Мина Сувари: непростой путь к славе

Нелли Холмс
20 Августа 2010 в 10:20

Мина Сувари

Интервью с голливудскими знаменитостями обычно проходят в Беверли-Хиллз – на дому или в шикарных отелях вроде Four Seasons. Пресс-агент Мины просит меня приехать на край света, в кафе «Блум». Заведение располагается, наверное, на самой уродливой улице Лос-Анджелеса – длиннющем бульваре Пико. Сосчитав многочисленные кочки, подъезжаю к пункту назначения. О парковщиках здесь, кажется, никто не слышал. На всякий случай ставлю свою новую машину так, чтобы ее было видно.

Само кафе оказывается миленьким. Настоящая Мекка для любителей органической еды. Подробно изучаю меню. Времени у меня много – Мина опаздывает. После получасового ожидания набираю номер ее помощницы, которая клянется мне, что Мина совсем рядом. Еще через пятнадцать минут теряю терпение и звоню жаловаться нашему общему знакомому – агенту Сэму Арутюняну, который четыре года назад привозил Сувари в Москву на вечеринку Bvlgari (после той поездки Мина с удовольствием вспоминает разряженных официантов в ресторане «Турандот», ГУМ и «явное излишество» – двух охранников, которых она всю дорогу безуспешно пыталась рассмешить, а они на прощание подарили Мине цветы).

Сэм философски замечает, что людей надо принимать такими, каковы они есть. И предупреждает меня: «Ни в коем случае не спрашивай Мину о ее первом муже! Она этого терпеть не может!».

Мина Сувари

В течение пяти лет актриса была замужем за кинооператором Робертом Бринкманном, который старше ее на семнадцать лет. Они познакомились в 2000-м на съемках фильма «Сахар и перец». Тогда Мина с трудом приходила в себя после тяжелого разрыва с предыдущим бойфрендом, и меньше всего ей хотелось новых отношений. Но... «Мы как-то сразу понравились друг другу». Через восемь месяцев пара поженилась. Однако, судя по напутствию Сэма, рассталась не столь мирно, как Деми с Брюсом. В заявлении для прессы все объяснялось универсальным «непреодолимые разногласия».

Ровно через час после назначенного времени на террасе появляется Мина. Очевидно, что она прямиком из спортзала – на ней белая майка-спагетти и черные обтягивающие треники. На плече – большая сумка. Я показываю ей на свой телефон, объясняю, что разговариваю с Сэмом. Она улыбается, просит трубку и начинает нежно ворковать с Арутюняном. Разговор заканчивается трепетным «I miss you!».

Мина Сувари

«Здесь так вкусно, – с энтузиазмом говорит Мина, накалывая на вилку зеленые листья салата. – Знаете, я много чего перепробовала, чтобы быть в форме, калории записывала... Но сейчас для меня все сводится к простым правилам: ты – это то, что ты ешь. Еда должна быть свежей. Мясо и молочные продукты – органическими. Я не люблю жареное, сладкое и соленое. Не пью даже шампанское, хотя в Лос-Анджелесе это ох как нелегко. И по возможности ем дома, потому как никогда не знаешь, сколько масла, соли и сливок повар бухнул в блюдо. Меня родители так вырастили. Обожаю готовить, особенно итальянскую еду. Я постоянно ищу новые рецепты и добавляю к ним нечто свое». Актриса смеется, и я отмечаю, что у миниатюрной Мины смех большой, от души.

«Вот вчера мы с Симоне (Симоне Сестито – муж, итальяно-канадский концертный импресарио, cотрудничающий с Black Eyed Peas и 50 Cent) решили остаться дома. И я начала импровизировать перед плитой. Так ему и сказала: «Понятия не имею, что я готовлю».

Роман Сувари и Сестито вспыхнул на кинофестивале в Торонто в сентябре 2007 года и вывел пару к ватиканскому алтарю – предварительно Мина приняла католичество. «А разве можно венчаться в Ватикане?» – спрашиваю. «Можно, – смеется Мина. – Но не всем». После венчания была свадьба в замке под Римом: море цветов, вкусная итальянская еда и роскошное платье от подружки Стейси Бендет, дизайнера марки Alice+Olivia, – Мина лично приложила к нему руку, вдохновившись примером Симоне, который стал дизайнером ее массивного кольца на помолвку.

В первом браке у Сувари не было красивой свадьбы, поэтому на этот раз она хотела, чтобы «все было как в сказке». Вопросы про Симоне доставляют Мине явное удовольствие: он харизматичный и целеустремленный, изменил ее и сделал совершенно счастливой. Потому что теперь она живет настоящим моментом: «Раньше я старалась изменить всех и вся вокруг себя. Я была ходячим стрессом, а сейчас я в чистом виде дзен».

Кстати, спустя пару лет после знакомства с Симоне тело Сувари украсила такая же, как у бойфренда, татуировка – число «тринадцать» под грудью. Вдобавок к голове льва и малопонятному набору слов, буквально переводимому как «Слово. Звук. Власть», на Мининой спине.

Мина Сувари

Накануне нашего интервью актриса вернулась из Детройта, где снималась в фильме Restitution («Возвращение»). По сюжету чудаковатый писатель расследует убийство в маленьком городке, и ему суждено открыть нечто, что навсегда изменит город. «Забавно получилось: я поехала к Симоне в Торонто, где живут его родители. И прямо оттуда меня позвали на съемки в Детройт. Уехала из Лос-Анджелеса на несколько дней, а вернулась через месяц... Я давно поняла, что все должно произойти в положенное время. Иногда работаешь над проектом год, и ничего не выходит, а в другой раз все складывается само собой».

Такое с ней уже было. В нежном семилетнем возрасте 
Мина, вероятно, уже осознав силу красоты, решила стать моделью. Родители привезли ее на пробы из родной Южной Каролины в Бостон. Ура! Она понравилась! Ее принимают! Она широко улыбается от счастья! И тут обнаружилось отсутствие двух передних зубов, которые некстати выпали буквально на днях. «Приходите, когда вырастут зубы!» – сухо сказали ей в агентстве.

Она пыталась еще несколько раз, дослужилась до рекламных роликов: «Однажды мне сказали: ты хорошенькая, но подрасти хотя бы до ста шестидесяти пяти. В свое время Кейт Мосс снизила планку, от моделей больше не требовалось быть ростом с баскетболистку. Но... во мне сейчас сто пятьдесят восемь – не доросла», – смеется актриса.

В Нью-Йорк она приехала двенадцати лет от роду. Носила каблуки, ходила по Манхэттену с напыщенным видом, как учили в агентстве. «Чего скрывать? Уже тогда я понимала, какое впечатление произвожу на мужчин... Старых и не очень». Всех тех, кто позже, находясь в состоянии сильнейшей фрустрации, не сможет оторвать взгляд от ее нимфетки-хористки из «Американского пирога». И Анджелы, возлежащей в лепестках роз, из «Красоты по-американски».

Люди, далекие от кино, неизбежно впадают в искушение назвать Сувари актрисой одной роли. «Когда мы снимали «Красоту», мне было двадцать. И я была счастлива получить хоть какую-нибудь работу. Понятия не имела, какой это будет замечательный фильм. В нем столько меня, моей души. Я была очень молода, невинна. Это определенное состояние души – чистый лист, tabula rasa, к которому стремится вернуться любой актер».

После того как «Красота по-американски» получила «Оскара», режиссеры бросились предлагать Мине роли шестнадцатилетних инженю. Одно и то же. День за днем. Роль за ролью. Она все-таки снялась в «Американском пироге 2», но впредь зареклась играть в фильмах со словом «Америка» в названии и даже позволила основательно попортить себе зубы для роли в независимом кино «Высший пилотаж».

Мина Сувари

В ее фильмографии сорок три фильма, большая часть – сандансовского разлива артхаус, так и не прокатанный в России. Поэтому не удивительно, что у нас последний яркий всплеск интереса к Сувари датирован августом 2007-го. Да и то связан не с творчеством, а с тем, что она почти налысо подстриглась. Кем ее только ни дразнили – и Бритни Спирс, и персиком, и лесбиянкой из восьмидесятых. На самом деле подстриглась Мина для фильма «Сады Эдема» по роману Хемингуэя. Молодая и очень богатая американка в начале 1920-х приезжает в Париж в поисках себя. Себя она находит после многочисленных экспериментов со своей внешностью и со своей сексуальностью. «С той прической я чувствовала себя такой свободной. Я рада, что так поступила. Раз в жизни на это надо решиться каждой женщине. Но знаете, когда я проходила через паспортный контроль, пограничник, взглянув на мое фото в паспорте, сказал: «Вы такая хорошенькая с длинными волосами!». Оказывается, чтобы быть «хорошенькой», мне нужны длинные волосы».

Мать Мины гречанка. А отец родился в Эстонии. Как полушутя утверждает Мина, он бежал от русских. Жил в Германии. Потом уехал в Нью-Йорк. Настоящая фамилия семьи – Сермон. Но прадед Мины поменял ее на более «эстонскую» Сувари – по имени реки, протекающей на границе Эстонии и России. А с именем Мины вообще вышла запутанная история. Ее назвали в честь крестной-англичанки, которая родилась в Египте. А ту, в свою очередь, – по имени гостиницы, расположенной у подножия египетской пирамиды.

Мина Сувари

Осенью Мина как минимум дважды напомнит о себе. В прокат выходит «Последняя остановка» – что-то из разряда научной фантастики и ужасов: компания из десяти молодых людей приезжает в горы и обнаруживает, что курорт вымер, а топлива на обратную дорогу нет. Потом один за другим начинают исчезать они сами, а оставшиеся в живых – все эти странности распутывать. Вторая картина – романтическая комедия «Ты можешь не целовать невесту». По сюжету отец невесты, хорват, чуть ли не силком выдает дочь замуж за американского фотографа, чтобы получить гражданство, и отправляет в медовый месяц на острова. Только медовый месяц не складывается.

«Мы снимали на Гавайях. Там я подружилась с моей дублершей, очень симпатичной девушкой Даниэллой из Бразилии. Она взяла меня под крыло и стала тренировать. Мне так понравилось, что я теперь шесть раз в неделю фитнесом занимаюсь». Симоне вполне разделяет любовь Мины к спорту и лошадям, разве что по-прежнему считает, что может есть все, что вздумается. Хотя к йогурту с яблоком и гранолой Сувари его все-таки приучила.

Когда позволяет съемочное расписание, Мина изучает психологию и анатомию. Не для диплома: «Просто люблю учиться. Мне интересно изучать человеческое тело. И я не понимаю тех, кто к нему не прислушивается. А еще меня огорчает то, что женщины, достигнув столь многого в эмансипации, сейчас регрессируют». Я, признаться, в недоумении: «Вы правда так думаете?». «Да, именно так. Сначала фотографируют мой зад, а потом обсуждают его в интернете. Почему бы не пообсуждать мои роли, а не мой зад? Америка в последнее время выбирает себе странных идолов. От всех недугов у нас таблеточка. Все девушки должны выглядеть одинаково. А мы должны приветствовать индивидуальность».

Закончив свой монолог в жанре «накипело», актриса переводит дух. Нам обеим пора уходить. Мина берет с собой бургер с индейкой. У меня еще полчаса свободного времени до следующей встречи в Беверли-Хиллз. Решаю остаться и попробовать органического. Заказываю цыпленка тандури. Превосходно. Мне приносят счет. Мина после часового опоздания расплатилась только за себя. Беседа беседой, а денежки – врозь.


Источник фото: Pamela Hanson
Страница:

Читайте также

Битва платьевКому платье Galia Lahav идет больше?

  • Эллисон Уильямс
  • Стефани Сигман
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь