Гид Светланы Захаровой по Апулии, Италия

Светлана Захарова
22 Июля 2017 в 10:05

Бухта БариБухта Бари

Апулия, каблук итальянского «сапога», для меня — филиал Греции. Здесь, как и там, есть всё — с поправкой на то, что мы на Апеннинах. Бескрайние оливковые рощи, следы древней истории, белые города-крепости с названиями вроде Галлиполи и Монополи, сохранившимися со времен, когда эта земля действительно была частью Великой Греции. В Апулии всегда хорошая погода, и это очень веская причина ехать сюда нынешним, да в общем-то и любым другим нашим северным летом, карикатурой южных зим. А еще здесь отличное море — синее Адриатическое и немного Ионического, что тоже неплохо. За воды и пляжи жители Милана, Рима, Венеции называют это свое побережье итальянскими Мальдивами.

Другой вариант — итальянская Ибица: говорят, на пляжах Галлиполи и Бриндизи отлично выпивается и танцуется до утра (я, правда, не проверяла). Еще слышала, что Апулия — это итальянский Сен-Тропе. Видимо, речь о том, что еще совсем недавно регион являлся аграрным придатком Италии и был известен миру лишь как родина дизайнера Рикардо Тиши. А потом кинозвезды — известные любители любой глуши, где можно спрятаться от папарацци и поклонников, — стали скупать домики в тихих апулийских полях (у Хелен Миррен, например, замок в Тиджано, у Мерил Стрип — избушка в Триказе). Примерно так же шестьдесят лет назад лучами своей славы осветила рыбацкую деревеньку на юге Франции молодая Брижит Бардо. И Бог создал современный Лазурный Берег.

Я Апулию ни очередным Сен-Тропе, ни чем-либо еще «новым» не считаю, она мне нравится такой, какая есть. Но то, что регион изменился, — правда. Это произошло на моих глазах: я бываю здесь каждый год несколько последних лет и вижу, как становится тесно. Особенно в августе, в период европейских каникул, хотя в это время весь юг Европы — сплошная Анапа. А вот в бархатный сезон, перед миланской Неделей моды, тут чудесно. Море по-прежнему теплое, но погода мягче, а отдыхающие — богемнее.


Серьезные люди живут здесь не в пятизвездочных отелях, а в массериях среди оливковых рощ.


Еще я обязательно приезжаю сюда в мае. Вся земля цветет, а главное — цветут маки. Я получаю эстетическое удовольствие, когда вокруг меня все красиво, а в Апулии весной моим глазам становится попросту больно — словно какая-то древняя сила вырывается из-под земли, растекается кровью по полям, бьется о выбеленные временем камни местных массерий (это нечто среднее между крепостью и фермой). Но даже первобытная красота этих мест — не главное. Престольный праздник святого Николая Угодника не по простому совпадению происходит девятого мая. Каждый год в начале этого месяца в столицу региона, город Бари, на трехдневные торжества приезжают тысячи людей со всего мира. Из базилики, расположенной в центре Старого города, выносят статую Чудотворца. Дальше крестный ход, который заканчивается на набережной. Там статую ставят на специальную лодку, она выплывает на середину барийской бухты, и оттуда святой Николай благословляет город, его жителей, паломников, которыми заполнена многокилометровая набережная. Рыбаки, владельцы лодок и судов подвозят к святыне за благословением свои семьи, близких и нуждающихся. Трехдневные гулянья и фейерверки завершаются службой в базилике, во время которой собирают драгоценное миро со святых мощей, и это очень торжественный момент. Мне посчастливилось побывать на всех этих событиях благодаря нашим друзьям, важным людям в духовной и мирской жизни Бари. Правильно говорят: мафия бессмертна, особенно в Апулии.

Из Москвы сюда самолеты не летают, но в регионе есть несколько аэропортов, куда можно добраться из европейских столиц и итальянских городов. Самый удобный, конечно, в Бари. Сама я там никогда не живу, все-таки это крупный портовый город, хотя за последние годы, по слухам, там появились достойные отели. Зато именно здесь лучшие рестораны во всем регионе. Мои любимые — Ai 2 Ghiottoni («У двух обжор»): один классический, другой — модный, с открытой террасой. В классическом особенно приятно, когда там обедают владельцы, исключительно уважаемая барийская семья. Всем желающим накрывают стол не по меню. Выставляют деликатесы (набор зависит от утреннего улова или от сегодняшнего настроения главы семейства). Конечно, рекой льется примитиво, лучшее местное вино — по мнению людей, действительно любящих красное, а не умников, которые путешествуют с винными рейтингами под мышкой. Осторожно: примитиво бывает крепостью восемнадцать с половиной градусов.


«Каждый раз, заходя в храм «Чистилище», я спрашиваю себя: «Почему в рай — налево?»


Если желаете обедать с видом на море, уезжайте из Бари и двигайтесь вдоль побережья на юг. Во всех городках и отелях подают свежайшие и редкие морепродукты вроде красных адриатических креветок и прочих гадов, которых в других местах я не встречала. Особого внимания заслуживает ресторан La Peschiera в одноименной гостинице у Монополи — его деревянная терраса стоит прямо над морем. Номера, кстати, тоже имеют выходы к воде — в спальне слышен шум прибоя, лично мне одно это прибавляет здоровья.

Номер в отеле La PeschieraНомер в отеле La Peschiera

Еще мне, родившейся и живущей в Москве, важно на отдыхе видеть линию горизонта. Отель Borgo Egnazia — прекрасное в этом смысле место. Дизайнерская гостиница в виде исторической апулийской деревни, я бы даже сказала целый курорт, расположена на закрытой территории.

Лучшему отелю региона Borgo Egnazia всего семь лет, но выглядит он как старинный городЛучшему отелю региона Borgo Egnazia всего семь лет, но выглядит он как старинный город

Здесь свои пляжи, гольф-поля, велосипедные дорожки и все-все-все прочее, необходимое для скромного буржуазного отдыха в американском стиле. За это отель чрезвычайно любят голливудские звезды — например, Джастин Тимберлейк и Джессика Бил здесь поженились. Они заказывали свадьбу за год, более земным женихам и невестам придется бронировать отель за полгода вперед. А чтобы просто пожить на вилле, придется озаботиться арендой за несколько месяцев до каникул. Borgo Egnazia ценит и российская знать: по местным сказаниям, гостиница была неоднократно разнесена вдребезги во время корпоративных выездов состоятельных отечественных организаций.

Мусс из белого шоколада в ресторане Trattoria Mia Cucina отеля Borgo EgnaziaМусс из белого шоколада в ресторане Trattoria Mia Cucina отеля Borgo Egnazia

Если вам не нужно, как мне, рано вставать, чтобы выезжать на утреннюю службу в Бари (до него от Borgo Egnazia час на машине), отель очень удачно расположен. В получасе езды находится белый город Полиньяно-а-Маре с отвесными скалами над морем и гротами, в которых работают обаятельные ресторанчики. Самый известный — Grotta Palazzese. Еда в нем не особенно вкусная, но столик можно забронировать лишь под номер кредитной карты, и то если позвонить сильно заранее. Местные любят рассказывать, что в старину в гротах давала выездные балы неаполитанская знать — королева Джованна и ее придворные, как известно знатокам Боккаччо, были большими затейниками.

Ресторан отеля Grotta Palazzese в Полиньяно-а-МареРесторан отеля Grotta Palazzese в Полиньяно-а-Маре

В тридцати минутах езды от Borgo Egnazia находится символ Апулии — городок Альберобелло с остроконечными домиками-труллями, очень модное в последнее время место. Люди, склонные к эпатажу, как, например, Анна Делло Руссо, покупают эти гномьи жилища и превращают в дизайнерские пространства. Виллами их назвать нельзя, так как трулли крошечные — сколько вместе ни слепи, ничего путного все равно не выйдет. Хотя я рассуждаю с точки зрения своей большой семьи, а для картинки в инстаграм Анны такое жилье вполне годится.

Анна Делло Руссо у своего трулли в Чистернино, 2016Анна Делло Руссо у своего трулли в Чистернино, 2016

Люди степенные предпочитают приобретать массерии. Они живописно раскиданы по всей Апулии и окружены полями и оливковыми рощами. Кто-то на массериях ведет хозяйство, выздоравливая от городского стресса. Кто-то просто живет и наслаждается видами. А кто-то делает на них бизнес. В регионе множество прекрасных семейных отелей, расположенных в старых массериях, например Masseria Petrarolo неподалеку от Монополи (сорок минут на машине до Бари) или Masseria Torre Maizza в Савеллетри-ди-Фазано (пятьдесят минут). Такие отели — прекрасная альтернатива пятизвездочникам, если нет желания или необходимости отвести русскую душу за высокими стенами. Вообще это страшно романтично — прожить хотя бы несколько дней в месте, с одной стороны, изолированном от цивилизации, а с другой — вполне комфортабельном. В большинстве массерий-гостиниц на завтрак подают продукты собственного производства — такие вкусные, что временные сельские жители начинают мечтать о ПМЖ.

Для простых же апулийцев массерия — это дача. Мне доводилось бывать на длинных южных ужинах на винодельне Terre di San Vito. Глава семьи сам выпекал хлеб и приносил его гостям с оливковым маслом собственного производства и овощами с огорода, жарил мясо на огне и лично его подавал. Местные вообще очень хлебосольны и гостеприимны, но без истерик и навязчивости. Кстати, я никогда не видела, чтобы женщины здесь готовили еду — только мужчины и только хозяева дома.

Миниатюрные остроконечные домики-трулли — визитная карточка АпулииМиниатюрные остроконечные домики-трулли — визитная карточка Апулии

Почти все города и городки региона достойны внимания, хотя все они, особенно прибрежные, похожи один на другой. Исторический белокаменный греческий центр обычно обнесен крепостью норманского типа (наследие римских легионеров). И лишь Лечче стоит того, чтобы добираться из Бари почти два часа: это столица южного барокко. Музыка, застывшая в камне, — про Старый город Лечче лучше не скажешь. Здесь множество базилик и развалин амфитеатров — Рим в миниатюре. Еще один необыкновенный город — Матера. Строго говоря, это уже не Апулия, а соседний Базиликата, но ни одно мое путешествие сюда не обходится без приезда в Матеру. Советую посмотреть и вам, тем более что в следующем году город будет играть роль европейской культурной столицы, так что его наводнят и вытопчут китайские туристы.

Матера находится в часе езды от Бари, в глубине полуострова. Это место с совершенно библейским ландшафтом: большую часть города занимают палеолитические пещеры, в которых по сей день живут люди. Я тоже останавливалась в одной из таких — там устроен пятизвездочный отель Sextantio Le Grotte della Civita. В номере была дизайнерская ванна Agape, удачно вписанная в древние скалы. Вид открывался на холм, где Мел Гибсон снимал свои «Страсти Христовы». Режиссер сам прожил несколько месяцев в барочной части города только потому, что окна его номера выходили на церковь. Она — единственная в своем роде (я, во всяком случае, нигде больше таких не встречала, а видела я немало храмов). Называется «Чистилище» и включена, как и весь город, в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Она целиком посвящена... смерти. Основной элемент убранства — человеческий череп. В императорской ли короне, в лавровом ли венке, в папской ли митре — конец один: слева от алтаря ворота в рай, справа — врата ада. Каждый раз, заходя в этот храм, я спрашиваю себя: «Почему в рай — налево?»

Апулия сейчас и вправду то, чем было Амальфитанское побережье до Второй мировой или Тоскана в семидесятые. Уходящая натура, как выражаются кинематографисты. Время здесь пока еще течет по-другому, желания и потребности тоже внезапно возникают другие, непривычные. Причем всего-то в полутора часах от Милана.

Светлана Захарова в АпулииСветлана Захарова в Апулии


Источник фото: максим сапожников; splashnews, gettyimages.ru; alamy/legion-media; архив tatler

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь