«Я удачно предложила то, чего в Лондоне никогда не было»: Ольга Сардарова

Ксения Рябухина
15 Сентября 2017 в 11:35

Оля Сардарова с мужем Тимуром в своем лондонском клубе BXR. На Тимуре: хлопковая рубашка, Dior Homme. На Оле: шелковое платье, Roberto Cavalli; кожаные босоножки, Manolo Blahnik; серьги из белого золота с изумрудами и бриллиантами, кольцо из белого золота с зеленым агатом, кварцем и бриллиантами, золотой браслет с опалами и бриллиантами, все Stephen Webster.Оля Сардарова с мужем Тимуром в своем лондонском клубе BXR. На Тимуре: хлопковая рубашка, Dior Homme. На Оле: шелковое платье, Roberto Cavalli; кожаные босоножки, Manolo Blahnik; серьги из белого золота с изумрудами и бриллиантами, кольцо из белого золота с зеленым агатом, кварцем и бриллиантами, золотой браслет с опалами и бриллиантами, все Stephen Webster.

Именно Оля, не Ольга — полное имя плохо звучит по-английски.

Я рассчитывала поговорить с основательницей BXR London — по мнению британского GQ, «лучшего бойцовского клуба Великобритании» — в кабинете руководителя с обязательной картиной маслом. Живописи действительно много — стены фитнес-клуба украшают гигантские Мохаммед Али, Шугар Рэй Лео­нард и Джо Фрейзер. А вот своего кабинета у Сардаровой нет. Пока.

В районе Мэрилебон дорог каждый квад­ратный метр. BXR открылся в янва­ре на Чилтерн-стрит в двух шагах от зна­мени­­того отеля Chiltern Firehouse в новом жилом комплексе The Chilterns. Там квартиры с террасами, впечатляющая отделка. За место тут Оля жестко билась с большими международными фитнес-брендами.

Сардарова объяснила мне, как в Лон­доне выбирают арендатора. Не может быть такого, что девелопер сам взял и указал на симпатичного ему человека. Решающий голос у властей района. «Особенность Мэрилебона в том, что у людей, которые принимают решения о будущем, есть четкая задача: выбирать проекты, которые будут отличать его от других райо­нов. Чилтерн-стрит неслучайно полна маленьких магазинчиков, и все бренды — ­новые, необычные. Я удачно пришла к ним с презентацией того, чего в Лондоне никогда не было».

Как это ни парадоксально, в стране, которая придумала бокс в его нынешнем виде (считается, что первый матч прошел в середине XVII века между мясником и лакеем герцога Альбемарльского), не было ни одного достойного боксерского клуба. «В основном все маленькие. Ринг, груши, больше ничего. Туда приходят ставить технику. А боксеру нужна еще физическая подготовка и кардиотренировки. Все это я собрала под одной крышей».

Фитнес-клубы в городе, конечно, есть — и Equinox, и LA Fitness. Спрашиваю про обожаемый русским Лондоном KX. Отвечает: «Там проводят время. Отличное кафе, хороший спа, привозят лучших докто­ров и косметологов. Как спортивный зал он не интересен». Оля боксировала и в нью-йоркском Gotham Gym, где закаляется стальной пресс Джиджи Хадид, и в 5th St. Gym в Майами, где занимался Мохаммед Али. Там ей понравилось: «Оба ­зала послужили вдохновением».

В BXR много света: окна от пола до потолка, а потолки — шесть метров. «У людей, которые к нам приходят знакомиться, первая реакция: "Ой, на меня все смотрят с улицы", — говорит мне Оля. — Почти все спортзалы Лондона находятся в подземных помещениях. Город ценит личное пространство и тренажеры ставит лицом к стене. Бежишь и ни о ком не думаешь».

BXR занимает два этажа. Верхний с рингом — только для тех, кто купил годовое членство. На первом — три студии концепта Sweat by BXR, куда потеть пускают всех, занятие стоит тридцать фунтов. Skills — это основанная на технике бокса тренировка для всего тела. Cardio — упражнения на тренажерах VersaClimber, которые имитируют скалолазание. S&C — силовые тренировки, TRX — выносливость. Идею студий Sweat by BXR Оля собирается распространять по городу — это удобно тем, кто много путешествует.

Чтобы упражняться на втором этаже, где помимо ринга имеется полный комп­лект тренажеров для развития всего, что от человеческого организма требует бокс, нужно как следует заплатить. Членство стоит 1800 в год плюс вступительный взнос 180, которые дают доступ к мощному телу Гэри Логана, главного тренера по боксу. Он, когда был практикующим профи, с большим успехом выступал в тяжелом весе. А также — к жилистому телу главного тренера по фитнесу Олу Эдепитана, у которого степень магистра по «питанию и здоровью».

Интерьер второго этажа в BXR.Интерьер второго этажа в BXR.

«Боксеры у нас — профи, — с гордостью рассказывает Оля. — Тренеры по фитнесу посвятили профессии всю свою жизнь, знают каждую мышцу. Половина из них еще и остеопаты. В лондонских залах среднего класса много молодых ребят, которые там временно, чтобы подзаработать. ­Сертификат тренера получить просто. У нас таких нет».

На открытие к Оле заглянул Гай Ричи с женой Джеки Эйнсли. ­Пожизненное членство в клубе получили продюсер Марк Ронсон, владелец соседнего отеля Chiltern Firehouse и Chateau Mormont в Беверли-Хиллз Андре Балаш, модели Сара Сампайо и Марина Линчук. В качестве со­инвестора выступила мудрейшая свекровь Марианна Сар­дарова. Партнером — и лицом клуба — стал олимпийский чемпион-тяжеловес Энто­­ни Джошуа, который в своей карье­­ре не потерпел еще ни одного поражения. И даже победил Владимира Кличко. Все эти чудесные люди тут тренируются — прос­тым смертным можно любоваться на них с улицы ­через шестиметровые окна-витрины.

«Ко мне приходили разные боксеры, — объясняет Оля. — Говорили: "Название отличное, место отличное. Припишем мое имя, буду помогать". Но все это были люди не того уровня. А с Джошуа мы, оказывается, ходили к одному остеопату – эта клиника за углом от клуба. Я рассказала доктору про мой проект, он пересказал Энтони. Они зашли, посмотрели, им очень понравилось».

У BXR есть девиз — «Тренируйся как чемпион». Чемпионы во всем мире подходят столько же раз к тем же тренажерам. Про методику Джошуа рассказал Оле все, что знает. А еще дал рекомендацию врачам спортивной клиники — внутри клуба есть и такое, привел тренера по S&C. Другое дело, что в реальном мире после ринга чемпионов не ждет элегантная раздевалка со шкафчиками, обтянутыми кожей в кракелюре, и с мылом Malin & Goetz.

Богатая тема «русский Лондон» дает в Англии гарантированный интернет-трафик, и журналисты Daily Mail не упускают ни одной возможности упомянуть фамилию Олиного мужа Тимура, сына владельца ­«Южно-Уральской промышленной компании» Рашида Cардарова и основательницы фонда RuArts Марианны Сардаровой.

Но записать Олю в trophy wife рука не поднимается. Родилась в Санкт-Петербурге. Папа Владимир Баукин — академик, гендиректор ООО «Экоген Технолоджи», которое занимается электрогенераторами. Мама Елена Баукина, невероятная красавица, основательница компании Forma for Life — привозит в Россию мебель с лучших итальянских фаб­рик. В нулевые родители отправили дочь в Анг­лию. Проучившись два года в обычной школе, Оля самостоятельно поступила в Westminster School при Вестминстерском аббатстве. «Это был поворотный момент в моей жизни. Там я познакомилась с очень мотивированными детьми, которые хотели работать. Совсем не было русских. В предыдущей школе их было много — причем таких, которые вообще ничем заниматься не хотели. А в Вестминстере нельзя не учиться. Нельзя не прийти на урок, не сделать домашнее задание — это не круто. Все стремятся попасть в Окс­форд или Кембридж». Оля же с легкостью поступила в Лондонскую школу экономики. Там с распростертыми объятиями приняли круглую отличницу с пятью A на A-Levels и двена­дцатью A* на GCSE (обычно люди сдают четыре и десять). «Я очень хотела остаться жить в Лондоне и всегда знала, что пойду работать в банк». Получила диплом, пришла в лондонское отделение американского Merrill Lynch. «Я вставала каждый день в четыре утра. Нужно было готовиться к первой за день встрече, которая была уже в шесть. Это хороший опыт — дисциплина, к которой ты привыкаешь в финансовой индустрии, бесценна. Даже если у тебя свой бизнес, ты все равно рано встаешь. И я встаю, потому что знаю: с семи до восьми — самое продуктивное время. Ленивые еще не проснулись и тебе не мешают».

Девушке из банка познакомиться светит только с банкиром. Оля предупреж­дает: «Образ жизни у вас будет такой: каждый день в одно и то же время на работу и с работы, потом ужин с мужем и спать.


Пожизненное членство получили диджей Марк Ронсон и вла­де­лец Chateau Marmont Андре Балаш.


Уже на стажировке я поняла, что день сурка не для меня. К счастью, я познакомилась с Тимуром, а жизнь с ним — полная противоположность слову "рутина"».

Тимур работал тогда в Лондоне — руководил частным авиаперевозчиком Ocean Sky. Оля заканчива­­ла LSE и была там президентом самого большого русского сообщества. «Я организовывала все мероприятия — Восьмое марта, Старый Новый год. Российское посольство попросило меня устроить конкурс красоты среди русских студенток. Я нашла конкурсанток, мес­то. С Тимуром мы там и встретились, его компания предоставляла главный приз — перелет на частном самолете. Но на конкурсанток он внимания уже не обратил. Друзья потом смеялись: "Как ты мог прийти на конкурс красоты и познакомиться только с организатором?!"» Но когда они видели Олю, воп­рос отпадал сам собой.

На свадьбу в 2010-м Тимур ­подарил молодой жене пакет акций компании Youmoo Frozen Yogurt. Замороженный ­йогурт в Лондоне был еще в новинку. Оля вырастила стартап до крупной сети и в 2015 году благополучно продала, а полу­ченные деньги инвестировала в ­боксерский клуб BXR.

«Без поддержки моей свекрови я бы не решилась открыть свой зал, — признается Оля. — Именно Марианна Любимовна на свадьбе сказала мне, что после замужества нельзя превращаться в домохозяйку. Нужно продолжать расти, развиваться, оставаться интересной мужу. Совет, которому я следую каждый день».

С родителями Тимура Рашидом и Марианной Сардаровыми на свадьбе его младшей сестры Вики в Праге, 2016.С родителями Тимура Рашидом и Марианной Сардаровыми на свадьбе его младшей сестры Вики в Праге, 2016.

У Тимура и Оли две дочери — шестилетняя Алисия и трех­летняя Александ­ра. И очень много работы. Тимур вместе с другом Оливером Рипли в 2005-м основал инвестиционную компанию Ocean Group. Через шесть лет внутри большого «океана» они выделили маленький Black Ocean для инвестиций в новые цифровые и мобильные технологии. Офисы у парт­неров — в Нью-Йорке, Лондоне, Женеве и Москве. Этим летом компания ­Тимура выкупила у Mercedes‑AMG пакет акций итальянской компании MV Agusta — в ­Италии Сардаровым теперь приходится не только отдыхать, но и производить мото­циклы.

Заветному work life balance Оля учится у операционного директора фейсбука Шерил Сэндберг. «Мне повезло, что ее книгу Lean In (на русском языке она вышла под названием «Не бойся действовать». — Прим. «Татлера») я прочитала до того, как начала заниматься клубом. Там очень полезные советы для женщин, как совмещать свой бизнес, семью и отдых».

Баланс получился такой: то Лондон, где нужно везти девочек в школу в половине седьмого утра, то сложный график перелетов с мужем по всему миру. Тимур не только бизнесмен, но и диджей. Под псевдонимом Timujin он в этом году ставил музыку на Ибице, в Амстердаме, в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, в московских «Газгольдере» и Leveldva. Сардаровы любят костюмированные вечеринки — вы же видели в разделе Party этого номера, как ярко Тимур отпраздновал свой день рождения! Не пропускают московский Midsummer Night’s Dream, который устраи­вают лондонцы Марго Трушина и Салават Тимирясов. На популярном среди людей из Кремниевой долины фестивале Burning Man Тимур и Оливер каждый август разбивают свой кэмп и называют его White Ocean.

Костюмы на все эти карнавалы Оля шьет сама с большим энтузиазмом. Дочки помогают ей наряжаться. На фото с Bur­ning Man мама выглядит на восем­надцать, и ее пресс вызывает у подписчиц инстаграма @miss_olia_s острое желание купить абонемент в BXR. «Когда проходишь в ворота Burning Man, такое ощущение, что оказалась на другой планете, — вспоминает Оля. — Там нет слова "Привет!", вместо него объятие. Все говорят тебе Welcome home. Потом сложно возвраща­ться к реаль­ности».

На фестивале Burning Man, 2014.На фестивале Burning Man, 2014.

Хотя о бизнесе там разговаривать не принято — люди приезжают забыть свое имя, — Тимур с Олей возвращаются из Невады с десятками новых полезных контактов. «Никогда не знаешь, с кем там встретишься. Однажды ко мне подошел парень в ядовито-синем комбинезоне клеш. Как в восьмидесятые. Начал что-то рассказывать. Я спросила, как его зовут, а он ответил: «Sleeper» («Спящий»). Сообщил, что он один из первых, кто стал ездить на Burning Man. Что раньше строил собственный огромный лагерь, а потом решил на себе проверить принципы фестиваля. Узнать, сможет ли прожить без имени и каких-либо условий. Его прозвали Спящим, потому что он все время спал где-то на улице. Его кормили и поили случайные люди — там, посреди пустыни, принято ­делиться всем, что есть. Потом Тимур спросил меня, узнала ли я этого "спящего". Оказалось, это был Сергей Брин, ­основатель Google».

Прошлым летом несколько сайтов ­написали о скандале на фестивале. Что «хулиганы» перерезали провода и уст­роили погром в лагере Тимура и Оливера. За люкс, который не отвечает традициям фестиваля, где даже миллиардер Брин спит на улице. Оле это неприятно: «Американская пресса превратила это в конфликт, как будто старожилы Burning Man против нас. На самом деле обиделся человек, который помогал нам строить лагерь. Что-то его не устроило, и он обрезал провода, испортил питьевую воду».


«Его на Burning Man прозвали Sleeper, потому что спит на улице. Тимур сказал, что это Сергей Брин».


Благодаря опыту Шерил Сэндберг и Олиной дисциплине супруги успевают качественно проводить время вместе не только в маскарадных костюмах. «У нас есть традиция по воскресеньям обедать с детьми в лондонском Novikov. В итальянской его части — там дочек учат готовить пиццу, а родители могут расслабиться, съесть фантастическое мороженое домашнего приготовления. Недавно мы завели еще одно правило — гулять перед сном вокруг дома. Дома в Кенсингтоне невысокие, в отличие от Москвы и Нью-Йорка, и дышится очень легко».

Она бы и рада уехать в долгий отпуск на море, но пока не получается. У малого бизнеса всегда много забот. «То нельзя, это нельзя. Сейчас борюсь с резидентами. Мы же находимся в здании, где много дорогих квартир. Жильцам мешают звуки — то занятия громкие, то гантели уроним». Боксерская подготовка тут не поможет — в Лондоне приходится постоянно договариваться по-хорошему.

И помогать соседям. Для Оли это очень важно: «Я живу в Лондоне с пятнадцати лет, это мой дом. И всегда мечтала сделать для него что-то хорошее». После ужасного пожара в Гренфелл-тауэр власти организовали спортивные занятия в этом райо­не — для поддержания морального духа. Олиных тренеров тоже пригласили. «Я там встретила мальчика, который со дня пожара из-за шока не произнес ни слова. У нас на тренировке он заговорил. Еще мы проводили бесплатные занятия для ребят из одной государственной школы — сейчас в стране много говорят, что бокс помогает тинейджерам контролировать агрессию. Мне и моим инструкторам нравится делать что-то настоящее. Не все же достигать коммерческих целей».

С мужем Тимуром и дочерьми Александрой и Алисией в BXR, 2017.С мужем Тимуром и дочерьми Александрой и Алисией в BXR, 2017.


Источник фото: : Olivia Richardson; архив tatler. стиль: riana pervez. прическа и макияж: lauren reynolds. ассистент стилиста: liam easwood. продюсер: анжела атаянц

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь