Школы

Zooпарк: продвинутые московские преподаватели — о детях поколения Z

Tatler
7 Августа 2016 в 12:22

Ph: Stephanie Rausser

Самые продвинутые преподаватели московских школ думают, что делать с детьми поколения Z.

Иван Никулин, преподаватель информатики в Пироговской школеИван Никулин, преподаватель информатики в Пироговской школе

Мне кажется, что Z — слишком пессимистичное название. Она последняя буква в алфавите, а эти дети не похожи на поколение, которое уничтожит цивилизацию. Но они сильно растеряны — интернет оказался для них вызовом, с которым не получается совладать. У предыдущих поколений были книги, которые можно дочитать до последней страницы. А у этих — «Википедия», и она бесконечна. Стройно, линейно мыслить им трудно, зато они научились молниеносно переключать внимание — как во «ВКонтакте» между цветными картинками. Но проблема не в детях, а в желающих быть продвинутыми родителях, которые вместо того, чтобы отвечать на вопросы, говорят: «У тебя есть интернет». Их дети бессистемно бродят по сети, потому что папа и мама не показали, что можно это делать, преследуя некую цель. Обратите внимание, никто больше не рассказывает анекдоты — истории, в которых линейный сюжет подразумевает неожиданное разрешение ситуации. Современный юмор состоит из мемов. Человек встречает их в «ВК» — и испытывает радость узнавания.

Зато дети Z неконфликтные. Если в них появляется какая-нибудь агрессия, они мгновенно изливают ее в онлайн-играх и на смешных форумах. Их не били. Их эмоции легки и, как кадры киноленты, сменяют друг друга. Да, ребята меньше страдают, но легких эмоций может не хватить, когда возникнет реально сложная ситуация или когда нужно будет добиться грандиозной цели. Чтобы привить этим детям способность размышлять, я прихожу в нашу маленькую, где нет даже параллелей, школу в пончо и шляпе и преподаю информатику — самый логичный, линейный из школьных предметов. Общение с незнакомым мне классом начинаю с того, что учу делать шпаргалки шрифтом Брайля и азбукой Морзе. Так они приобретают свой первый опыт кодирования информации. Если нужно объяснить тему «Системы счисления», я показываю, как с помощью пальцев двух рук досчитать до 1023. Не факт, что после меня они все пойдут на ВМК или в Институт лингвистики в составе РГГУ, где Максим Кронгауз читал у нас семантику. Но если хоть чем‑то системным заинтересуются — микробиологией или жизнью подорожников, — я буду счастлив.

Наталья Любомирская, научный руководитель лицея НИУ ВШЭНаталья Любомирская, научный руководитель лицея НИУ ВШЭ

Раньше мы учили искать информацию, а теперь даем навык отсекать пропаганду и рекламу от реальных фактов, оценивать риски и находить лучшее решение. Если ребенок привыкнет к одному источнику информации (школа не исключение), им будет очень легко манипулировать. В старых учебниках были задачи с одним правильным ответом, а в жизни ответов множество, и дети Z неплохо к этому приспособились. У них гиперссылочное мышление, как в интернете. Поэтому учебники для них выглядят не как сплошной текст, они устроены в виде окон.

Априори ученики сейчас никого не уважают, преподаватель должен свой авторитет заслужить. Это сложно, многие скатываются в популизм. Что не поменялось, так это присущий подросткам максимализм. Их мир очень ярок, они считают, что до них ничего подобного не случалось. Но я говорю с ними как со взрослыми, использую технологию «критериального общения». То есть не оцениваю личность, а анализирую ее работу по определенным критериям. Ученик сам ставит себе оценку. Или исправляет работу, чтобы поднять балл. Все как во взрослой жизни. Я заметила, что школьники стали добрее, они более информированны, и у них нет многих старинных комплексов. Не запирают девочек в туалете, ничего не стесняются, принимают себя в любом виде. Но у этого принятия себя есть и обратная сторона — некоторые теряют человеческий облик, поэтому надо обязательно устанавливать рамки. Если нужно донести информацию до всех, преподаватели вполне могут сделать это в «ВК». Детям это удобно, молодым преподавателям тоже — они точно такие же digital natives. В отличие от взрослых с их электронной почтой и скайпом, которых они называют digital immigrants.

Мария Николаева, преподаватель иностранных языков, директор сети English Nursery and Primary SchoolМария Николаева, преподаватель иностранных языков, директор сети English Nursery and Primary School

У поколения Z — детей, которые рождаются начиная с 2000 года, — есть ряд особенностей. На физическом уровне у них, как правило, плохая соматика, астеническое телосложение, искривленный позвоночник и недостаточная координация движений. Им нужны физические занятия, но не с тренером в спортзале, а командные виды спорта. Ну или просто больше играть на свежем воздухе.

Психотип я бы охарактеризовала как «интровертированный индивидуализм». Вы заметили, что у подростков, привыкших общаться в виртуальном пространстве, нет эмпатийной связи с близкими? Причина в том, что младенца рано передают няням, часто их меняют, и в результате у малыша не формируются устойчивые эмоциональные привязанности. В будущем это может привести к сложностям в семейных отношениях. В Индии, например, считается, что до семи лет ребенок впитывает любовь, а потом всю жизнь ее отдает. Еще одно отличие этих детей — большой объем кратковременной памяти, которую трудно перевести в долговременную, а значит, нужно больше учить стихи и считать в уме.

Наша школа работает сразу по двум программам — российской и британской, — и малыши легко справляются с нагрузками благодаря быстрой реакции, свойственной всем билингвам. Мы принимаем двухлетних и погружаем их в языковую среду. Используем природные способности учеников — до пяти, в сенситивный период своего развития, они все гениальные лингвисты и легко овладевают новыми языками. Английский они у нас получают от носителей в игровой форме — проводят с ними по восемь часов в день и через полтора-два года говорят на уровне своих английских сверстников.

В поколении Z очень много гиперактивных, расторможенных и непоседливых, с клиповым мышлением, то есть способностью воспринимать только краткую, красочную и быструю информацию. Они прекрасно управляются с гаджетами и с их помощью оказываются перегружены сведениями. Задача педагогов — научить работать с этой массой данных: анализировать и умело ею пользоваться. Головы наших детей работают как флешки, значит, нужно найти способ подключить их к правильному жесткому диску.


Но не надо говорить, что дети ленивы! Они делают, просто только то, что им интересно.


Это не так-то просто — главная проблема Z в том, что у них нет мотивации к обучению и они отрицают дисциплину. Авторитет учителя бьет гугл, выдавая информацию за полторы секунды. Значит, учить по старинке нельзя, нужны новые технологии, которые учитывают все их трогательные особенности.

Педагогическую общественность Америки всколыхнуло предложение вдовы Стива Джобса — Лорен Пауэлл Джобс объявила конкурс на лучший проект «Новой супершколы» с призовым фондом в пятьдесят миллионов долларов. Удивительно только, что это сделало частное лицо, а не правительство и не руководители отрасли.

Виталий Бычковой, преподаватель английского языка в Школе СотрудничестваВиталий Бычковой, преподаватель английского языка в Школе Сотрудничества

Мне двадцать семь, по возрасту я недалеко ушел от своих учеников, так что нам легко общаться. Но сейчас поколения сменяются чаще, чем раз в двадцать и даже в десять лет. Основная разница между мной и детьми в том, что я учился жить в потоке информации, а они в нем родились. Ориентируются быстро, лишнее отсеивают мгновенно. Поэтому нужно следить за тем, что говоришь. А говорить с ними надо обязательно: онлайн-обучение возможно только в дополнение к очному, когда учитель все видит по глазам. Z не скрывают эмоции, люди вообще стали гораздо более искренними и не хотят притворяться. В конце урока я спрашиваю, что было сложно, непонятно, неинтересно, чтобы приучить развивающихся личностей оценивать себя, процесс и себя в процессе.

Поскольку никто не знает, какое наших учеников ждет будущее, какие профессии будут востребованы, мы просто даем качественное образование, мощный фундамент и инструмент познания. Тогда они сами смогут подстроиться под меняющийся мир. Иностранные языки в такой ситуации — очень важный предмет. С одной стороны, они система знаков, то есть логика и математика. С другой — искусство общения. Можно беседовать о высоком, это развивает образное мышление. Читать на чужом языке трудно, и я не задаю им длинные книги — чтобы привить навык, нужны короткие истории.

Но не надо говорить, что эти дети ленивы! Просто они делают только то, что интересно. Я даю опыт общения с учителем, и если этот опыт доставляет удовольствие, у них возникает желание его повторить. В начале урока провоцирую вопросами: «What’s going on? How was the weekend?» А потом аккуратно вывожу на то, что собирался дать на уроке. Так они овладевают искусством small talk, из которого англичане очень ловко умеют вырулить на серьезный разговор. Конечно, можно было бы превратить обучение в сплошную игру, но это не наш путь. Я был стипендиатом фулбрайтовской программы, изучал в США риторику и теорию коммуникации. Мы говорили о том, что слишком много веселья для школьников неполезно, они устанут развлекаться. Полностью американскую систему я бы не стал копировать. Очень важно, что мы в школе не позволяем детям самим выбирать предметы. У многих американских выпускников из‑за этого проблемы с географией и биологией. Школа по сути своей консервативная сфера, от нее зависит будущее, поэтому я бы не стал резко в ней что-то менять исключительно с целью успеть за всеми трендами.


ТЕГИ: Tatler Teen, School
Источник фото: stephanie rausser/trunk archive/photosenso; архив tatler

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь