Можно не раздеваться: интеллектуальная мода против сексуальности

Ксения Чилингарова
22 Августа 2017 в 17:15

2017 Перед показом Balenciaga в Париже. Плащ, Vêtements; топ, сапоги и сумка, все Balenciaga2017 Перед показом Balenciaga в Париже. Плащ, Vêtements; топ, сапоги и сумка, все Balenciaga

Это было возмутительно раннее утро понедельника. Мы сидели в аэропорту Ниццы, в терминале для частной авиации, и ждали вылета. Пили местный кофе в надежде прогнать остатки сна. Еще в зале были две русские женщины. Вокруг них бегали дети, следом бегали няни. От нечего делать мы потихонечку рассматривали друг друга.

«При полном параде», — моя приятельница сделала незаметный жест рукой в сторону соседей. На одной из дам был оливковый пиджак Chanel и джинсы-дудочки, подчеркивающие ее спортивные ноги. Вторая, тоже с фигурой греческой атлетки, была в коротких шортах для сафари и топе в тон, все, кажется, Ralph Lauren. Обе на каблуках, головы в локонах, лица в макияже. У каждой по несколько браслетов Cartier Love. Я шепнула подруге, что на каждую любовь по одному. Нам не было до них дела, но по дороге в туалет я подслушала разговор. Он заставил меня глубоко задуматься.

«Помнишь ее пять лет назад? Как ей шли все эти Dolce! А сейчас? Недавно встретила ее на детском дне рождения. Безобразные меховые шлепанцы. Странного кроя юбка, которая режет ноги. Сверху балахон. А ведь у нее хорошая фигура — я видела в зале. Жертва моды!» — «А что муж?» — «При мне назвал ее ведьмой».

Я прекрасно знаю, о ком идет речь. Муж действительно называет ее Ведьмой — это одно из милых домашних прозвищ, которыми они щедро одаривают друг друга и близких друзей. Я на их языке Бабка и горжусь этим.

Потом в самолете мы так резво обсуждали проблему поиска новой сексуальности, что у тех двух богинь явно горели уши. Я кричала: «Что за стереотипы? Неужели без мини не получится привлечь мужчин? Не все так одноклеточно и примитивно. Вот, например, Ольга Карпуть. Молодая, модная и желанная».

Мою прямую речь прервала мама подруги: «Девочки, посмотрите на себя! На кого вы похожи? Одна в сером спортивном костюме, другая в бесформенной кофте, которая скрывает половину туловища». «Это не кофта. Это коллаборация Comme des Garçons x Vêtements Gay Lesbian and Fetish Collection», — обиделась я. «Какая разница? Тебя в ней не видно. Так вы слона не продадите».

2016 На показе Walk of Shame в ЦУМе. Платье, Vêtements; ботильоны, Céline2016 На показе Walk of Shame в ЦУМе. Платье, Vêtements; ботильоны, Céline

Слон у меня есть, и, наверное, мне его надо как-то продавать. Но мужское внимание для жертв моды, по мнению мамы моей подруги, — недоступная радость. Убеждать в обратном, приводя в пример Наташу Гольденберг и ее семейное благополучие, бессмысленно. Мама скажет, что это исключение из правил. Что креативному директору ЦУМа не просто удалось приучить ресторатора Александра Оганезова к моде — она навязала ему свой стиль и свой вкус. Но с большинством мужчин такой номер не пройдет. Одежда должна подчеркивать достоинства, а не недостатки женщины.

Кто бы спорил. Я даже почти согласна насчет радужного свитера. Но маме подруги не нравятся и мои платья Comme des Garçons, а я уверена, что их сложный крой подчеркивает именно то, что я считаю своим достоинством. Не попу, нет. Эти вещи вступают в симбиоз с очень важной частью моей души.


Я думала, что моя одежда обещает всем незабываемый секс. А мужчины говорили: «Не верю!»


Именно так я создаю свою собственную красоту. Моя семья много лет дружит с дизайнером Юлей Яниной. Она говорила моей маме, что женщина сексуальна только в платье, в котором чувствует себя таковой. Если одежда с тобой не разговаривает, ты будешь отдельно, а платье отдельно.

2007 В клубе Jimmy’z, Монте-Карло2007 В клубе Jimmy’z, Монте-Карло

В общем, я завелась не на шутку. Дома посмотрела, что живет у меня в шкафу. Каблуки и платформы ушли — вместо них лодочки Céline на плоском ходу и белые кроссовки Reebok. Кружевные платья-футляры убраны подальше, их сменили платья-баллоны Loewe и платья-конструкторы Vêtements. Легинсы Balenciaga, мужские толстовки Raf Simons — это у меня на каждый день, в булочную сходить. Короткая стрижка. Я взглянула на себя в зеркало. На меня посмотрел симпатичный модный мальчик. На таких обращают внимание другие симпатичные модные мальчики. Неужели я переборщила? Заигралась? Выкинула за ненадобностью идею женского сексапила? Что я прячу за оверсайзом — или, точнее, от кого я прячусь?

Я знала одну женщину со странной формой невроза. Обладая великолепным телом, она дико себя стеснялась. Каждый брошенный в ее сторону взгляд вызывал панику. Но у нее был в ранней юности ужасный сексуальный опыт — даже рассказывать неудобно. А со мной-то что не так? Никогда вроде я не отказывала себе в легком или тяжелом флирте. Или это у меня ложные воспоминания? Я откопала старые фотографии и села думать. Вот глубокие декольте, короткие юбки и даже золотые шорты. М-да, одежды во времена МГИМО на мне было крайне мало. А сколько было свиданий? Тоже, кажется, немного.

2006 В Марбелье. Топ, Alessandro Dell’Acqua2006 В Марбелье. Топ, Alessandro Dell’Acqua

Но связь между этими фактами вовсе не прямая. Важнее то, что я совсем себя не знала и примеряла разные образы. Они жили отдельно от меня. Я думала, что моя одежда обещает незабываемый секс. А мужчины рядом со мной хотели, как Станиславский, сказать: «Не верю!» Моим ориентиром были Наоми и Клаудия. Супермодели открывали дерзкие показы Versace. Женская сексуальность подчеркивалась и обострялась. Нам, детям СССР, это было на руку. Так случайно, но удачно совпало: подростковый возраст и бордельный тренд. Возраст согласия — наконец-то можно! Мы росли и менялись вместе с модой. Она двигалась вперед, а мы — медленно — за ней. Подросли, стали работать — и на подиум очень кстати вышли минимализм и мужские костюмы.

А теперь снова лосины и плечи. Началась новая сексуальная революция. Дизайнеры стирают гендерное различие — да и психологи теперь говорят, что оно очень условно. Моя природная лень в восторге. Женский сексапил — это ведь огромная работа каждый день: с утра накрутить кудри, в семь утра в аэропорту курортной Ниццы цокать каблуками.

Я расслабилась. Свобода очень опасный наркотик. Знаете, что сказала мне стилист Виктория Гог, когда я мучила ее расспросами о сексе в моде, в моем гардеробе и вообще? «Я думаю, ты не про секс. Ты про интеллектуальную моду и искусство».

Есть у меня любимый американский блог — Man Repeller (буквально — «отгоняющая мужчин». Как репеллент). Леандра Медин, модница с феминистическим уклоном, смешно пишет о своей одежде, которая категорически не возбуждает мужчин. Что не помешало ей пять лет назад выйти замуж за финансиста из банка UBS.

Но времена опять меняются — сейчас и в хипстерском Нью-Йорке, и в Москве мужчины настаивают, что они мужики. Чем дальше, тем сильнее. Если я хочу пользоваться успехом, мне нужно развратное платье. Я потратила на его поиски целый день своей короткой командировки в Лондон. Но купила только кроксы Christopher Kane cо стразами. Моя лучшая подруга Кристина Краснянская покрутила пальцем у виска. Но я радовалась как ребенок — потому что забрала последние.

Это детский сад, а не сексуальность. Не суждено мне, значит, покорять всех, кто движется. Есть в моей жизни одна любовь — и хватит. С таким настроением я отправилась на ланч с мужчиной, который мог быть мне полезен в плане бизнеса. Мысли были забиты пуховиками — я ведь известный производитель самой несексуальной в мире одежды. Владимир озвучил свое предложение. Сроки поставки, стоимость аренды... Эротики во всем этом — минус двадцать по Цельсию. Я оторвалась от тарелки, чтобы рассмотреть собеседника. И тут у нас случилась химия. Хотя мне это кажется больше похожим на волну — если ее ловишь, сразу чувствуешь себя невероятно привлекательной и желанной. Мне достаточно было десяти секунд, чтобы поймать и удержать это ощущение. Дома, вспоминая встречу, я задумчиво крутилась перед зеркалом. Платье-майка Maison Margiela, кроссовки, джинсовка Balenciaga размером и фасоном как трехстворчатый шкаф. Но я себе чертовски в этом нравилась — и только что убедилась, что умею нравиться кому-то еще.

2017 На Неделе моды в Милане. Джинсовка и юбка, Balenciaga; воротник и ботинки, J.W.Anderson2017 На Неделе моды в Милане. Джинсовка и юбка, Balenciaga; воротник и ботинки, J.W.Anderson


Источник фото: архив Tatler

Читайте также
Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь