Лотти Мосс: «Я боялась Карла Лагерфельда, как будто он волшебник из Хогвартса»

Алексей Тарханов, «Ъ»
23 Августа 2017 в 21:30

Шелковый жакет, Lanvin; фетровая шляпа, SodadeШелковый жакет, Lanvin; фетровая шляпа, Sodade

Во время парижской Недели моды отель Costes на улице Сент-Оноре — мои охотничьи угодья. Половина интервью назначаются здесь, а их персонажи возвращаются сюда из года в год. Вот бежит по делам Рената Литвинова с дочкой, юной красоткой и нашей дебютанткой Ульяной. Вот отбывает с обеда молодой герой Эдгардо Озорио, обувший всех в свои Aquazzura. Вот прошла Натали Портман — наверное, опять приехала на Dior. Приятно было поговорить, приятно теперь вспомнить.

— Опять интервью? — осторожно спрашивает знакомая отесса. Она меня запомнила после того, как одна залетная звезда в ответ на почти невинный вопрос пыталась окатить меня шампанским. — Кто у вас сегодня? — Подразумевается: «Посадить ли вас в безопасный уголок?»

— Мосс, — отвечаю.

— Кейт?!

— Нет, Лотти.

Я понимаю теперь, почему девятнадцатилетняя ангельская Лотти Мосс начинает сердиться, когда ее спрашивают о сестре. Мало того что Кейт старшая, а старшие сестры, даже самые любящие, — очень требовательные созданья. Кейт старше почти на четверть века и застала моделей-богинь, тех самых, которые «не поднимались с постели меньше чем за десять тысяч долларов». Она была подругой Джонни Деппа и Пита Доэрти. Ее из чистого золота в идиотской позе йоги изваял Марк Куинн. Сестру знают все. А Лотти в журналах называют «маленькая мисс Мосс». Хотя она уже поработала для Calvin Klein, Rag & Bone и Sonia Rykiel. Позировала для Teen Vogue, Dazed, Love Magazine. А в прошлом мае получила обложку французского Vogue. Правда, одну на двоих — вместе с другим инстаграм-героем, семнадцатилетним трехмиллионщиком Лаки Блю Смитом.

С Лаки Блю Смитом на обложке Vogue Paris, май 2016С Лаки Блю Смитом на обложке Vogue Paris, май 2016

Какая же она после этого «мини-Мосс»! Ну разве не свинство?

Конечно, родная кровь и все такое — Лотти с удовольствием постит обложки «Плейбоя» с Кейт и крылатые цитаты вроде Why the fuck can’t I have fun all the time?. Но как бы ты сестру ни любила, устанешь отвечать на вопрос, помогала ли она тебе и продолжает ли помогать. Разумеется, не помогала. А то, что показала младшую на своей свадьбе, и то, что карьерой ее занялось то же британское агентство Storm Models, — чистое совпадение.

Лотти (в центре слева) на свадьбе Кейт Мосс и Джейми Хинса, 2011Лотти (в центре слева) на свадьбе Кейт Мосс и Джейми Хинса, 2011

— Нет, я не хочу говорить про сестру, — отвечает мне Лотти. И ее агент тоже начинает ерзать на стуле и сердиться моей непонятливости.

— Ну хорошо, — говорю. — Давайте поговорим о чем-нибудь менее личном. Расскажите, что ли, о вашей первой любви.

— Я была очень влюблена. А он... Он в принципе был не очень хорошим парнем.

Но то в школе. А теперь у нее замечательный парень, двадцатишестилетний красавец Алекс Миттон, которого Британия полюбила в реалити-шоу Made in Chelsea. Там Алекс снимался с 2013 года. Это истории про счастливую молодежь из тех, что родились в рубашке и с серебряной ложечкой во рту и эту ложечку не выпускают. Реалити в телевизоре сопровождается шоу в жизни: путешествия, яхты, смены герл- и бойфрендов. То есть существованием в некоем коллективном перекрестном инстаграме.

С бойфрендом Алексом Миттоном в Лондоне, 2016С бойфрендом Алексом Миттоном в Лондоне, 2016

— Алекс очень хороший, — говорит Лотти. — Немножко старше меня, а я всегда хотела дружить с кем-нибудь постарше. Мы оба любим путешествовать и ходить на вечеринки.

Это подтверждают их совместные и персональные депеши с яхт и пляжей Форментеры, которые яростно обсуждаются в сети: такие или не такие у Лотти наряды, тело, поведение. Аудитория большая, потому что сама Лотти может похвастаться ста пятьюдесятью девятью тысячами соглядатаев, а у ее Алекса счет перевалил за четыреста двенадцать тысяч. Трудно, наверное, жить на сцене, но похоже, обоим это нравится. Лотти начала вести свой инстаграм еще в тринадцать лет, когда подружилась с модельным агентством, и с удовольствием наполняет страницу своими изображениями.

— Я пытаюсь рассчитать, что понравится фолловерам, — формулирует она свое кредо. — Но в принципе выкладываю то, что нравится мне. Например, занятия спортом. Я очень люблю фитнес, но мне скучно заниматься одной. Хорошо, что у меня крутой тренер, он всегда придумывает мне что-нибудь новое. Моим зрителям нравятся двигающиеся картинки. Я также пытаюсь показать то, что им часто не показывают. Например, что происходит за кулисами модных съемок или дефиле.

За кулисами действительно происходит много всего — приятного и не очень. Теперь, когда вы готовитесь к интервью, главный ваш помощник и подсказчик — инстаграм. Пусть мне сколько угодно говорят о том, что фигуры в инстаграме ненастоящие, выдуманные, что это роли, сыгранные для толпы. Роли многое говорят об исполнителях. Я думаю, что в ближайшее время, отправляясь к врачу, мы будем нести ему не только список лимфоцитов и эритроцитов, но и инстаграм за последние полгода. По сути это история болезни. Он сам — наш мучитель и наш психотерапевт. И когда красотка Лотти выступает с жалобной песней «У всех у нас тело несовершенно, у нас у всех есть недостатки, вот и я научилась любить свою фигуру, хотя у меня слишком большая задница и нет огромных сисек», она ждет резкой искренней отповеди читателей: «Ваше тело замечательно, ваши изгибы великолепны, ваша попа — высший класс». Успокоившись, подписывает очередное фото со спины: «Дайте мне знать, когда вам надоест ее разглядывать» — и читает ответ: «Никогда!»


Лотти с удовольствием постит афоризмы Кейт вроде Why the fuck can’t I have fun all the time?


Разумеется, британские таблоиды завели на нее целое дело. Обсуждают, был ли настоящим ladylike момент, когда они с подружкой выскочили пописать на крышу ночного клуба, где их поймали фотографы. Вот уж точно история из-за кулис.

На вечеринке Bulgari в «Галери Лафайет» в Париже, 2017На вечеринке Bulgari в «Галери Лафайет» в Париже, 2017

Ну пописала — и что с того? Крыша ведь предназначена для осадков, а Лотти — живая девочка, а не модель в натуральную величину.

Я спрашиваю, как ей работалось с Карлом Лагерфельдом. Сотрудничество с креативным директором Chanel — как аттестат зрелости для любой модельной блондинки. Лагерфельд снимал Лотти для рекламной кампании очков этого лета — на фото она то роковая очковая кобра в черных кружевах и непроницаемо-черных очках, то соблазнительная школьница в очках прозрачных.

Топ из тюля, расшитый бисером и стеклярусом, Giorgio Armani; брюки из вискозы и шелка, Bally; босоножки из металлизированной кожи, Giuseppe Zanotti Design; серьги из розового золота с перидотами, шпинелью, кварцем и перламутром, Bulgari; браслет из белого золота с бриллиантами, браслет Astrale из белого золота с бриллиантами, все Bulgari Haute JoaillerieТоп из тюля, расшитый бисером и стеклярусом, Giorgio Armani; брюки из вискозы и шелка, Bally; босоножки из металлизированной кожи, Giuseppe Zanotti Design; серьги из розового золота с перидотами, шпинелью, кварцем и перламутром, Bulgari; браслет из белого золота с бриллиантами, браслет Astrale из белого золота с бриллиантами, все Bulgari Haute Joaillerie

— Очень весело было сниматься, — вспоминает Лотти. — Я, правда, страшно нервничала, он ведь такой крутой. Даже боялась остаться с ним один на один, как будто он волшебник из Хогвартса. Мама заплакала, когда узнала: «О боже, Шарлотта! Сам Лагерфельд!»

— Кстати, почему вы Лотти, а не Шарлотта?

— Мне не нравится мое полное имя. Словно какая-то старая леди Шарлотта. Мать моих друзей прозвала меня Лотти. Она всем придумывала имена, свою дочь называла Поппи. Мне это понравилось.

Весной Лотти-Шарлотта стала лицом аксессуаров Bulgari и теперь не только в журналах, но и в инстаграме позирует с новыми сумочками, застегнутыми на змею. Ей очень нравится марка и нравится команда, с которой она работает.

Пальто из меха опоссума, Izeta; костюм из шерсти, вискозы и шелка, Ermanno Scervino; топ из полиэстера, Walk of Shame; фетровая шляпа, Sodade; платиновые серьги Giardini Italiani с перламутром, изумрудами и бриллиантами, колье Le Magnifiche из платины с изумрудами и бриллиантами, Bulgari Haute JoaillerieПальто из меха опоссума, Izeta; костюм из шерсти, вискозы и шелка, Ermanno Scervino; топ из полиэстера, Walk of Shame; фетровая шляпа, Sodade; платиновые серьги Giardini Italiani с перламутром, изумрудами и бриллиантами, колье Le Magnifiche из платины с изумрудами и бриллиантами, Bulgari Haute Joaillerie

— Мы ездим на одни и те же ивенты, встречаемся то в Венеции, то в Риме. Мы теперь почти как семья.

— Большая семья?

— Ну да. Я там самая молодая.

Шерстяное платье, Emilio Pucci; замшевые босоножки, Giuseppe Zanotti Design; колье Divissima из розового золота с перламутром и бриллиантами, BulgariШерстяное платье, Emilio Pucci; замшевые босоножки, Giuseppe Zanotti Design; колье Divissima из розового золота с перламутром и бриллиантами, Bulgari

Кроме сумок и поясов, которые она готова примерять даже на голое тело, ее очень волнует ювелирная слава Bulgari. Лотти не прочь была бы «одеваться, как какая-нибудь принцесса, — в драгоценности».

— А у вас есть украшения Bulgari?

— Хотела бы сказать «да»... Я их, увы, не покупаю, только любуюсь ими. У меня есть дома несколько милых украшений. Но они имеют для меня ценность чисто символическую — подарок отца или приятеля. Ничего потрясающего.

В Париже Лотти сегодня предстоит вечеринка Bulgari на крыше «Галери Лафайет», но день был расписан с утра: встречи, съемки, да и по магазинам пройтись не грех.

— Я очень люблю шопинг, — рассказывает она. — Люблю ходить одна, мне легче сконцентрироваться. Обожаю одежду. Она у меня в шкафу не помещается. Пытаюсь выкидывать, убиралась на днях и набрала семь корзин мусора. Но все еще остается много. Я пытаюсь одежду раздаривать и все такое, но она прибывает быстрее, чем я от нее избавляюсь.

Шелковое платье, расшитое стеклярусом, Saint Laurent by Anthony Vaccarello; серьги Divissima из розового золота с рубеллитами, розовыми турмалинами, аметистами и бриллиантами, BulgariШелковое платье, расшитое стеклярусом, Saint Laurent by Anthony Vaccarello; серьги Divissima из розового золота с рубеллитами, розовыми турмалинами, аметистами и бриллиантами, Bulgari

Я спрашиваю ее, как она представляет свое будущее. Пойдет ли она, например, в университет, раз школа осталась позади? Лотти объясняет, что достаточно намыкалась по школам и не очень настроена сейчас продолжать образование.

— Я хочу попробовать многое, — говорит она. — Не только позировать фотографам и ходить по подиумам. Я хотела бы стать дизайнером или актрисой. Хочу карьеру. Я молода и открыта всему, что мне нравится.

Мне приходилось читать, что старшая сестра — не к ночи будь помянута — уговаривала ее бросить школу и заниматься модой, считая, что в школе хорошему не научат. Правда ли? Лотти на это только пожимает плечами — станет она слушать такие советы!

— Вы думаете, что у модели легкая работа? Это совершенно не так! Надо верить в себя и обладать харизмой, не прятаться в своей раковине. Надо работать, учиться и перевоплощаться в своего персонажа. Надо, как актриса, играть перед фотографом.

Металлические топ и юбка, Paco Rabanne; кожаные ботильоны, Gianvito Rossi; кольцо Griffe из белого и желтого золота с сапфиром и бриллиантами, Bulgari Haute JoaillerieМеталлические топ и юбка, Paco Rabanne; кожаные ботильоны, Gianvito Rossi; кольцо Griffe из белого и желтого золота с сапфиром и бриллиантами, Bulgari Haute Joaillerie

— Ну а что вы будете делать, когда вам будет лет пятьдесят?

Лотти морщит лоб, пытаясь осмыслить такую отдаленную перспективу:

— У меня нет идей, я хочу до этого все попробовать и все понять. Хочу быть счастливой и успешной. Надеюсь, что выйду замуж. Хочу детей, семью.

— Сколько детей? Скажем, пять?

— Нет, пять слишком много.

Я спрашиваю ее про места, которые она любит, про великие города, где главное — не пляжи.

— Париж! Обожаю! — отвечает Лотти. — Венеция очень понравилась, Лос-Анджелес. Люблю теплые места. Где мечтаю побывать? Ну конечно же, на Бора-Бора!

Ну что ж, все в ее руках и ее инстаграме. Пожелаем же Лотти поскорее стать макси-Мосс.

Металлические топ и юбка, Paco Rabanne; кожаные ботильоны, Gianvito Rossi; кольцо Griffe из белого и желтого золота с сапфиром и бриллиантами, Bulgari Haute JoaillerieМеталлические топ и юбка, Paco Rabanne; кожаные ботильоны, Gianvito Rossi; кольцо Griffe из белого и желтого золота с сапфиром и бриллиантами, Bulgari Haute Joaillerie

Пальто из меха лисы, Helen Yarmak; шелковое платье, расшитое бисером и блестками, с отделкой из перьев, Yana; кожаные туфли с отделкой из меха енота, Gianvito Rossi; фетровая шляпа, Sodade; сумка Serpenti Forever из телячьей кожи, BulgariПальто из меха лисы, Helen Yarmak; шелковое платье, расшитое бисером и блестками, с отделкой из перьев, Yana; кожаные туфли с отделкой из меха енота, Gianvito Rossi; фетровая шляпа, Sodade; сумка Serpenti Forever из телячьей кожи, Bulgari


Источник фото: Alvaro Beamud Cortés. Стиль: Рената Харькова. Прическа:Ezio Diaferia/Close Up Milano.Макияж: Luciano Chiarello/Atomo Management. Ассистенты фотографа: Simone Triacca, Adriano Abdel Kader. Ассистент стилиста: Solene Richard. Цифровая обработка: Erika Buzin. Продюсер: Анжела Атаянц.

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь