История любви: Галина Юдашкина и Петр Максаков

Ольга Зарецкая
3 Июня 2015 в 09:14

Галина Юдашкина и Петр МаксаковГалина Юдашкина и Петр Максаков

«Если б они мне не нравились...» — трепетно любящий отец Валентин Абрамович быстро спохва­тывается и переводит разговор на «нас, родителей, никто не спрашивал, дети сами встретились, и вот уж повезло так повезло», но все понятно: если бы родственники Петра Максакова не устраивали Галиного папу, он бы нашел деликатный способ свести романтическую историю со смайликами на нет.

А история красивая. В исполнении Пет­ра она звучит так: «Я про Галю спрашивал у своего друга Темура, просил познакомить. Галя то же самое делала через наших общих знакомых. Я, видимо, на эту тему много думал — и мне однажды приснилось, что мы с Галей встречаемся в толпе невнятных персонажей. Проснулся, стал на работу собираться — и из Facebook приходит смайлик. От нее. Я замешкался, ничего не ответил. Она мне: «Привет». Я подумал: «О, это что-то!» Так и понеслось. На следующий день мы уже встретились, пошли на дружественную выставку Ван Гога, который оказался цифровыми проекциями, так что у нас было время поговорить. За восемь часов в «Кофемании» у Консерватории мы пришли к выводу, что людям, у которых так много общего, нет смысла расставаться».

Галина Юдашкина и Петр Максаков

В Москве есть и другие места, куда можно пригласить девушку, но те, кто вырос в Брюсовом переулке, стараются далеко от него не отходить — в этом смысле они самые убежденные в России патриоты. Галина в детстве жила в доме № 1. Петр — в № 7, в квартире своей бабушки, народной артистки РСФСР Людмилы Максаковой. Няни водили их гулять на площадку около церкви Вознесения, где на Пасху собирался весь цвет советского общества. Оно перестало быть советским в 1991 году, как раз когда родились Галина и Петр, но элита убежденно действует по старой схеме: дело имеет с кем угодно, но доверяет только друг другу.

Так же рассуждал прадед Петра Максакова по материнской линии — Анатолий Добрынин, наш легендарный посол в США. В 1962 году он начал там с того, что остановил третью мировую войну. Карибский кризис мог закончиться очень плохо, если бы Добрынин ночью не провел с братом Джона Кеннеди Робертом серьезный мужской разговор, в результате которого была заключена сделка: мы убираем свои ядерные ракеты с Кубы, американцы в обмен убирают свои из Турции, но никому об этом не рассказывают, и СССР тоже молчит, хотя поговорить на эту тему очень хочется. Доб­рынин служил в США до 1986 года – пересидел шестерых президентов, не говоря уже о недолгоиграющих Кеннеди. Когда он уехал домой на большой партийный пост, Рейган очень удивился: «А Добрынин что — коммунист?» В общем, этот человек умел деликатно добиваться своего — и всю семью научил.

Галина Юдашкина и Петр Максаков

Петр познакомился с Галиной в январе прошлого года, предложение сделал три­дцать первого мая, в Грибоедовский загс отвел третьего сентября. За это время он еще успел свозить в Нью-Йорк бабушкино, с аукциона Christie's, кольцо с двухкаратным бриллиантом, чтобы ему там сменили оправу из желтого золота, которое Галя не носит, на белое, а заод­но добавили багетных бриллиантиков по кругу. Но белошвейки Юдашкина-папы с такой скоростью настоящее свадебное платье шить не соглашались. Да и гости, а совокупная социальная сеть двух семей покрывает всю Москву, половину Майами и четверть Лондона, на приглашения типа «ну ты заходи, если рядом будешь» могли обидеться. Поэтому большая свадьба намечена на седьмое июня: в Гостином Дворе соберутся пятьсот самых-самых, ведущим будет Николай Басков, декорации строит  друг семьи Александр Достман и его «Артэс», устриц и прочую еду привезут из La Maree — очевидно, что все это тре­бует подготовки. Save the date гостям разослали за два месяца, и чем ближе к дате, тем больше нервничают родители молодых людей. 

Да, это династический брак. У Валентина Абрамовича в кабинете на реконструируемом сейчас силами любимого прадовского архитектора Бакиокки Кутузовском, 19, стоит коллаж из фотографий с официальными лицами — от Ельцина до Путина. Жантильный кутюрье в России занимает примерно то же место, что было в США у Оскара де ла Ренты, который одевал всех первых леди, от Джеки Кеннеди до Мишель Обамы. В платьях «от Валентина» выходила замуж внучка Горбачева Ксения Вирганская – за однокурсника по МГИМО Кирилла Солода, певица Глю­коза – за топа ФСК ЕЭС Александра Чистякова, Анастасия Чухрай — за Антона Табакова. Впрочем, на фразу «Ну вы же дружите со всеми» он реагирует мгновенно: «Не со всеми» — и брак своей дочери комментирует без сладкой ваты, которой часто грешат родственники в таком деликатном деле, как свадьба: «У детей есть чувства и общее желание идти дальше вместе. В 2015 году это так же важно для брака, как в каком-нибудь 1915-м. Другое дело, что сейчас все напоказ. Галя и Петя — из публичных семей и такому раскладу не удивляются. К их свадьбе внимания будет больше, чем к чьей-нибудь другой. Счастье, что они к этому спокойно относятся».

Петр Максаков с женской половиной семьи: сестрой Анной, бабушкой Людмилой Максаковой, мамой Екатериной Добрыниной и тетей Марией МаксаковойПетр Максаков с женской половиной семьи: сестрой Анной, бабушкой Людмилой Максаковой, мамой Екатериной Добрыниной и тетей Марией Максаковой

Нервов действительно много — но они не те, что у рядовых влюбленных. Не вовремя привезут цветы? Роман Ковалишин из DorogoBogato вряд ли подведет. Платье не застегнется? Вы смеетесь, главный специалист на районе сам шьет для своей единственной дочери. Дорогие гости не  придут? Очень маловероятно. А вот их роскошный список в новых информацион­ных условиях глаза завидущие могут истолковать как угодно. Двадцать седьмого марта вышла замуж тетя Петра Максакова — депутат Госдумы от «Единой России», солистка Мариинского театра, меццо-сопрано Мария Максакова — за депутата от КПРФ Дениса Вороненкова. На своей свадьбе в концертном зале «Филармония 2» в Олимпийской Деревне она пела дуэтом с председателем ГД — петербуржцем с красивой фамилией Нарышкин.

«Петербург–Ленинград» — неслабый выбор, трогательный, с десятком смыслов.  Интернет до сих пор не может успокоиться, хотя обычно все быстро забывает.

Галина с мамой — Мариной ЮдашкинойГалина с мамой — Мариной Юдашкиной

Мы сидим в огромной квартире матриарха семьи Максаковых. Людмила Васильевна унасле­довала от мамы, оперной певицы Марии Максаковой (ее ар-декошные серьги с сапфирами и бриллиантами Петр подарил Галине на помолвку), почти целый этаж в доме с привидениями — Брюсов переулок для местных долго еще будет улицей Неждановой, потому что она тоже здесь жила. Тут все как положено в хорошей московской квартире: архитектор Щусев, на книжных полках Солженицын, около телевизора видеокассеты, домработница на кухне готовит Петру салат, его мама Екатерина Добрынина и Мария Максакова обсуждают, комильфо ли говорить, что у их юноши на свадьбе будет министр иностранных дел Сергей Лавров. Тот факт, что Галину в этой семье с посольским характером приняли и любят, много говорит о дипломатических способностях девушки. «Я в Галином возрасте была не готова связать свою жизнь с кем бы то ни было — так, чтобы раз и навсегда. Желаю им детей. Очаровательных и талантливых. А деньги подарю — в каком бы достатке люди ни жили, на свадьбу это всегда логичный подарок» — вот доброе слово от Марии Максаковой. «Моя самая большая инструкция девочке — чтобы у нее небо всегда было синее, а трава — зеленая. Плохо, когда они серые. А что касается судьбы, то заранее известно, кому и кем быть, — добавляет Людмила Максакова. — Вмешиваться в такие вещи я не буду и никому не советую. Мама с папой тут погоды не сделают – в мое время важно было постараться, чтобы все забыли, кто твои родители. И я очень страдала, что все помнят. Потому приветствую в Гале способность к самостоятельному движению». Как бы великой русской актрисе ни хвалила новую родственницу подруга обеих семей Нелли Кобзон, Людмила Васильевна свой текст говорит без суфлера.

Галина Юдашкина и Петр Максаков в Le Maree дегустируют меню своей свадьбыГалина Юдашкина и Петр Максаков в Le Maree дегустируют меню своей свадьбы

На пятое июня заплани­ровано венчание в ог­ромной церкви Святого Климента на Пятницкой – колокольный звон будет слышен по всему Замоскворечью. Оттуда поедут на «роллс-ройсе» — так решил Галин папа. «Я ездил на «жигулях», а женился на «роллс-ройсе» — ничего в нем нет особенного, если, конечно, медведей на радиатор не сажать. Животные, куклы – это все не с нами. Хорошо бы найти синий или темно-зеленый. Черный слишком мужской, а белый не годится — мы не в Лос-Анджелесе». В Лос-Анджелес, любимый Галин город, молодые полетят в свадебное путешествие в конце июля. По тому же сценарию они ездили в Калифорнию в сентябре после загса. В этот раз планируется серьезный крюк в Лас-Вегас. Ряженому Элвису, который за тридцать долларов женит там всех желающих, никогда не увидеть правильной московской свадьбы – пусть грезит и завидует. Симфонический оркестр под управлением Скрипки. Лиможский фарфор на столах. Платье невесты из сорока четырех метров шелка Taroni (эта итальянская фабрика – поставщик всех королевских домов), вручную расшитого по кружеву 34 100 жемчужинами и 293 370 бисеринами по технологии XIX века. Фата на диадеме с жемчугом и бриллиантами.

Дартс как способ выбрать хорошего жениха — подружки целятся в лучших людей ГолливудаДартс как способ выбрать хорошего жениха — подружки целятся в лучших людей Голливуда

На примерку Галина с папой летали в Нью-Йорк к своему человеку – ювелиру Алексу Сушкину, Alex B&I New York, который делает по эскизам ювелирные украшения Valentin Yudashkin. Про Сушкина Галя говорит буднично, на профессиональном языке: «Он с Сорок Седьмой». Потом спохватывается: «Он с Сорок Седьмой – ювелирной – улицы «Бриллиантового района» на Манхэттене». Там же заказывали кольцо для загса – в аккуратную дорожку выстрои­лись двадцать четыре камня, в сумме набирающие политкорректные два карата. Галина, когда моет руки, его не снимает и мерить никому не дает – кодекс замужней женщины ее очевидным  образом забавляет. К венчанию Сушкин делает еще пару колец, а также серьезный ювелирный трастфонд, который любящие родители дадут своей дочери, чтобы ей – тьфу, тьфу, тьфу – не пришлось идти по жизни налегке. «Все, что делается для нее, делается специально. Она у нас нестандартный ребенок. Ну да, платье будет весить семь килограммов – тяжела ты шапка Мономаха, – но она выдержит», – у отца невесты очень обаятельная манера говорить о свадьбе. Это дело привычки. Свадебный и кутюрный департаменты его империи размещаются в ампирных интерьерах особняка Сумарокова, где разнообразную творческую деятельность осуществлял сам драматург, а также ЖЗЛ от Евгения Баратынского до братьев Станкевичей и доктора Сеченова – сюсюканье и вскрикивание тут будут уже явным перебором. «Здесь когда-то Пушкин жил, Пушкин с Вяземским дружил», – тот факт, что примерки главного в жизни платья происходят в машине времени, в параллельном Брюсову Вознесенском переулке, является уникальным предложением этой семьи на и без того не бедствующем московском рынке.

Галина с подругой Юлией Лебедевой на девичнике в отеле «Балчуг Кемпински Москва»Галина с подругой Юлией Лебедевой на девичнике в отеле «Балчуг Кемпински Москва»

Быть и выглядеть – в этом Юдашкиным нет равных. Галя получила диплом искусствоведа на истфаке МГУ и, как и ее родители, прекрасно понимает, что в арт-проекте, которым должна стать ее свадьба, важно, а что – совершенно ненужная «литератур­щина». Кружевное белье, к примеру, погоды в шоу для пятисот гостей не делает, тем более что де-юре и де-факто Галина уже заму­жем. Под платьем века у нее будет бесшовное Uniqlo или Victoria’s Secret. Сложно- сочиненная прическа с выбивающимися прядями не украсила еще ни одну свадеб­ную фотографию. У Марины Юдашкиной  первая профессия – парикмахер, и макси­мально аккуратную голову для дочери она  придумает сама, несколько раз отрепетирует, после чего внушающий ей доверие парикмахер все повторит по фотографии. Макияж сделает Алек­сандра Ким. Увеличивать дюймовочкины сто пятьдесят два сантиметра роста невесты поручено туфлям Jimmy Choo – сама Галя практически ничего не весит (но к свадьбе все равно удвоила частоту тренировок в World Class и у Ольги Орловой в Bodymania Club), но платье от папы и большие ожидания обеих семей будут хорошо держаться на английском фундаменте.

Кое-что англичанам доверить можно. Например, образование. Петра Максаковы–Добрынины в свое время перевели из два­дцатой школы в английскую Oundle, чья репутация c XVI века внушает доверие. Потом был дип­лом по психологии университета Durham, который Петр Максаков заполировал MBA в МГИМО, чтобы не отрываться от российской действительности. Сейчас, кроме очевидной в его положении позиции бизнес-консультанта при тесте, он вместе с мужем певицы Жасмин Иланом Шором занимается брендом «Водка «Кремлевская» (некогда любимым детищем алкогольного магната Юрия Шефлера) и разрабатывает концепции стартапов в компании СМиТ, которую сделал вместе с друзьями – такими же, как он, высоколобыми молодыми людьми.

Подружки Галины (в центре): Любовь Люлькина, Юлия Лебедева, Лела Масхулия, Анна Максакова и один на всех торт-стриптизерПодружки Галины (в центре): Любовь Люлькина, Юлия Лебедева, Лела Масхулия, Анна Максакова и один на всех торт-стриптизер

Он уважает и ценит пышные традиции московских понтов, но сам – человек нового поколения. Им с Галей, арт-директором Valentin Yudashkin, которая к зиме готовит собственную линию в рамках папиного бренда, есть где и на что жить, но гнездятся они у ее родителей в Баковке, чтобы не тратить драгоценные минуты занятой жизни на сложную логистику семейных визитов. И дом свой строить собираются по соседству. Галина мальтийская болонка вызывает у Петра аллергию, но это не настолько страшная болезнь, чтобы из-за нее ссориться с любимой женщиной. Которая, в свою очередь, готова принять его демократичную манеру ездить на работу на «шевроле-круз» – он оправдывается тем, что хвастаться некрасиво. Ну и ладно – снобизм в ее семье тоже всегда относился к вещам, за которые детей наказывают. «Я со всеми могу найти общий язык, – объясняет она. – Даже если у человека тяжелый характер, даже если он не суперкрасавец. Мужчина вообще не обязан быть красивым – от него требуются ум, образование и перспективы. Петя еще и симпатичным получился – как я могла отказаться? Проблема в том, что у нас у обоих взрывной характер, но мы над этим работаем. Он не обращает внимания, я не обращаю внимания – и все нормально получается». Ее родители уже двадцать семь лет вместе, отец шил маме свадебное платье – искусству семейных компромиссов ей есть у кого учиться. Другое дело, что Галя готова договариваться, только если отношения делают ее счастливой, во всех остальных случаях она все-таки сноб и выходит из игры.

В бутике Jimmy Choo в Столешниковом Галина выбирает туфли из свадебной коллекцииВ бутике Jimmy Choo в Столешниковом Галина выбирает туфли из свадебной коллекции

Букет невесты, который Галина бросит одной из своих подруг, проходит по кате­гории «дорого-богато». Удачно выйти замуж в Москве, на ярмарке невест, – это важное дело. Вполне вероятно, что Галя направит его лучшей подруге – внучке своей грузинской няни Дали, которая когда-то ухаживала за попавшим в аварию Винокуром. Или Петиной родной сестре Ане Максаковой – красивой, высокой девятикласснице из все той же двадцатой школы. Она единственная несовершеннолетняя, кого Галя с подругами приняли в свой «бабсовет» и зовут на заседания в LOL и Selfie. Аня конспектирует и очень хорошо запоминает весь долгий, обстоя­тельный ритуал подготовки этой свадьбы – и примеряет на себя: «Все сделаем так же – если у меня к тому времени будет известный молодой человек, что очень даже вероятно». Сейчас круг ее школьных друзей состоит из Ани Мазаевой и Гриши Верника. Хорошая девочка с хорошими связями – столица ждет от нее нового масштабного династического брака, не хуже чем у Пети с Галей.

Организатор банкета Александр Достман («Артэс»), невеста и флорист Роман Ковалишин решают, как и чем декорировать Гостиный ДворОрганизатор банкета Александр Достман («Артэс»), невеста и флорист Роман Ковалишин решают, как и чем декорировать Гостиный Двор


Источник фото: Влад Локтев, Григорий Галантный, Архив Tatler

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь