Как сын основателя ABBYY Микаэл Ян создал в Сан-Франциско армию ботов

Рубен Зарбабян
31 Июля 2017 в 11:30

Создатель мессенджера ManyChat Микаэл Ян в Сан-Франциско. На Микаэле: шерстяная рубашка, A.P.C.; неопреновые бомбер и брюки, кожаные ботинки, все Michael KorsСоздатель мессенджера ManyChat Микаэл Ян в Сан-Франциско. На Микаэле: шерстяная рубашка, A.P.C.; неопреновые бомбер и брюки, кожаные ботинки, все Michael Kors

У меня никак не получается в субботу вечером отыскать в саду «Эрмитаж» отпрыска одной из самых ярких it-фамилий. Место людное, молодые актеры выпивают с начинающими, но ни в одном кружке Микаэла Яна я не вижу. А найти надо обязательно — он в Москве всего на пару дней. Намотав несколько кругов, замечаю наконец у скамеечки одинокую фигуру с беспроводными наушниками. Мика солнечно улыбается, спешно завершает конференц-колл, и мы садимся ужинать.

В неполные тридцать он, по стартаперским меркам, уже ветеран. Студентом придумал Pinterest для анекдотов – YouComedy (проект, кроме шуток, заинтересовал инвесторов и существует по сей день). Затем был gif-мессенджер Baanan, не доведенный, к сожалению, до ума. Зато Manybot — сервис по созданию ботов в Telegram — попал в калифорнийский инкубатор 500 Startups, который умеет продавать предприятия «Гуглу» за сотни миллионов долларов. И теперь Мика почти все время проводит на силиконовых просторах Калифорнии.

Всем хорош мессенджер Telegram, но мессенджер фейсбука лучше — у него больше пользователей. Поэтому, как только осторожный Марк Цукерберг открыл наконец возможность программировать на базе своего мессенджера, Микаэл запустил кросс-платформенный ManyChat, Manybot стал его частью. С помощью ManyChat даже кухарка может создать собственного бота — бесплотного, но разговорчивого робота. Зачем он кухарке? Чтобы всем в мессенджерах жужжал в уши про ее бесподобные пироги и плюшки, принимал заказы, ласково общался с клиентами. Стоит это считай что нисколько — малый бизнес такое очень любит. За два года пользователи породили на базе ManyChat больше четверти миллиона ботов.

Этого, конечно, мало, чтобы всерьез сравнивать Мику с его отцом Давидом Яном — живой легендой, физтеховцем, придумавшим технологию распознавания текста. В чем суть? Скачайте на телефон приложение ABBYY FineScanner, покажите ему любую бумажку с текстом — раньше для компьютера это было всего лишь картинкой, но Ян научил машину, как ребенка, читать.

Микаэл с отцом Давидом Яном в Сан-Франциско, 2014Микаэл с отцом Давидом Яном в Сан-Франциско, 2014

Мы заказываем еду. В «32.05» Мике нравится «вайб как у FAQ-cafe». О знаменитом в эпоху зарождения креативного класса заведении в Газетном переулке он знает не понаслышке: после школы несколько лет работал там официантом. Да, папа был совладельцем заведения, но сына по служебной лестнице это не продвинуло.

«Я был, наверное, худшим официантом в истории. Общался с гостями, старался обратить все в шутку: «Ха-ха, как прикольно, что я не принес вам заказ». Когда у нас с клиентом получалась синергия, ему было реально по кайфу, мне оставляли очень хороший чай. Но в остальных ситуациях, думаю, люди уходили с ужасным впечатлением о нашем заведении».

Пока мы жуем, Мика рассказывает о детстве: «Папа руководил, мама помогала с дизайном упаковки (программы тогда продавали на CD в красивых коробочках). Какое-то время их офис был на втором этаже моего детского сада. У отца основным челленджем тогда было объяснить обычным людям, чем он занимается. Братки, например, не понимали вообще, но от расходов на «крышу» это не спасало».

После детского сада под крылом у родителей Мику отдали в лицей информационных технологий № 1533, он до сих пор дружит с одноклассниками. Затем была Высшая школа экономики, факультет МИЭФ, где дают сразу два диплома: собственный и Лондонской школы экономики.

Деликатно интересуюсь, не ходил ли он тогда в «Солянку». Ходил, в этом смысле Мика мало чем отличался от любого другого нормального студента Вышки. В «Лебедином озере» сегодня справляют десятилетие «Солянки» (сама она уже два года как закрыта), и решение двинуть после ужина туда мы принимаем незамедлительно.

По дороге всплывает имя эзотерика Георгия Гурджиева. Микаэл сейчас сильно увлечен его концепцией Четвертого пути — гармоничным сочетанием базовых начал человеческой личности: физического, эмоционального и интеллектуального. С последним все ясно, с физической составляющей у худого скейтбордиста Микаэла Яна тоже полный порядок. Шанс познакомиться с его эмоциональным началом мне представляется довольно скоро.


«Я сказал, что буду фокусником. Папа предупредил, что это очень тяжелый рынок».


На подходе к «Озеру» обнаруживается проблема: слишком много народу. Нас там, конечно, знают и пропустят без очереди — но толпа закрывает фейсконтролю обзор, поэтому о нашем присутствии он не узнает. И телефонный звонок не услышит. Остается ждать. После пятнадцати минут без динамики в этой очереди я предлагаю пойти куда-нибудь еще, но Мика совершенно спокоен: «Не переживай, сейчас мы войдем». В самом деле, через минуту волшебным образом появляется знакомая знакомых с лишними браслетами. И вот мы уже у бара, поднимаем первый тост за Гурджиева.

Такая вера в себя — ключевое качество стартапера. Когда делаешь то, чего до тебя никто не делал, нужно верить, что это выстрелит. Микин ManyChat делает сейчас ставку на FB Messenger, и Ян-младший не хочет даже слушать, что антимонопольный комитет США будет Цукерберга по-всякому мучить, а потом съест: «Все, что им нужно, — сохранять популяцию номинальных маленьких конкурентов. Как писал Питер Тиль: «Если ты один из тысячи ресторанов Сан-Франциско, твоя задача — внушить идею собственной уникальности, говорить, что ты единственный, кто подает акульи плавники по классическому рецепту. А когда ты монополия, твоя задача — делать вид, что ты на конкурентном рынке».

Шерстяной кардиган, хлопковая рубашка, пластиковые очки, все PradaШерстяной кардиган, хлопковая рубашка, пластиковые очки, все Prada

Давид Ян, насколько я понимаю, мыслит не как Мика. Он скорее ученый, чем бизнесмен. Никогда не заберет финансирование у собственного проекта, чтобы вложить, например, в Facebook, руководствуясь соображениями доходности. Поэтому его показатели в рейтингах выходцев из СССР в Кремниевой долине довольно скромны. То, что половина всех сканеров мира выходит с его программой распознавания текста, Давиду Яну всегда будет важнее рыночной капитализации ABBYY.

Папа Ян наверняка мечтал передать сыну заботы по корпоративному управлению. «Но я через год предупредил отца, что буду уходить из МИЭФ. Он спросил, что же я думаю делать. Я ответил — стану фокусником. Он попытался меня предостеречь: рассказал, что по делам своих ресторанов часто общается с артистами, в том числе и с фокусниками, и это очень тяжелый рынок. Но я искренне верил, что буду зарабатывать тысячу или полторы долларов в месяц и этого хватит».

На ярмарке Decompression фестиваля Burning Man, 2015На ярмарке Decompression фестиваля Burning Man, 2015

Мика сейчас очень остроумно об этом рассказывает, но мне страшно представить себя на месте папы. В конце 2008-го в Штатах вовсю шло судебное разбирательство по иску Nuance Communications к Abbyy. Проигрывавшие Яну конкуренты решили убрать русскую компанию со своего рынка. Размер компенсации, которую они требовали, — четверть миллиарда долларов — автоматически означал разорение ABBYY. Давиду Яну в этой ситуации не хватало, конечно, только сына-фокусника. Но китайская рассудительность взяла верх над армянской эмоциональностью, и Давид Ян ничего не сказал. Где учат на фокусников, никто не знал, поэтому Мика перевелся на факультет психологии с потерей года, что означало новые вступительные экзамены и изучение биологии с нуля за четыре месяца.

Это было восемь лет назад, фокусы Мика теперь показывает только друзьям, и то когда выпьет. Давид Ян с шоу-бизнесом сына поступил так же, как с иском Nuance — досидел на берегу реки до того момента, когда мимо него проплыл труп врага.

С женой Александрой, братом и сестрой на пляже Каньяда-Верде в Калифорнии, 2015С женой Александрой, братом и сестрой на пляже Каньяда-Верде в Калифорнии, 2015

И вообще, неожиданные решения — часть ДНК Янов. Вряд ли китайские родители деда Микаэла Яна Ши были в восторге от его идеи в шестнадцать лет поехать в Москву учиться теоретической физике. Он ведь даже русского не знал! Но это не помешало ему стать здесь профессором. На физфаке МГУ Ши Ян стал Евгением Андреевичем и познакомился с армянской бабушкой Мики, Сильвой. У нее в семье все актеры — возможно, корни фокусов Микаэла надо искать на той стороне.

На психфаке в жизни ребенка произошло важное событие — он нашел себе жену. Дедушка с бабушкой познакомились в МГУ шестидесятых, папа с мамой — в МФТИ конца восьмидесятых, Микаэл с Александрой — в Вышке. «Я устраивал большую вечеринку, человек на сто — был то ли мой день рождения, то ли Новый год. Один из друзей сначала хотел ее позвать, но в последний момент включил заднюю: «Не, не надо, не приезжай. Там будет жесткое веселье, ты слишком нежная для этого». Эффект, как легко угадать, получился обратный. Девушка заинтересовалась. Кто этот парень, к которому меня не пускают? Интрига! «Она нашла меня во «ВКонтакте», переслушала всю мою музыку. Не помню, что у меня тогда было, но ей понравилось, и она мне написала сообщение. Что-то вроде: «Хороший у тебя плей-лист!» Я подумал: «О, какая-то девушка первая написала!» Залез в ее плей-лист, посмотрел фотографии — пошел ресерч в другую сторону. Слово за слово, несколько свиданий — и стало ясно, что человек меня понимает». Летом 2015-го они поженились.

С Александрой после свадьбы, Москва, 2015С Александрой после свадьбы, Москва, 2015

Мике явно нравится психологическим языком рассуждать про свой новый статус: «Семейная жизнь постоянно дает ощущение, что ты выходишь из зоны комфорта. Наверное, это и есть стресс. Но наличие такой тревоги — главный признак, что именно в этом направлении нужно копать». С детьми молодая жена не спешит, а Мика не настаивает — помнит, что мама из-за него рано бросила учебу. «Александра сейчас активно занимается графическим дизайном, у нее очень интересный вкус и хорошие перспективы, — хвалит он супругу. — Но если завтра выяснится, что у нас будет ребенок, не думаю, что может быть какая-то другая реакция, кроме как экстаз и радость».

Мы заказываем по этому поводу четверку традиционных солянковских «файнал катов». Кажется, уже десятый тост за сегодня. В этот момент у Мики пищит телефон, он открывает и протягивает мне. Там сообщение от бота, каждое утро присылающего Яну цитату из Гурджиева. В этот раз она такая: «Физическая любовь зависит от типа и полярности — от человека, чей тип влияет на вашу химию. Эмоциональная любовь рождает противоположную эмоцию — ненависть. Только сознательная любовь рождает себе подобную».

Стоило ехать в Сан-Франциско, чтобы обернуть в новейшие технологии мудрость, изреченную сто лет назад в Ессентуках. Есть в этом некая ирония, но в семь утра она ощущается с трудом. Пора вызывать Uber.

Микаэл Ян


Источник фото: Mark Leibowitz; архив tatler. стиль: megan kelley/artist united. прическа и макияж: ramee hurwitz/artist united. ассистент фотографа: doug birnbaum. продюсер: анжела атаянц

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь