Путешествия

Сорренто — для тех, кто устал от Амальфи и Капри

Где спасаются итальянцы, когда в Амальфи и Позитано приезжают герои «Татлера»? В Сорренто. Там секретные бухты, мишленовские рестораны и вообще песня.
реклама
08 Июля 2018
Nicky Swallow

Соррентийский полуостров вы точно видели – лежа на пляжах Амальфитанского побережья. Это он торчит в Тирренском море как указующий перст. Указывает перст, к слову, точно на остров Капри. В «Татлере» принято каждый год искать (и находить) «новый Амальфи» или «новый Капри». Соррентийское побережье на эту роль прекрасно подходит. От намоленного Позитано оно всего в сорока минутах на машине. Отели здесь столь же богаты комнатами с видом, рестораны – спиголой с апельсинами и белыми скатертями, в барах не иссякают месторождения апероля и лимончелло. Публика при этом, кажется, совершенно искренне убеждена, что фронтальная камера нужна телефону разве только для разговоров с детишками по скайпу и что на пляже надо отдыхать, а не работать на инстаграм.

Начинать роман с Соррентийским побережьем надо, конечно, с Сорренто – города, о любви к которому пели такие разные люди, как Лучано Паваротти и Алексей Глызин. В VI веке до н. э. римляне начали строить здесь свои дальние дачи (до Вечного города даже в наши дни три часа езды, до Неаполя – час). Столичные отдыхающие назвали здешние места «городом сирен», припомнив историю о том, как Одиссей гостил у любвеобильных полуженщин-полуптиц. В Сорренто вообще хорошо перелетным птицам – с видом на Везувий здесь зимовал джетсет XIX века: Ибсен, Байрон, Вагнер, Тургенев. В наши дни поздние вечера в Сорренто случаются у Дженнифер Лопес, Донателлы Версаче и Михаила Куснировича. Черешневый лес пустил корни в любимом городе Максима Горького еще в прошлом десятилетии. Деревья тогда высаживал весь московский свет на высшем столичном уровне. Директор Пушкинского музея Ирина Антонова интересовалась, к примеру: «А что, мы лопаты привезли из Москвы?»

Михаил Куснирович

Михаил Куснирович

Теперь посадки идут в иных местах, однако у героев «Татлера» есть все основания последовать совету Паваротти и вернуться в Сорренто. Жить, например, в Maison La Minervetta приятно, как в равелльском Caruso или позитанском Le Sirenuse. В пятиэтажном бутик-отеле всего двенадцать номеров, их оформил архитектор Марко де Лука. Он несколько лет назад участвовал в московской Биеннале современного искусства. Вероятно, это объясняет, почему стены в соррентийском отеле отделаны красным, белым и синим. Для тех, у кого с патриотизмом все и так в порядке, есть альтернатива – один из восьми сюитов отеля Bellevue Syrene. Тут на стенах обнаженные Афродиты, на террасе – бюсты иных греческих богинь. Плюс секретный пляж у подножия скалы и икра морского ежа, которую подают и на завтрак к тостам, и на ужин к тальятелле.

реклама
Кухня-столовая бутик-отеля Maison La Minervetta.

Кухня-столовая бутик-отеля Maison La Minervetta.

Обедать идите в ресторан Il Buco и заказывайте осьминогов с гуакамоле. Во многом с их помощью шеф Пепе Аверса заработал звезду «Мишлена» еще в 2003-м и подтверждает ее из года в год. За лучшими спагетти с гребешком на всем полуострове отправляйтесь в неприметный ресторан Peter’s Beach (запивать макароны приятно кампари-шприцем, который смешивает жена шефа). Еще в Сорренто есть рыбацкая гавань Марина-Гранде с домиками пастельных тонов, просоленными рыбаками-пенсионерами и прочими декорациями из фильмов Витторио де Сики с Софией Лорен. Прогуляться туда надо ради ресторана Bagni Delfino, где готовят обожаемых местным населением лещей в томатном соусе. А вообще в Марина-Гранде надо есть fritto misto – жаренное во фритюре ассорти из морских гадов, которое принято поглощать на ходу.

Выпивать особенно приятно в баре Sedile Dominova – из него удобно рассматривать фрески с купидонами под арочными сводами соседней Седиле Доминова. Три века назад эта лоджия с мраморными балюстрадами была местным рестораном «Большой», буфетом бенуара Большого и фейсбуком одновременно: знать собиралась по вечерам обсуждать политику, моду и саму себя. Теперь здесь заседает соррентийский карточный клуб. Махинации его престарелых членов особенно живописны, когда наблюдаешь их в жаркий день, устроившись на веранде бара под бархатным балдахином и заказав пирог с вишней под слоем домашнего маскарпоне.

Терраса Il Buco.

Терраса Il Buco.

Начинать гулять в Сорренто стоит с площади Торквато Тассо. Присмотритесь к столовому фарфору – у торговцев бывают достойные экземпляры. Обойдите средневековые дворцы на Виа Пьета. У палаццо Корреале, например, самый фотогеничный двор: религиозные сюжеты на стенах, знакомые многим нашим читателям по коллекциям Versace, выложены из кусочков обожженной глины, покрытой желтковой темперой. В самом палаццо тоже красиво: фамильным увлечением графов Терранова были, помимо всего прочего, богемское стекло и инкрустированная мебель.

В десяти минутах находится самая живописная точка побережья – укромная бухта Баньи-делла-Реджина-Джованна с пляжем. Местные верят, что здесь любила принимать ванны королева Джованна II, правившая Неаполем в XV веке. Другая жемчужина Соррентийского побережья – городок-курорт Масса-Лубренсе в пятнадцати минутах от Сорренто. Крошечные пляжи и бухты меж скалистых утесов, террасы олив на холмах, сады с зарослями герани – именно так выглядело Амальфитанское побережье до нашествия застройщиков и туристов. В ресторане La Torre One Fire владелец Тонино Маццола лично начиняет свои равиоли рикоттой и орегано. Есть лучше на террасе – магнолии здесь холит и лелеет жена Тонино.

Пляж в Масса-Лубренсе.

Пляж в Масса-Лубренсе.

Если Сорренто начнет казаться шумным, а это случается рано или поздно со всеми, кто имел несчастье родиться севернее Неаполя, скройтесь в городке Вико-Экуэнсе в получасе езды к северу. Во-первых, он стоит на отвесной скале. Во-вторых, из энотеки бистро La Tradizione на здешнем рынке можно не выходить днями. Владельцы, жовиальные супруги Аннамария и Сальваторе де Дженнаро, лично и тщательно отбирают местные колбасы.

Вид на Неаполитанский залив.

Вид на Неаполитанский залив.

За сувенирами отправляйтесь на винодельню Abbazia di Crapolla. Органическое оливковое масло делают на ферме Розы Руссо (завсегдатаям московского Eataly оно известно под маркой L’Arcangelo). А за пармезаном и проволоне дель монако – на сыроварню колоритного усача Фернандо де Дженнаро на Соррентийское побережье приезжают даже неаполитанцы.

Переночевать (или провести отпуск) в Вико-Экуэнсе стоит в отеле Capo la Gala. Лучше террас, откуда можно нырять прямо в море, здесь только мишленовский ресторан Maxi. Особенно если оказаться в отеле в праздник: тогда шеф Доменико Лавароне готовит свой фирменный polpo e patate – осьминога с картофелем. За жаренным на вертеле голубем с тушеным цикорием и гранатовым соком отправляйтесь в двухзвездный Torre del Saracino, которым заправляет Дженнаро Эспозито, в юности стажировавшийся в Париже у Дюкасса.

ЛЮДИ В СОРРЕНТО ИСКРЕННЕ ВЕРЯТ, ЧТО НА ПЛЯЖАХ НАДО ОТДЫХАТЬ, А НЕ РАБОТАТЬ В ИНСТАГРАМЕ.

Наутро поезжайте в деревню Сант-Агата-суи-Дуэ-Гольфи – она находится в глубине полуострова, в сорока минутах на машине от Вико-Экуэнсе. Ради хороших кадров по пути стоит забраться на башню бенедиктинского монастыря Святого Павла, известного под названием Il Deserto – правда, монахини просят о пожертвовании с неотразимостью топ-менеджмента банка «Открытие». В самой деревне интересна ферма Le Tore. Сюда студенты университета Неаполя приезжают собирать базилик в обмен на жилье в одной из девяти крохотных спален. Хозяйка Виттория готовит и продает лучшую пассату в районе, а также изготавливает крепкий лимончелло – само собой, органический.

Завтрак в ресторане Don Alfonso в Сант-Агата-суи-Дуэ-Гольфи.

Завтрак в ресторане Don Alfonso в Сант-Агата-суи-Дуэ-Гольфи.

От деревни до городка Марина-дель-Кантоне можно добраться минут за пятнадцать. Причал здешнего отеля Lo Scoglio помнит яхты с Наоми Кэмпбелл, Стивеном Спилбергом и Томом Хэнксом на борту. К счастью, даже десант такого уровня пока не испортил spaghetti con le zucchini alla Nerano.

Наоми Кэмпбелл

Наоми Кэмпбелл

реклама
читайте также
TATLER рекомендует