1. Главная
  2. Искусство
Искусство

Игорь Цуканов — о выставке коллекции Георгия Костаки

В Москве на примере одной коллекции объясняют, как создать великое собрание искусства.
реклама
13 Сентября 2020

Свой метод Костаки сформулировал прос­то: «Собиратель не должен торговаться. Гораздо выгоднее пере­платить, чем недопла­тить» (иначе в следующий раз вам не предложат ценную вещь). И еще: «Наиболее важная запо­ведь собирателя – он должен точно, даже безжалостно устано­вить границы коллекции» (в про­тивном случае возникнет антик­варная лавка). Костаки начинал в тридцатые с «малых голланд­цев», бронзы, серебра и фарфо­ра. Скорее из любопытства и же­лания подзаработать. Через не­сколько лет понял: «Все, что я со­бирал, уже было в каждом боль­шом музее любой страны и част­ных собраниях. А мне хотелось сделать что-­то необыкновенное». Прозрение пришло, когда он уви­дел холсты авангардистов, в том числе картину Ольги Розановой «Зеленая полоса». «С этого мо­мента я решился расстаться со всем, что успел собрать, и приоб­ретать только авангард. Произошло это в 1946 году».

«Портрет Георгия Костаки», Олег Целков, 1976

«Портрет Георгия Костаки», Олег Целков, 1976

реклама

В кругах московских коллек­ционеров его прозвали «сума­сшедший грек» – собиратель ни­кому не нужного и бесполезно­го мусора. Но именно вера в свое предназначение отличает Коста­ки и всех великих коллекционе­ров. «Я был послан Богом в этот мир, чтобы собрать это искус­ство для русских людей» – так он определил смысл своей жизни.

Костаки не ориентировался только на знаковые фигуры. Ко­нечно, «Портрет М. В. Матюши­ на» Казимира Малевича и «Моск­ва. Красная площадь» Василия Кандинского – это шедевры, важнейшие находки. Но важнее то, что Костаки видел русский авангард явлением, не ограни­ченным тремя­-четырьмя имена­ми. Именно он вытащил из не­бытия Матюшина, раннюю жи­вопись Родченко, семью Эндер и многих других. Чего стоит ис­тория с наследием Любови Попо­вой, ушедшей в 1924 году в воз­расте двадцати семи лет. Мы не узнали бы его масштаба, если бы Костаки не вышел на брата ху­дожницы и не приобрел все ра­боты, хранившиеся на даче в кладовке. В конце пятидесятых Костаки стал примечать нонкон­формистов, считая их продолжа­телями традиций авангарда. Вы­соко ценил Плавинского, Раби­на, Немухина. Но особенно Зве­рева и Краснопевцева. Первого по­-отечески опекал, второго считал интеллектуалом и другом.

«Георгий Костаки в своей квартире на проспекте Вернадского в Москве», Игорь Пальмин, 1974

«Георгий Костаки в своей квартире на проспекте Вернадского в Москве», Игорь Пальмин, 1974

Выставка «Выбор Костаки» (9 июля - 8 ноября 2020 года) по случаю пятилетия частного музея АZ – это попытка воссо­здать мечту в пространстве, ко­торое без Костаки, возможно, не появилось бы. Его дочь и наслед­ница, узнав о намерении филан­тропа и коллекционера Наталии Опалёвой открыть Музей Анато­лия Зверева, передала в дар бо­лее шестисот работ художника: «Это не я отдаю – это отец отда­ет». Наталия Опалёва приняла вызов и значительно расшири­ла собрание работами современ­ников Зверева. Сейчас это яр­кая репрезентация андеграунда шестидесятых–восьмидесятых. Отсюда и недавний ребрен­динг – теперь Музей АЗ называ­ется Музей AZ, от А до Z.

На первом этаже нынешней выставки разместились иконы из Центрального музея древне­ русской культуры и искусства им. Андрея Рублёва и витрина с русскими игрушками. Здесь же представлен документальный фильм «Дар Костаки». На втором этаже – русский авангард, тре­тий посвящен нонконформистам шестидесятых. Две феерические медиаинсталляции Платона Ин­фанте связывают второй и тре­тий этажи и два периода рус­ского авангарда. Первая в пост­ковидной Москве выставка по­ лучилась ударной.

Фото:Архив пресс­-службы;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует