В гостях у коллекционера Виктора Бондаренко в доме на Рублевке

Ксения Рябухина
27 Апреля 2015 в 11:36

Виктор и Наталия БондаренкоВиктор и Наталия Бондаренко

Что вы здесь видите? — строго обращается коллекционер Виктор Бондаренко к застывшей перед огромным, во всю стену, полотном съемочной группе Tatler. Труженики глянца мнутся. На картине — лицо женщины крупным планом, глаза обращены к небу и Богу. Кого угодно заставит задуматься. 

— Это собирательный образ Богоматери. Художник Константин Худяков наложил множество лиц друг на друга с помощью компьютерной программы, — разъясняет коллекционер. — Кстати, это только часть иконостаса размером пять на пятнадцать метров. Его, между прочим, показывали в Третьяковке.

Photo Pro0109.jpg

Матчасть по современному искусству мы учим еще добрых пятнадцать минут — по рублевскому дому семьи Бондаренко сложно передвигаться без остановок, тем более когда хозяин так терпеливо отвечает на вопросы, даже самые возмутительные: «А что здесь изображено? А как это сделано? Голография? Да ладно!»

В мире искусства фамилию Бондаренко не переспрашивают. Виктор известен как обладатель ценнейшей коллекции русских икон и современного, тоже русского, искусства, меценат и организатор громких выставок в российских музеях, лидер общественного движения «Россия для всех». Теперь же его фамилию разучивают итальянские акулы пера — в Милане молодая жена Виктора Наталия основала бренд аксессуаров Rubeus Milano из фактурной крокодиловой кожи.

Наталия Бондаренко

Сумки тоут, классические клатчи-конверты и крохотные миньоны, которые придумала и нарисовала Наташа, — настоящий взрыв цвета: тут и тонкие красные линии на крокодиловом полотне электрического синего цвета, и широкие мазки телячьей кожи оттенка сочных сицилийских лимонов по ультрамариновой канве. В коллекциях найдутся ­модели кораллового, рубинового и изумрудного оттенков.

Таким же ярким было Наташино детство в Астрахани — на Волгу командировали ее отца-военного.

Photo Pro0067.jpg

В арбузной столице России родственники ели ложками черную икру и много занимались спортом, который для семьи и правда был целым миром.

Папа-офицер проверял бойцов воору­женных сил на прочность по всем физическим дисциплинам и был «универсальным солдатом»: восемь первых разрядов и два КМС, не шутка! Наталию же занесло в теннис — и круто занесло, профессионально. Впрочем, ее тянуло и к искусству:

— В детстве мы с подругой и ее мамой, учителем рисования, вырезали кукол из бумаги, придумывали им наряды. Потом я пошла в художественную школу и твердо решила,что стану дизайнером интерьеров. Но знаете, как это бывает в военно-спортивных семьях? Меня не поняли.

Photo Pro0034.jpg

Зато в нужный момент вмешалась судьба — и отнюдь не злодейка. В восемнадцать лет Наташа собиралась переводиться из Одинцовского университета в американский вуз — там прямо-таки с руками, тем более такими сильными, отрывали подающих надежды юниоров и предлагали внушительные стипендии. Тут-то в жизни автора мощных топ-спинов случился настоящий матч-пойнт: друг попросил подменить его в подмосковном спортклубе — месяц-другой потренировать детей.

– Там я и встретила мужа, — расска­зывает Наталия. — На пару недель взялась поработать с его дочкой, и все закрутилось. А потом Витя попросил меня не уезжать.

Глядя на Наталию, совершеннейшую тициановскую Мадонну, легко понять мотивацию Виктора. А ей, совсем еще молодой девушке, как живется с человеком вдвое старше, опытнее и мудрее?

Наталия Бондаренко

— Мне никогда не было интересно со сверстниками, — говорит Наталия. — А с ним — очень. Муж привил мне любовь к искусству и научил в нем разбираться. Водил по галереям и музеям, давал ката­логи и книги.

Он же и открыл заветную дверь, ко­торую когда-то захлопнули родители, — в мир дизайна. Виктор настоял на том, чтобы Наталия села за парту МАРХИ и оту­чилась на архитектора, а затем поступила в магистратуру флорентийской академии ­дизайна.

— Там я и поняла, что не готова вернуться в Москву: в Италии я стала другим человеком.

Photo Pro0049.jpg

На семейном совете решено было переехать в Милан с двумя маленькими дочками. Муж пока что живет на два дома — по будням Фигаро тут, на Рублевке, а по выходным — там, в квартире недалеко от парка Семпионе. Оба семейных гнездышка Наташа обустраивает со знанием дела: в Милане она открыла архитектурное бюро, которым управляет до сих пор, но не в полную силу — мода важнее.

Особняк в Шульгино, трепетно запечатленный Tatler, семья приобрела после дома в Горках-2 — из этого пре­красного далека в какой-то момент ездить в город стало просто невозможно. В новом жили­ще Наталия поменяла обои, шторы, потол­ки и люстры, то есть почти все обрамление мужниной коллекции русского contemporary art и мебели в стиле ампир.

Photo _MG_0057.jpg

— Я вообще не могу жить в домах и квартирах, где стены пустые, — рассказывает Виктор. — В любом интерьере первым делом думаю о том, чтобы освободить место под иконы и картины. Вот, например, книжные шкафы в моем кабинете делались на заказ — низкие, чтобы места под живопись было больше.

С дизайнерами Виктор специально не сотрудничал — если не считать жену, ­конечно.

— Кто бы дал мне поставить соц-артовскую скульп­туру с Микки-Маусом и Минни-Маус Александра Косола­пова рядом с образами святых XVI века?

Photo _MG_0037.jpg

Да и кому, кроме него, под силу подобрать столики с гнутыми ножками-лапами и тончайшей резьбой — такие, чтобы достойно смотрелись в одном ряду с серией алых картин Айдан Салаховой и кроваво-красной панелью с фотографиями татуированных красавиц — еще одним весьма требовательным арт-объектом.

В доме-музее Наталию теперь почти не застать — на чужбине дел невпроворот. Презентации для байеров, отрисовка эскизов лодочек в пару к новой коллекции сумок, строгий отбор свежайших образцов металлизированной кожи. Команду нужно выдрессировать — италь­янцы, как известно, те еще трудяги.

— Пришлось сказать им: «Ребята, если вы хотите вести бизнес и делать деньги, нужно отменить все ваши обеды и хоть иногда работать по субботам».

Photo _MG_0048.jpg

Своих дочек — пятилетнюю Анастасию и четырехлетнюю Елизавету — На­таша тоже держит в ежовых рукавицах.

— А как иначе? — говорит бывшая теннисистка. — Спорт дисциплинирует. Они должны к чему-то стремиться! Ведь никто не в силах купить место на соревнованиях. В любом обществе придется доказывать, что ты — сильнейший. Даже если вырос в теп­личных ­условиях.

Photo _MG_0003.jpg


Источник фото: Алексей Сорокин и Сергей Ананьев

Читайте также

Битва платьевКому платье Alexander Terekhov идет больше?

  • Елена Перминова
  • Снежана Георгиева
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь