицо», или когда в магазине или еще где-нибудь тебе дышат в спину, хотя вокруг много свободного места. Товарищи, поберегите себя!»

«Я стараюсь никого не осуждать, но когда кто-то тянется меня поцеловать, так и говорю, что не целуюсь, – поддерживает Лисиченко Одинцова. – Кто-то относится к этому с уважением, кто-то со смехом. Но пусть я прослыву чудачкой, это лучше, чем оказаться на ИВЛ».

А британский Tatler рекомендует вспомнить о веерах и оперных перчатках и напоминает, что надо реже делиться помадой, сигаретами и супругами. А если уж очень нужно, советует вспомнить золотое правило главы британского Минздрава Мэтью Хэнкока и, «ради всего святого», делать это на открытом воздухе.

6 новых средств для защиты от микробов

1.Гигиенический увлажняющий гель для рук Abeille Royale Soft Hands, 40 мл, 2000 руб., guerlain. Очищает и одновременно питает кожу рук концентратом меда. 2.Антибактериальный гель Inzhir, 50 мл, 520 руб., tonka. Мягко очищает кожу рук и оставляет тонкий аромат листьев и плодов инжира и соцветий черной смородины. 3.Полнолицевая защитная маска, 7800 руб., Blanc. Цветные внешние панели, как и фильтры, улавливающие 99% посторонних частиц, можно менять. Предзаказы принимаются на kickstarter.com.

1.Гигиенический увлажняющий гель для рук Abeille Royale Soft Hands, 40 мл, 2000 руб., guerlain. Очищает и одновременно питает кожу рук концентратом меда. 2.Антибактериальный гель Inzhir, 50 мл, 520 руб., tonka. Мягко очищает кожу рук и оставляет тонкий аромат листьев и плодов инжира и соцветий черной смородины. 3.Полнолицевая защитная маска, 7800 руб., Blanc. Цветные внешние панели, как и фильтры, улавливающие 99% посторонних частиц, можно менять. Предзаказы принимаются на kickstarter.com.

4.Антибактериальный гель Assainissant, 250 мл, 1250 руб., Puressentiel. Благодаря эфирным маслам лимона, лавандина и чайного дерева и экстракту алоэ вера не стягивает и не сушит кожу. 5.Гель для очищения кожи рук Verveine, 65 мл, 690 руб., L’Occitane. Cодержит 69% спирта, но пахнет вербеной из Прованса. 6.Антибактериальный гель Spicy Ginger Ale, 30 мл, 520 руб., haan. Увлажняет кожу и пахнет имбирным элем. Также в коллекции запахи «Маргариты», мохито и других достижений барной индустрии.

4.Антибактериальный гель Assainissant, 250 мл, 1250 руб., Puressentiel. Благодаря эфирным маслам лимона, лавандина и чайного дерева и экстракту алоэ вера не стягивает и не сушит кожу. 5.Гель для очищения кожи рук Verveine, 65 мл, 690 руб., L’Occitane. Cодержит 69% спирта, но пахнет вербеной из Прованса. 6.Антибактериальный гель Spicy Ginger Ale, 30 мл, 520 руб., haan. Увлажняет кожу и пахнет имбирным элем. Также в коллекции запахи «Маргариты», мохито и других достижений барной индустрии.

Фото:ethan james green/trunk archive/photosenso, архивы пресс-служб; GettyImages

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует