1. Главная
  2. Красота
Красота

Арина Кузьмина — о health-коучинге, влиянии эмоций на питание и первом организованном ретрите

Чтобы внести свой вклад в спасение человечества, дебютантка Бала «Татлера» 2015 года Арина Кузьмина получила диплом health-коуча и заглянула в наши тарелки.
реклама
№12 Декабрь 2020
Материал
из журнала
30 Декабря 2020

Внешность эльфийской принцессы, вежливость принцессы британской, чарующий акцент того же происхождения: из окошка зума будто расходятся лучи – человек по ту сторону экрана в своей лондонской обители воплощает молодость и гуманизм.

«Я решила стать health-коучем, потому что мне хочется менять мир к лучшему. Понимаю, звучит как клише, но я действительно верю, что, делая счастливее каждого отдельного человека, вношу свой вклад в изменение всего мира», – говорит выпускница University College London, одна из дебютанток «Татлера» и дочь загадочной повелительницы заморских рудников Марины Кузьминой.

На тропу коучинга Арина ступила сразу после получения «базового», как она сама говорит, образования в UCL. Сначала окончила основной онлайн-курс в нью-йоркском Institute for Integrative Nutrition, затем год проучилась там же на курсе «Эмоциональное переедание». Еще в процессе обучения начала практиковать – без первых шести клиентов не выдают диплом. Сейчас на ее счету двадцать отработанных и четыре текущих контракта, которые она ведет параллельно с учебой в магистратуре и работой клиентским менеджером в лондонском офисе Bioniq.

Как от управления информационными технологиями – так называлась специальность Арины в UCL – стрелка профессионального компаса сместилась к регулировке питания? Откуда возник интерес к эмоциональному перееданию? Есть ли у истории драматический подтекст? И что об этой выбранной дочерью созидательной миссии думает мама Марина?

Драмы нет – Арина никогда не воевала с лишними кило, не было ни анорексии, ни других расстройств пищевого поведения. О вкусах детства моя героиня вспоминает с нежностью: «Когда я была маленькой и жила в поселке Николино, во время прогулки дети частенько обсуждали, что у кого будет на обед. И у большинства была паста или тефтели, а у меня – лосось на пару и шпинат. Мама всегда вела здоровый образ жизни и погрузилась в его тонкости задолго до того, как это стало трендом. Каждое мое утро с шести до двенадцати лет – хоть в горах, хоть на Мальдивах – начиналось с так называемой смеськи. Это был завтрак из соевых протеиновых хлопьев, льняного масла, лакто- и бифидобактерий, малины, голубики и порошка спирулины. Сейчас все это называется смузи-боулом, но тогда не то что смузи-боулов – смузи еще не было».

реклама
Платье из вискозы, Tom ford; серебряные серьги со стеклом, золотое кольцо с топазом, все tous

Платье из вискозы, Tom ford; серебряные серьги со стеклом, золотое кольцо с топазом, все tous

Свою роль сыграла и непереносимость глютена – и у Марины, и у Арины ее выявили в швейцарской клинике La Prairie. Плюс у обеих Кузьминых оказался низкий уровень железа и витамина B12, что часто бывает именно вследствие непереносимости глютена, если продолжать его есть. В еще непросветленную ЗОЖем Москву мать и дочь возвращались с месячным запасом безглютенового хлеба.

Сбой в этой программе здорового питания случился лишь однажды. «Классе в седьмом-восьмом у меня немножко снесло крышу и я ела по три плитки шоколада в день, – говорит Арина. – А если съедала одну, то считала, что большая молодец». Шоколадное наваждение снял мамин тренер в Марбелье: «Начав много заниматься спортом, я заметила, что организм сам требует овощей и фруктов. Именно тогда я и углубилась в эту тему. Прочитала все возможные книги по питанию, переслушала десятки лекций. Сопровождая маму в клиники детокса, подолгу общалась с врачами. И к восемнадцати годам собрала гигантский багаж знаний. Но не хватало структуры».

Все эти годы Арина была подписана на рассылку Institute for Integrative Nutrition. В позапрошлом году, на летних каникулах в Греции, она читала очередную статью – и вдруг поняла, что готова систематизировать свой «багаж» именно сейчас: «Мне также хотелось получить право говорить, что я что-то в этой сфере понимаю, а не просто книжек начиталась». Поддержала ли ее мама? Конечно, как и всегда. «Ей тоже казалось, что мне надо разложить свои знания по полочкам. Потому что одним утром я прибегала на завтрак и рассказывала об одном новом открытии из мира ЗОЖа, а следующим – о прямо противоположном, – смеется Арина. – Плюс мама сочла хорошей идеей получить узконаправленное образование после базового».

«У большинства детей на обед была паста или тефтели, а у меня  – лосось на пару и шпинат».

Годовой курс, четыре семестра, четыре экзамена, каждую неделю созвон с куратором, который можно пропустить лишь четыре раза за весь год – иначе не дадут диплом. Но Арина выбрала эту цитадель не только потому, что хотела получить серьезное аккредитованное образование. Ее подкупили две важные концепции – био-индивидуальности и первичной и вторичной еды.

Суть первой в отсутствии диет, подходящих всем: что для одного яд, для другого может быть лекарством. И это зависит не только от метаболизма и физических особенностей, но и от образа жизни. Важно, чтобы питание было поддержкой, а не держало тебя в клетке. Первичная же еда – это... жизнь. Ваши отношения, карьера, финансы, внутренний мир. А вторичная – собственно еда как продукты.

«Если с первичной едой все окей, то наладить вторичную просто, – говорит Арина. – А если нет, то надо сначала разобраться. В интернете об этом не пишут. Там кричат, что надо есть брокколи и рыбу на пару. Но если ты в токсичных отношениях, не высыпаешься и каждый день ходишь на ненавистную работу, то никакая брокколи твою жизнь лучше не сделает».

По Арининой светящейся (даже в окне зума) коже, ясному взору и нежным вибрациям в голосе очевидно, что ничем из вышеперечисленного она не страдает. Клиентов не просто сопровождает согласно выверенному алгоритму, но искренне погружается в проблемы каждого: «Начав практиковать, я поняла, что стиль питания большинства определяют эмоции (особенно уязвимы девушки – они либо активно заедают стресс, либо, наоборот, теряют аппетит от переживаний). Поэтому еще год я посвятила изучению эмоционального переедания. Каждая лекция начиналась с рассказа о жизни вымышленного клиента – и практик решения его проблем. Выпустилась я с ощущением, что у меня, как у садовника, есть конкретные инструментики, которыми можно стричь конкретные деревья. И сейчас, когда клиенты говорят "дайте мне меню", я отвечаю "дам, но давайте сначала поговорим о вашей жизни"».

Всего в Аринином контракте восемь сессий в течение двух месяцев. Первая – бесплатная: понять, есть ли сонастройка и «синхронизация» с клиентом. За тех, кто хочет влезть в купальник за неделю до вылета в Марбелью, Арина не берется. Ее цель не кратковременный результат, а изменение образа жизни человека, чтобы он круглый год был в хорошей форме, научился сам «строить свой домик» и не возвращался через два года с тем же запросом. «Лишний вес – это не проблема, это симптом какой-то другой проблемы, если мы не говорим об ожирении или других болезнях, – считает Арина. – Очень часто два-три лишних килограмма – про то, что когда-то тебя обидели, а ты пытался заесть свои чувства. Так что сначала нужно разобраться с эмоциями, понять и полюбить себя – и тогда похудеешь. А не наоборот. Но такие вещи не происходят за десять дней».

Шерстяной жилет и юбка из шерсти и шелка, все Valentino

Шерстяной жилет и юбка из шерсти и шелка, все Valentino

У Арины есть любимый пример. Это молодая мама, которая перепробовала все диеты, но после каждой неизменно срывалась. На сессиях с Ариной она отказалась работать над первичной едой и вскоре рванула в клинику для похудения. «Я говорила, что ей рано ехать, что она быстро вернет все килограммы обратно, – вспоминает Арина. – Но она не послушала, наела еще больше, а в ночь накануне своего дня рождения написала мне, что больше не хочет работать, так как не видит мотивации. И я не спала до четырех часов утра, отправляя ей сообщения о том, что мотивация не снизойдет сама и что нужно было начинать именно с первичной еды. Я просила ее дать еще один шанс и себе, и мне. И она все-таки согласилась. А потом, когда мы вернулись к работе, призналась, что сессия о первичной еде стала поворотным часом в ее жизни. После этого она нашла то, что ей на самом деле интересно, – и начались перемены».

«Часто два-три лишних килограмма значат, что когда-то тебя обидели, а ты заедал чувства».

В этом году Арина организовала свой первый велнес-ретрит в критском Elounda. Восьмидневная программа включала пилатес, хайкинг, спа-процедуры, прогулку на парусной лодке на закате с шампанским, мастер-класс по безглютеновой выпечке и трехразовое питание. Средиземноморские изыски, все – без сахара и глютена. Над меню Арина колдовала лично: шоколадное мороженое, яблочный пирог и йогурт с грушей пашот – лишь часть гастропрограммы, едва ли аскетичной. «Целью ретрита было не похудение, а энергетический заряд, – объясняет коуч. – Мне хотелось вдохновить людей, дать им мощный старт для перемен». А еще – подарить свое тепло. «Пока девушки ужинали, я сама делала для них полезные конфеты и клала на подушку с маленькой запиской. Или оставляла сюрпризы в ванной – ароматный скраб или крем для тела», – рассказывает Арина, и мой монитор снова светится от ее улыбки.

Фото:Алексей Колпаков. Стилист: Юка Вижгородская. Макияж и прическа: Фариза Родригез. Ассистент фотографа: Александр Филимонов-Волков. Ассистент стилиста: Хабиб Сулейманов. Продюсер: Анжела Атаянц. Ассистент продюсера: Надежда Бунда. Благодарим клубный дом Nabokov и галерею Mirra за помощь в организации съемки.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует