1. Главная
  2. Красота
Красота

15 специалистов по коррекции груди

После встречи с этими пластическими хирургами кто-то становится увереннее в себе, а кто-то – возвращается к нормальной жизни.
реклама
18+
Данная статья предназначена для лиц старше 18 лет
№10 Октябрь 2019
Материал
из журнала
24 Ноября 2019

Первичная маммопластика

реклама

Алексей Анисимов - пластический хирург, руководитель отделения эстетической хирургии клиники «Клазко»

Консультация у Анисимова длится не меньше часа. Врачу нужно время, чтобы обсудить детали и донести до пациентки главное: «Эстетическую операцию можно не делать». Недопонимание исключено. Доктор (ценитель джаза и классики) уверяет, что его пациентки – девушки интеллигентные, тонко чувствующие грань между шармом и вульгарностью: «Я не делаю большую грудь. И вопрос не в представлениях о прекрасном. Непропорционально большие имплантаты – это риск деформации молочных желез». По наблюдениям Алексея Юрьевича, опытному хирургу бывает сложно отойти от укоренившихся в его практике стереотипов. Поэтому сам он регулярно летает на международные конгрессы и обменивается опытом с коллегами в операционных. «С особой теплотой вспоминаю годы работы в Лон- доне. С известным британским хирургом Патриком Малуччи мы выполнили около трехсот совместных операций».

Цена: 350 000 РУБ. за увеличение груди

Отари Гогиберидзе - пластический хирург, главный врач клиники «Время красоты»

«За двадцать четыре года работы у меня собралась целая коллекция удаленных имплантатов. Я держу их в шкафу, чтобы пугать тех, кто просит сделать грудь как у звезды и не верит, что она им не пойдет», – смеется доктор. Погоню за бьюти-трендами из соцсетей врач называет главной причиной внеплановой коррекции груди. Для увеличения объемов все чаще обращается к липофилингу: «Технологии шагнули вперед. Если еще несколько лет назад жир приживался всего на тридцать процентов, то теперь, при условии правильной обработки, на все семьдесят». Собственный жир пациентки врач использует и в тех случаях, когда при очередном осмотре замечает, что расстояние между стенкой давно установленного имплантата и кожей истончается. «Коррекция жиром по­зволит предотвратить растягивание тканей и провисание груди», – вносит ясность врач. Чтобы ускорить процесс реабилитации, Гогиберидзе отправля­ет пациенток в косметологическое от­деление – на водорослевые обертыва­ния и микротоковую терапию.

Цена: от 300 000 руб. за операцию.

Владимир Зленко - к. м. н., пластический хирург клиники Beauty Trend

«Люблю работать в команде над комплексными операциями, которые решают сразу несколько проблем», – рассказывает Владимир Александро­вич. В Beauty Trend их обычно прово­дят после родов. Всего один наркоз – и можно скорректировать форму и размер груди, сделать интимную и абдоминопластику и даже убрать вы­ступающие на ногах вены. Правда, на такие операции Зленко берет пациен­ток не раньше, чем через полгода после родов: «Не нужно торопиться. Молоч­ные протоки должны сузиться после кормления. Гормональный фон – вы­ровняться, чтобы снизить риск обра­зования келоидных рубцов. Также сле­дует дать время на сокращение растя­нувшейся кожи – тогда результат опе­рации будет более прогнозируемым». По наблюдениям доктора, девушки приходят информированными и все реже торопятся – «импульсивных решений стало заметно меньше».

Цена: от 194 100 руб. за увеличение груди

«Моя задача – сделать грудь мягкой и естественной, чтобы даже самая въедливая подруга не заметила подвоха».

Георгий Чемянов -  к. м. н., пластический хирург (chemyanov.ru)

«Берегите себя, доктор, вы нам еще нужны», – умоляют пациентки Чемянова в ин­стаграме. За тринадцать лет практи­ки Георгий Станиславович провел ты­сячи операций и заработал репутацию трудоголика. «Моя задача – сделать грудь мягкой и естественной, чтобы даже самая въедливая подруга не за­метила подвоха. Благо эпоха эффек­та push­-up уже в прошлом», – улыбает­ся хирург. Новейшие имплантаты и пе­редовые технологии позволяют ему проапгрейдить область грудной клет­ки всего за сорок пять минут и обой­тись без наружных швов (после бес­шовной маммопластики следов прак­тически не остается). Перед тем как приглашать пациентку к операцион­ному столу, врач оценивает толщину и плотность тканей, учитывает коли­чество жира и только после этого при­ступает к выбору формы, наполните­ля и поверхности имплантата. Спус­тя месяц после операции красави­цы шлют Чемянову фотоотчет из при­ мерочной La Perla. А те, кто посмелее, и вовсе присоединяются к движению #freethenipple.

Цена: 300 000 за операцию.

Самир Седышев - к. м. н., пластический хирург центра восстановления после родов «Мама Plastic»

В пластическую хирургию доктор Седышев пришел из ревматологии. Писал научные работы, посвященные восстановлению после травм на лице, а затем разработал авторскую про­ грамму восстановления после родов, которая сильно облегчила жизнь тем, у кого плохо сокращается кожа и не уходят лишние объемы. В деле коррек­ции формы груди одной только под­ тяжкой дело не ограничивается. Чтобы результат получился долгосрочным, доктор Седышев перекраивает ткани молочной железы и буквально лепит грудь заново (кормлению детей в бу­дущем это не помешает). Сторонник комплексного решения проблем, хи­рург за одну операцию (которая может длиться до восьми часов) способен до­ести до совершенства не только грудь, но и живот, талию, бедра и интимную зону. Врач верит в целительную силу юмора, поэтому в качестве одного из пунктов реабилитации предлагает пациенткам подписаться на аккаунт @comedy_plastic, где постит комиксы со смешными случаями из практики и развенчивает мифы.

Цена: от 320 000 руб. за коррекцию формы ГруДи.

Повторные корректирующие операции

Илья Сергеев - к. м. н., пластический хирург, основатель клиники «Доктор Пластик»

Профессор Сергеев успе­вает не только оперировать и руково­дить клиникой, но и вести курс по пла­стической хирургии в МОНИКИ и координировать работу центра маммо­пластики на базе Института красоты на Ольховке – его Илья Вячеславович открыл, чтобы дать дорогу своим та­лантливым ученикам. С пациентками хирург строг, но справедлив: «Обещать нужно только то, что реально сможешь сделать. Есть перфекционистки, кото­рые хотят миллиметровый подгон. Ес­ ли я не могу гарантировать результат на сто процентов, не берусь. Или быва­ет провисание тканей, но женщина не хочет делать подтяжку и надеется, что проблему решит большой имплантат. Так, к сожалению, не бывает. Многим требуется время, чтобы усвоить ин­ формацию, и они возвращаются». А вот в споры «красиво – некрасиво» доктор не вступает: «Операцию я делаю не для себя. Моя задача – услышать пациента и сделать то, что он хочет».

Цена: 262 550 руб. за увеличение груди

Гульнара Шаманаева - пластический хирург клиники Bellefontaine

«В последнее время ко мне часто приходят женщины с прось­бой поменять имплантаты на новые, хотя после операции прошло всего пять–десять лет и нет никаких проб­лем. Говорят, «для собственного спо­койствия», – делится опытом доктор. – Отправляю к маммологу, стараюсь успокоить. Но если страхи не уходят, я не вправе отказать». Гульнара Ма­ликовна чаще работает с гладкими и нанотекстурированными имплан­татами. И старается не ставить их че­рез ареолу: «Доступ под грудью менее травматичен». Пациентки ценят вра­ча не только за профессионализм, но и за внимание к деталям: «Мой сек­рет – идеальные швы. Я накладываю их специальным шовным материалом, а после операции назначаю профес­сиональные силиконовые пластыри для деликатного рубцевания».

Цена: 400 000 руб. за операцию.

Светлана Суровых - к. м. н., пластический хирург (@DR.SVETLANA_SUROVYKH)

«Я следую за разумом, а не за эмоция­ми, – комментирует кандидат меди­цинских наук. – Ко мне на переделку часто приходят после операций, сделанных без учета индивидуальных анатомических особенностей. Напри­мер, у женщины тонкая кожа, кото­рая не может выдержать большие имплантаты, и практически нет молоч­ной железы. Я всегда деликатно объяс­няю, что для красивого и долгосроч­ного результата необходимо выбрать другие объем и форму. Чаще всего па­циентки ко мне прислушиваются». Чтобы имплантаты встали идеаль­но, хирург учитывает массу факторов: ширину и форму грудной клетки, ка­чество кожи, объем молочной желе­ зы и даже рост: «Это очень индивиду­ально, как хорошая одежда – универ­ сального лекала нет».

Цена: от 200 000 руб. за замену имплантатов.

«Я не иду на поводу у пациентки и объясняю, что грудь вполне может быть меньше, чем у подружки».

Дмитрий Мельников - к. м. н., пластический хирург клиники «Семейная»

После окончания Перво­го меда Дмитрию Владимировичу по­везло попасть в ординатуру к акаде­мику Николаю Миланову. У осново­положника школы российской пласти­ческой хирургии Мельников научил­ся не только гармонизации пропорций тела, но и откровенности с каждым па­циентом. «Переделывать чужую рабо­ту в большинстве случаев приходится потому, что хирург не выдержал напо­ра пациентки или не стал объяснять, что такая форма ей не подойдет», – рассуждает врач. Мельников часто со­вмещает две операции: проводит абдо­минопластику, а при помощи удален­ного жира увеличивает грудь. «Колос­сальный плюс использования собст­венных тканей в том, что грудь получа­ется теплой и мягкой, а результат дер­жится всю жизнь», – поясняет Дмит­рий Владимирович. Но главный его козырь – владение техникой микро­хирургической реконструкции груди DIEP­ и SIEA­-лоскутом, взятым с перед­ ней поверхности брюшной стенки, – настоящее спасение для тех, кто полу­чил травму или пережил мастэктомию.

Цена: от 370 000 руб. за операцию.

Имур Хайдаров - пластический хирург клиники GMT CLINIC

Каждый месяц молодой хирург делает по семь­ десят операций на груди. Пятнадцать из них – исправление чужих ошибок. «Недавно прилетала пациентка из Японии, которая четыре раза опериро­валась у одного и того же врача и каж­дый раз была недовольна, – делится доктор Хайдаров. – Но иногда прихо­дят женщины, которые делали грудь двадцать пять лет назад. А у них нет показаний к замене имплантата. По­ тому что качественно сделана работа, да и ткани крепкие. Ничего не беспо­коит? Объем и форма устраивают? По УЗИ все в порядке? Тогда продолжайте наслаждаться жизнью». Тех, у кого появилась зависимость от пластики, к психологу не отправляет («это было бы некорректно»), но проводит дли­тельную беседу: «У меня была масса случаев, когда на консультации девуш­ка просила аккуратную грудь, а через полгода после операции возвращалась с просьбой сделать больше».

Цена: 380 000 руб. за замену имплантатов.

Реконструктивные операции

Владимир Соболевский -  д. м. н., заВотДелением реконструктивной и пластической онкохирургии НМИЦ онкологии им. н. н. Блохина

«Рак молочной железы – одно из самых распространенных онкозаболеваний в мире среди женщин, – говорит профессор Соболевский. – Но если раньше врачи могли предложить лишь полное удаление и экзопротезы, то сей­час в большинстве случаев мы удаля­ем опухоль и воссоздаем грудь зано­во за одну операцию». Двадцать пять лет назад выпускник Второго меда учился у легендарного онколога Нико­лая Трапезникова. А чуть позже посту­пил на курс реконструктивной микро­ хирургии, где сосредоточился на изуче­нии новаторского метода реконструк­ции груди – путем перемещения фраг­ментов кожи, мышц и жировой тка­ни. «Это называется «лоскутная опера­ция»: есть возможность взять ткани из области живота, ягодиц или внутрен­ней поверхности бедер и под хирурги­ческим микроскопом пересадить их на место удаленной молочной железы», – объясняет Владимир Анатольевич. На то, чтобы ткани прижились, уходит по­ рядка месяца, но выписаться из боль­ницы можно уже через две недели.

Цена: при раке молочной железы бесплатно в рамках государственных программ.

Игорь Решетов - д. м. н., хирург-онколог, главный пластический хирург университетской клинической больницы первого МГМУ им. И. М. Сеченова

Пациенток у академика РАН становит­ся все больше. Но это повод для радос­ти: «Диагностировать рак молочной железы стали раньше». В будущее Игорь Владимирович тоже смотрит с оптимиз­мом: «Развивается биоинженерия. Ес­ли нам для восстановления груди необ­ходима жировая ткань, а пациентка ху­денькая и выполнить процедуру липо­филинга невозможно, ее можно вырас­тить искусственным способом». Во всех случаях, когда это возможно, удаление молочной железы и реконструкцию доктор с тридцатилетним стажем де­ лает за одну операцию. А если опухоль только в одной молочной железе, может провести превентивную мастэктомию второй. В итоге женщина выписывает­ся с красивыми формами и без опасе­ний за свое будущее. «Однако, если ге­нетический тест показал риск развития рака молочной железы, не нужно делать преждевременных выводов. Этой информации недостаточно. Идите к вра­чу и пройдите полное обследование», – настаивает завкафедрой пластической хирургии Сеченовского университета, совмещающий лечебную деятельность с научной и преподавательской.

Цена: 80 000 руб. за реконструкцию кожно-мышечным лоскутом и эндопротезирование.

«В большинстве случаев мы удаляем опухоль и воссоздаем грудь заново за одну операцию».

Кирилл Пшениснов - д. м. н., руководитель клиники пластической и реконструктивной хирургии ЕМС

Хирург с тридцатисемилетним ста­жем занимается всеми видами маммо­пластики. Но пятьдесят процентов его операций – реконструкция груди после мастэктомии. Ставить импланта­ты или использовать собственные тка­ни – выбор пациента. «Если женщи­на категорически отказывается от ино­родных материалов, мы пересаживаем жировую ткань. Минус в том, что это очень объемные операции с дополни­тельными разрезами на теле. Я объяс­няю это пациенткам, и 80 % отдают предпочтение имплантатам», – аргу­ментирует профессор кафедры пласти­ческой и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий РНИМУ им. Н. И. Пирогова. Оснований не доверять такому совету нет: доктор­скую Кирилл Павлович защищал на те­му микрохирургической пластики тка­ней. «Самые сложные случаи – когда операция проходит на фоне лучевой или химиотерапии и меняются такти­ки лечения, – говорит врач. – В этом случае финальное решение за колле­гией онкологов и лучевых терапевтов. А у меня всегда есть план Б».

Цена: от 650 000 руб. за восстановление молочной железы.

Олеся Старцева - д. м. н., главный специалист клиники «Семейная»

Пациентки называ­ют Старцеву «последней инстанци­ей». Сложные случаи для доктора на­ук – норма. Две трети ее операций – реконструктивные. Сейчас профессо­ра кафедры онкологии, радиотерапии и пластической хирургии Сеченовско­го университета больше всего беспо­коит проблема введения в грудь нераз­решенных субстанций: «Подпольные «косметологи» используют для увели­чения объемов некий препарат. Мы полагаем, что это вазелин. Из­-за него происходит тотальное поражение мо­лочной железы и подкожно­жировой клетчатки. Приходится удалять ткани и восстанавливать грудь. Стабильно раз в неделю». Но больше всего у Оле­си Игоревны пациенток с онкологиче­скими заболеваниями. «Как ни удивительно, но психологически с ними ра­ботать легче, – признается доктор. – Люди, которые прошли через такое тя­желое испытание, более открыты и го­товы к диалогу».

Цена: при раке молочной железы бесплатно в рамках государственных программ.

Светлана Гагарина - д. м. н., пластический хирург клиники Seline.

Конек врача с двадцати­ шестилетним стажем – работа с паци­ентками, которые ради снижения веса перенесли операцию по уменьшению желудка и кишечника. «Такие паци­ентки и правда тяжелый случай, ведь помимо эстетических проблем – об­висшей кожи и больших складок – они страдают от болезней эндокрино­-логического характера, у них нарушен процесс всасывания питательных ве­ществ, а молочные железы находятся в атрофичном состоянии», – объясня­ет профессор кафедры пластической хирургии РУДН. За пять–шесть часов, пока пациентка находится под нарко­ ом, проворная и легкая рука врача успевает кардинально уменьшить мо­лочные железы, а заодно провести под­тяжку кожи. «Иногда остается время на то, чтобы вставить имплантаты – и пациентка просыпается с идеальной формой», – скромно уточняет Светла­ на Вячеславовна.

Цена: от 280 000 руб. за операцию по уменьшению груди.

Фото:Wayne Maser/Trunkarchive/Photosenso; Архивы пресс-служб

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует