Грудь, губы, загар и другие бьюти­-приметы нулевых

Уровень красоты в Москве нулевых зашкаливал. Хотя был неоднородным, как и сам высший свет: много блеска, мало лоска, еще меньше естественности. Вспоминает Татьяна Якимова.

Как говорила одна из светских львиц того времени Ольга Родионова, «если выбирать, родиться богатой или красивой, я бы выбрала второе; родившись красивой, я бы стала богатой». Первый призыв светских красавиц Москвы отличался энтузиазмом, но невысоким уровнем боевой подготовки. Будущих генералов было немного. Смешались свет, полусвет и падкие на dolce vita малышки. Охранники прикидывались топ-менеджерами, менеджеры вели себя как олигархи, а девушки просто хотели нравиться. И блистать. Идеалом считалась Ульяна Цейтлина: пухлые губы, безупречная кожа, шикарная грудь и стройная извилистая фигура. Плюс, конечно, хорошее образование и чувство юмора – но все видели внешность.

Кукольный макияж

Перефразируя цитату Снежанны Георгиевой насчет блестящих колготок, «раньше как было: нет у тебя блестящей помады – ты лох!». В чести были baby faces c блеском на губах, веках и щеках (не имевшим ничего общего со здоровым блеском кожи). Brow-индустрии еще не было, зато мастера, выщипывающие брови в ниточку, пели про «открытый взгляд» и омолаживающий эффект. Все «открывающее взгляд» в тренде: розовые, голубые и белые тени, глиттер, наращенные ресницы. Понять падких на блеск можно: ночная жизнь набирала обороты, а ночью все кошки без макияжа серы. Но крутых клубов было больше, чем крутых визажистов, и асы ценились на вес золота. По воспоминаниям визажиста салона Dessange Марины Федуловой, месячных чаевых ей хватало на шопинг в Европе. В итоге некая Алевтина Ивановна, руководившая ООО «Регионэнерго-М», позвала Федулову на должность «арт-менеджера»: за бешеные деньги делать макияж суровым леди энергобизнеса – и разбирать гардероб босса.

Светская дама Ульяна Цейтлина.

Бескомпромиссные губы

К детскому личику полагались надутые губки. Чем больше – тем лучше. Бум на инъекции захватил даже обладательниц идеальных губ – например, вечную девочку Машу Цигаль. Филлеры тех времен – силикон, биополимер и коллаген. Первый часто сбивался в комки. Второй при поверхностном введении вызывал хронический гранулематоз, при глубоком – портил все, начиная с кровообращения. Кратковременную припухлость давали помады с эффектом легкого ожога, но они часто провоцировали раздражение и герпес. Впрочем, элита и бомонд летали в Париж к доктору Полю, который виртуозно очерчивал «лук Купидона» маленькими дозами гиалуронки.

Улыбка, несущая свет

Лучшая была у светской львицы и популярной писательницы Оксаны Робски – автора Casual и еще нескольких нетленок. О белоснежных зубах будущей затворницы мечтали все. Поэтому отчаянно тратились на виниры: дорогие керамические или дешевые из пластмассы. В свете ночных клубов и те и другие заманчиво светились голубым.

Писательница Оксана Робски.

Светлые головы

Темные силы на светском небосклоне были немногочисленны: Альбина Назимова с ее немосковским чувством стиля, девушка мира и дитя гор Шахри Амирханова, будущая политическая беженка Александрина Маркво и звезда российского арта Айдан Салахова. Остальные осветлялись как могли. Главная фея ненатуральных блондинок, белокурая Ланна Камилина в своем салоне у Третьяковской галереи окружила клиенток гламуром, теплыми полотенцами и душем из минералки. У Александра Тодчука, который работал одетым в Gucci с ног до головы, стала блондинкой Эвелина Хромченко. В Aldo Coppola красилась самый знаменитый столичный гинеколог Эмма Малинина, в Dessange – Аврора и Елена Корикова. К Кате Шершевой в «Иночи» за естественным мелированием бегали Нина Гомиашвили, Галя Мазаева и очень вежливая русоволосая красавица Илона Столье. А вот Рената Литвинова признавалась, что до встречи с французом Стефаном Пусом ей с колористами фатально не везло.

Укладка из салона

Воображения на фантазийные прически у столичных мастеров хватало. Но для реальной жизни выбор был небольшой: равномерный (читай: плоский) цвет волос или мелирование «зебра» и омбре (отросшие корни), короткая стрижка или очень длинные волосы, выпрямленные утюжком. Последние часто выглядели не очень, потому что с термозащитой в стране была напряженка. В ход шли экстеншены и наращивание. Еще внезапно всем стало ясно: только неудачницы укладывают волосы сами. Утро и вечер светской девушки начинаются с укладки у крутого мастера. Который зачастую круто умел лишь выпрямлять волосы и поднимать корни. А дивные локоны в его исполнении выглядели слишком дивными. Даже Анна Антимоний с ее знаменитой шкалой «але или не але» под кутюрные платья носила локоны явно «не але» – другие тогда просто не делали. Слишком старались.

Светская дама Ольга Родионова.

Искусственный загар

Загорелые лицо и тело сигнализировали о том, что их владелица не вылезает из жарких стран. Пляж на Маврикии (и даже в Египте) для многих оставался мечтой, а вот солярий – другое дело. Самой известной сетью считалась Sun City, самые крутые солярии (включая знаменитый Cadillac) – в «Месте под солнцем». Правда, Sun City не остался в долгу и скоро приобрел солярий Porsche. Зато «Место под солнцем» позиционировало себя как «первый клуб красоты для успешных людей», там можно было встретить Машу Миронову, группу «Блестящие» и даже некоторых главредов глянца. Автозагары тоже раскупались как горячие пирожки. На бледную кожу они ложились неважно. Но фанатки загара не сдавались и гордо ходили морковками.

Худоба

Выпирающие ребра, ножки-спички, тело подростка – о них мечтали все. Помню, как на шикарной презентации аромата Lacroix светские дамы отказывались от блюд haute cuisine, соглашаясь лишь на салатные листья без приправы. И только мы, бьюти-журналисты, отдавали должное отменной кухне: в борьбе за красоту глянцевых страниц сгорят все калории. Новой религией стал фитнес. На популярном питерском шейпинг-сайте писали о финалистке «Мисс Россия» 1997 года, которой «путевку в красивую жизнь дал именно шейпинг» – с фотографии улыбалась будущий многодетный ювелир Яна Расковалова. А еще это было время аппарата LPG с его незабываемым лозунгом «Пылесосьте тело, чтобы не жирело» и липосакции – особенно внутренней стороны бедер.

Светская дама Пэрис Хилтон.

Выдающаяся грудь

К худому телу очень хотелось большую упругую грудь. По воспоминаниям известного пластического хирурга Владимира Корчака, увеличения требовали даже красотки с приличным бюстом: «И обязательно круглую форму, и соски повыше, чтобы носить модные топики без бюстгальтера». Самые огромные имплантаты, которые ставил доктор Корчак, весили кило и двести граммов каждый – пациентка сама летала за ними на юг Франции. «Был случай, когда в одной известной московской семье муж Дима попросил сделать жене Ане седьмой размер груди – а у нее не бюст, а два прыща! Я отказался, Дима развелся, нашел девицу с седьмым размером, а я потом Аньке сделал вполне приличный третий». Почти все светские пациентки Корчака делали грудь для мужчины: чтобы привлечь внимание – или удержать. И отдавали за нее по $10–12 тыс. Большинство тогдашних «але» сегодня вызывает лишь насмешку и недоумение. Но не будем забывать: в нулевые дурновкусием страдали не только российские красавицы – достаточно вспомнить ту же Пэрис Хилтон. Но у нее были гены, деньги, кураж и пофигизм. А для наших игра шла всерьез. Красоту подчеркивали, лелеяли, а иногда и портили, сами того не понимая. Шли через тернии к звездам. До звезд дошли немногие, но честно старались все.

Дизайнер Мария Цигаль.

Смотрите видео Tatler и подписывайтесь на наш YouTube-канал

Фото: GETTYIMAGES.COM; PERSONA STARS/LEGION-MEDIA; SHUTTERSTOCK/FOTODOM.RU; MONTROSE; ВЛАДИМИР ВЯТКИН/«РИА НОВОСТИ»; ЮЛИЯ ЛУНИНА/STARFACE; ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА