Тянутся к земле: It-сестры Санчес Барренечеа отдыхают в Патагонии

Вивиан Сотокорно
24 Июля 2017 в 11:15

Лусия, София и Каталина в аргентинском Сан-Карлос-де-БарилочеЛусия, София и Каталина в аргентинском Сан-Карлос-де-Барилоче

Светает, дует холодный, как принято в Патагонии даже летом, ветер. На веранде деревянного домика с завораживающим видом на Анды и озеро Науэль-Уапи дремлют бокалы вина, немые свидетели праздника жизни, случившегося вчерашним вечером. Когда в курортный район Сан-Карлос-де-Барилоче (он же Аргентинская Швейцария) приезжают три сестры Санчес Барренечеа, здесь всегда праздник. Двадцатисемилетняя Каталина, турагент класса супертяжелый люкс, прибывает из Буэнос-Айреса. Из Сан-Паулу прилетает тридцатичетырехлетняя Лусия, дизайнер тканей, которые не грех использовать и для реставрации версальской спальни Людовика XV. Тридцатидвухлетняя София, тренд- и джетсеттер с ласкающей слух читателей «Татлера» фамилией де Бетак, десантируется в дикую патагонскую лесостепь с рейса Париж–Нью-Йорк.


Муж одной сестры — правая рука Ротшильдов. Муж другой — наследник богатейших кланов. Муж третьей — на «ты» с Бернаром Арно.


А дальше — как сказано у классика: «Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем». Особенно радуются каникулам в полях дети. Два пасынка Софии, подростки, запускают воздушного змея. Полуторагодовалый сын Лусии Валентин развлекает Чарли, кавалер-кинг-чарльз-спаниеля. Сами сестры тем временем глядят в озера синие, в полях люпины рвут. Их мужья и отчим Карлос Санчес, владелец лучшего в Аргентине угодья для охоты на птиц, заседают у барбекю, на котором жарится ягненок. А потом до утра играют в карты у камина. Под присмотром главы клана, шестидесятилетней матери сестер Маиты Барренечеа. У Маиты василисковый взгляд Эвы Перон и ее же чувство стиля (Маита — дочь посла Аргентины, выросла в Америке Джеки Кеннеди и Париже Джейн Биркин). В общем, тихое счастье одной чрезвычайно хорошей аргентинской семьи.

Лусия и Каталина на просторах родной пампы и в стороне от светских условностейЛусия и Каталина на просторах родной пампы и в стороне от светских условностей

«Сегодня все вечно заняты, — говорит София. — Даже когда обедаешь с друзьями, никто не отлипает от телефона. А здесь нет ни телевизора, ни интернета, мобильные не ловят. Мы много разговариваем, делимся впечатлениями от путешествий, веселимся». Средняя из сестер, пожалуй, больше других рада побыть вне зоны действия всемирной сети и послушать истории, которые не встретишь в Stories инстаграма. Там у девушки, в парижских и нью-йоркских гардеробных которой хранятся сразу по два экземпляра мастхэвов каждого сезона, сто с лишним тысяч подписчиков.

Говорим «пампасы» — подразумеваем «гаучо». Любовь к лошадям у Софии в кровиГоворим «пампасы» — подразумеваем «гаучо». Любовь к лошадям у Софии в крови

Да, пока не Кьяра Ферраньи, но София не жалуется. Она и без участия в модных кампаниях вроде «Свободу соскам!» и прочих женских маршах — одна из самых влиятельных женщин в Аргентине (в топ-10, например, она в 2015 году соседствовала с тогдашней президентом и нынешней вице-президентом). Умница и красавица с дипломом графического дизайнера и позицией арт-директора американского рекламного агентства Lloyd & Co. в резюме сейчас консультирует модные бренды и гостиничные сети, не выходя из самолета и соцсетей. В прошлом году появилась ее коллекция багажа в коллаборации с Globe-Trotter по итогам безоблачного отдыха в гостиницах на Миконосе и Коста-Наварино. А с нынешней весны София сама создает сарафаны и туники, так подходящие для жизни в розовом свете фильтра Mayfair, — под маркой Chufy. Название, само собой, родом из патагонского детства — это семейное прозвище средней сестры.


В далеких степях Патагонии первые красавицы Аргентины забывают обо всем. Глядят в озера синие, в полях люпины рвут.


Последнее по списку, но не по значимости — София замужем за сорокавосьмилетним Александром де Бетаком, одним из самых влиятельных продюсеров моды в мире, который создает подиумные феерии наподобие недавнего показа Dior в калифорнийской пустыне. Незабываемая свадьба красавицы и кудесника прошла два года назад как раз в Патагонии. Три дня сотни гостей, включая дизайнеров ранга Джейсона Ву и топ-моделей уровня Ани Рубик, пели и плясали в стиле гаучо и в ритме танго. Колдовал надо всем, конечно, де Бетак. Дресс-код в главный день, к примеру, был white tie. Хостес встречали приглашенных в шлемах Дарта Вейдера (де Бетак — большой любитель фантастики) и выдавали им короны из цветов, сделанные в Maison Michel. За барбекю в этот раз отвечал один из лучших шефов Латинской Америки Франсис Мальманн. Невеста сменила четыре платья: два Rodarte, Anthony Vaccarello, Valentino Couture. Хотя вообще-то на даче поддерживает отечественного производителя: «Я чувствую себя дома, когда на мне одежда аргентинских марок», — говорит София.

София и Каталина прилетают в Патагонию повидаться и отдохнуть от соцсетей и мобильных телефоновСофия и Каталина прилетают в Патагонию повидаться и отдохнуть от соцсетей и мобильных телефонов

Но даже она признает: главной модницей в семье всегда была старшая сестра Лусия. Она первой покинула Аргентину — уехала в восемнадцать лет учиться в Сент-Мартинс. Успела поработать в Marni, Gucci, Balenciaga. Вышла замуж за французского финансиста Виктора Леклерка, которого в качестве вице-президента Rothschild & Co делегировали в Бразилию. Когда мы делали съемку в Патагонии, Лусия с мужем снова сидели на чемоданах — Виктор был назначен прокуратором империи Ротшильдов в Мексике. Лусия тем временем не скучает: у нее в инстаграме есть своя дизайнерская марка Once Upon a Toile, названная в честь старинных французских тканей туаль де Жуи с узорами на пасторальные и античные сюжеты. Сюжеты для своих поплинов и батистов Лусия придумывает, путешествуя по волнам памяти. А там, как у каждого в семействе Барренечеа, скакуны в пампасах, заснеженные Анды, олдтаймеры на улицах буэнос-айресского Палермо-Голливуд. «У кого нет дорогих воспоминаний о китайских безделушках в серванте бабушки? — говорит Лусия. — О бархатной кушетке в доме тетушки, на которую нельзя было садиться? Об эксцентричной преподавательнице фортепиано? Я хотела создать вещи, которые оживляли бы воспоминания, переносили бы тебя в другое место и другое время››.

Старшая из сестер Санчес Барренечеа Лусия — дизайнер тканейСтаршая из сестер Санчес Барренечеа Лусия — дизайнер тканей

В отличие от сестер-рукодельниц младшая Каталина имеет полное право сидеть сложа руки. Осенью прошлого года она вышла замуж за Агустина Кампоса Ларрету, наследника сразу двух самых знатных аргентинских династий. Для понимания: свадьба состоялась в аргентинском Версале в четырех часах езды от Буэнос-Айреса — поместье Хуэтель на шестидесяти тысячах гектаров фамильной пампы. Так что с чистой совестью Каталина помогает маме в туристическом агентстве Mai10, которое Маита Барренечеа основала еще в семидесятые и которое, как это принято сейчас, продает впечатления вроде дегустаций жареных бычьих яиц криадильяс с видом на водопады Игуасу. Одно из ярчайших впечатлений в жизни самой Каталины — первая рыбалка. «Мама недавно нашла фотографию, на которой я со своей первой добычей, — вспоминает она. — Мне было три года, а рыба весила три килограмма». Надо ли говорить, где искать такие рыбные места?


Источник фото: Iasais Miciu Nicolaevici

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь