Школы

Взгляд снизу: дети-космополиты пишут сочинения о своих школах

Tatler
7 Августа 2016 в 14:08

Антонина Худякова в московской школе № 1239Антонина Худякова в московской школе № 1239

Антонина Худякова, 9 лет

Центр образования № 1239 (Москва) и Miami Country Day School (Майами)

Я люблю учиться, но вот с контрольными у меня беда — накануне нервничаю и не могу заснуть, а на следующий день болит голова. Зато в Майами в начальной школе нам не ставят оценки — представляете, как круто? Поэтому там у меня голова никогда не болит. Учитель просто составляет teacher’s report — рассказ о том, как ребенок себя вел, и пожелания. Например, Good job («Хорошо постарался») или You gonna be there («У тебя получится»). Это приятно, потому что не у всех все сразу получается. Если ставить двойки, дети переживают и думают, что у них никогда ничего не выйдет. А так есть надежда.

Miami Country Day School почти сто лет. Это много, потому что США по сравнению с другими странами — малыш. Ученики ходят в удобной форме: юбка или шорты и поло. В Москве у нас юбки и пиджаки в зеленую клетку. Обязательно белые рубашки, а для мальчиков еще и галстуки. Красиво, мне нравится. Иногда хочется носить рубашку навыпуск, как старшеклассники, но строгие дежурные могут увидеть и отругать.

В США мы не просто так ходим в удобной одежде — у нас по две физкультуры каждый день, и мы не переодеваемся. В начальной школе бегаем на скорость, играем в детский бейсбол и другие игры. В средних и старших классах любым спортом можно заниматься как профессионалы — школы соревнуются между собой за первенство в штате и стране. Мои спортивные бальные танцы здесь спортом не считаются. Когда нужно будет выбрать команду, я, наверное, пойду в чирлидинг. Играть в американский футбол мне родители все равно не разрешат, но я смогу быть в группе поддержки. С помпоном.


В Москве мы читаем Тургенева, Куприна и Чехова. Нигде нет счастливого конца.


В школе № 1239 тоже много спортивных кружков. Но в Москве всегда холодно, поэтому мы занимаемся внутри — обидно, ведь на улице веселее. Школа ни при чем и Москва тоже — это климат виноват. Жаль, что спорт у нас любительский: мне приходится ездить на тренировки после уроков. На дорогу уходит так много времени, что на домашку его почти не остается.

Мой любимый предмет и в Америке, и в России — Science, наш «Окружающий мир». В Штатах есть живой уголок с черепашками, рыбками, змеями, гигантским пауком, морской свинкой и вараном. Информатика точно интереснее в США. Нам рассказывали про Марка Цукерберга и про то, что программирование — такой же важный урок, как математика и язык. Мы изучаем новые приложения, пробуем писать код и печатаем на скорость. Информатика входит в предмет Media вместе с литературой, радио, газетами. В школе есть своя радиостанция, но нас, мелких, к ней не подпускают. Мы идем в библиотеку и читаем друг другу, сидя на ковре. Потом обсуждаем и переходим в компьютерный класс.

Американские и английские детские книжки намного веселее, чем русские. В школе № 1239 мы проходим Тургенева, Куприна и Чехова. Нигде нет счастливого конца. Я после «Му-му» и «Спать хочется», где девочка убивает малыша, хотела вообще бросить читать, потому что грустила целую неделю. Из американской программы мне нравится Кейт ДиКамилло, она пишет о приключениях мышонка — в русской школе ее не проходят.

Зато математика везде одинаковая. Что мне нравится в Майами — мы сидим впятером-вшестером и все делаем вместе. Однажды у меня была похожая история в Москве. Я много пропустила, и весь класс помогал мне решить кроссворд — это была итоговая контрольная по информатике. Я получила пятерку, но знаю, что оценка не моя, а наша. Так что в школе № 1239 у нас тоже дружный класс и все помогают друг другу, хоть это и не разрешается.

Я люблю рисование, труд и музыку. Но в Москве у нас нет для них специальных кабинетов. В Америке мы рисуем на мольбертах и делаем проекты на больших столах — можно все пачкать и не переживать. Есть свой оркестр. Drama — это отдельный урок: мы ставим спектакли, рисуем декорации, шьем себе костюмы.

Обидно, что в Майами классы все время перемешивают, каждые полгода у тебя другие одноклассники. С учителями так же — каждый год новые. А в Москве моя любимая Анна Анатольевна одна и навсегда — с первого по четвертый класс. Самое страшное, то есть расставание с ней, у меня впереди.

Никита Троценко, 17 лет

Marlborough College, Великобритания

Никита с друзьями в ЛондонеНикита с друзьями в Лондоне

Третий год я учусь здесь вместе с тысячей амбициозных ребят. Приходится жить и уживаться с людьми самых разных менталитетов. Моя школа — одна из лучших в Англии. Она была основана в 1843 году для детей англиканского духовенства. А еще известна тем, что одна из первых решилась ввести смешанное обучение мальчиков и девочек. Сейчас Marlborough входит в британскую десятку по академическим достижениям и занимает второе место по boarding, то есть по комфорту и оснащенности пансиона.

Территория у нас делится на двенадцать общежитий (или домов, houses). Три из них смешанные, все остальные разбиты по полам. Распорядок дня немного отличается в зависимости от общежития, вашего года рождения, индивидуальной программы и характера руководителя дома — хаусмастера. Есть общежития более спортивные, есть более сильные академически или более строгие. Наше, пожалуй, самое творческое.

Подъем — между семью и половиной восьмого, в восемь — завтрак. Затем два урока, большая перемена, потом еще два. После этого обед и дополнительный урок из персонального графика обучения. Потом у каждого свое расписание — кто‑то бежит на спорт, а кто-то плетется со скрипкой в музыкальный департамент. Нам на выбор дается полсотни внеклассных занятий — это, по‑моему, большое преимущество Marlborough. Я четыре раза в неделю по два часа занимаюсь водным поло. В этом году планирую стать капитаном сборной, что непросто — тут много кто хорошо играет. По важности и уровню уважения со стороны сверстников сборная по поло уступает только сборной по рэгби.


Недавно я бросил китайский язык — понял, что для меня это перебор.


Спорт в британских школах — это очень важно. Не только чтобы ученики поддерживали форму и мотивировали себя на победу, но и потому, что так мы учимся искать себе дело, в котором можем преуспеть. У нас двадцать видов спорта и, соответственно, двадцать команд. Попасть в любую из них сложно, зато очень почетно. Так же и с любым занятием — будь то учебный предмет, театральная студия или музыкальный класс. Везде сильная конкуренция, но и правила честные. Захотел чего-то добиться — придется тренироваться, сравнивать свои достижения с чужими, искать, в чем ты можешь быть лучшим. В хорошей школе будет много умных, целеустремленных и сильных ребят, а успехи родителей не сыграют никакой особой роли — каждый сам доказывает, на что способен.

Обстановка в Marlborough доброжелательная и напряженная одновременно. Поощряются ответственность и самостоятельность — вы сами должны знать расписание и помнить, какой проект и когда нужно сдать.

Меня часто спрашивают, есть ли здесь дискриминация русских. Ее нет. В школе много студентов из смешанных семей, родители — разных национальностей, многие работают за рубежом. Иностранцев примерно треть. Проблемы ребят из России связаны не с предвзятым отношением, а с плохим знанием английского при поступлении и с неумением самому организовать собственную учебную жизнь. После семи вечера все делают уроки, в десять тридцать — отбой. И все равно остается время на встречи с друзьями и на арт-центр. Кстати, с самого начала в школе можно получить стипендию по арту, спорту, музыке или академическим предметам. Она может сыграть большую роль при поступлении в университет.

Никита c одноклассниками по колледжу MarlboroughНикита c одноклассниками по колледжу Marlborough

Чтобы хватало времени и на уроки, и на увлечения, нужно уметь планировать день. Если эта задача оказывается сложной, всегда можно посоветоваться с наставником-тьютором или хаус-мастером.

Мой любимый предмет — химия. Притом что я, скорее, гуманитарий и к математике отношусь без особого трепета. Здесь это нормально — система сетов (академических групп, сформированных по уровню успеваемости) позволяет вам быть в сильной группе, например, по литературе, средней по биологии и в нижней по математике. Так ученики, которые неважно успевают по какому-нибудь предмету, усваивают материал с той скоростью, на какую способны.

В Marlborough можно выбрать из десятка иностранных языков. Недавно я бросил китайский — понял, что для меня это перебор, но по-прежнему учу французский. Русский не входит в обязательную программу, но я взял его дополнительно, чтобы не забыть. Что мне по-настоящему нравится, так это арт. Я много читаю по истории искусства — собираюсь проявить себя в полной мере.

Мой единственный совет тем, кто собирается поступать в британскую школу — не бойтесь, все получится. Главное — захотеть перейти этот Рубикон и выбрать правильное русло.

Марианна Газманова, 12 лет

Школа № 686 «Класс-центр», Москва

Ученица «Класс-центра» Марианна ГазмановаУченица «Класс-центра» Марианна Газманова

Первого сентября наш директор Сергей Зиновьевич Казарновский выходит на школьное крыльцо в красивом фраке и ведет под уздцы ослика, запряженного в тележку, полную арбузов. Такая у школы традиция — мы все вместе едим эти арбузы в честь начала учебного года. У нас уникальный директор, и, будь моя воля, я бы его клонировала! С ним можно поговорить и посоветоваться. Однажды мы с одноклассницей играли в пинг-понг, вдруг появился Сергей Зиновьевич, взял ракетку и присоединился.

Мы ходим только в удобной одежде. Можно красить волосы в фиолетовый цвет — никто не сделает замечания. Представьте, какой была моя реакция, когда я перевелась в «Класс-центр» из гимназии, где все носили строгую форму. Сначала я не понимала, как можно явиться на урок в шортах поверх разноцветных легинсов, но быстро привыкла к свободе самовыражения. В нашем расписании много творческих предметов, на которых мы, например, танцуем, поэтому нам разрешают приходить в удобной одежде.

Когда я поступала в «Класс-центр», не верила, что попаду в такой творческий мир. Нас всех привели в кабинет актерского мастерства, посадили в круг и вызывали по фамилиям. Никто из ребят не знал заранее, что именно у нас будут спрашивать! Мы по очереди изображали разные эмоции, угадывали слова и с выражением читали стихи. Преподаватели понимали, как сильно мы волнуемся, и не давили — конкурс был больше похож на игру.

«Класс-центр» не похож на обычные школы, здесь смешивают творческие предметы с общеобразовательными: в расписании есть актерское мастерство, история джаза, музыкальная литература, сольфеджио, история театра и даже грим.

Мы все оттачиваем актерское мастерство на сцене и играем на музыкальных инструментах. Я выбрала гитару — дома папа и старший брат Родион всегда помогут, если что-то не получается.

Недавно наш класс поставил спектакль «Хортон» про слона, а выпускники — «Любит — не любит» по мотивам «Ромео и Джульетты». Родители в восторге от того, как хорошо и профессионально мы держимся на сцене. Из «Класс-центра» выходят не только актеры и музыканты. Я точно знаю, что все мы будем разносторонними и творческими личностями.


Источник фото: светлана панова; из личного архива

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь