Господь велел делиться: почему брать чужое — больше не светский грех

Ксения Чилингарова
3 Июля 2017 в 14:26

nicole bartzoka/trunk archive/photosenso

После парижской Недели моды меня ждал ад разбора трех чемоданов: с одеждой, с обувью и с аксессуарами. В этот раз я не минимизировала усилия и вывезла в столицу моды почти половину своего гардероба. Потому что сейчас никто не минимизирует — даже джинсы стали такими затейливыми, что тяжело тащить. Но и этой золотой горы мне не хватило. Срочно требовались белые лаковые туфли Céline. Притом что к следующим показам белые лаковые туфли мне будут нужны, как корове седло. От «хочу все!» надо лечиться — это я еще в детстве хорошо запомнила. Но в первую ночь в гостинице пазл луков у меня не складывался.

Выручили сестры Линович. У нас с ними случился интимный акт обмена. Общая подруга Кристина Краснянская, догадавшись по картинкам в инстаграме, чем мы там, в Париже, занимаемся, неодобрительно уточнила по телефону: «Женя носит твой жакет Marc Jacobs?» Все было именно так. Полное проникновение в святая святых — гардеробы друг друга.

О правилах dress sharing мы договорились заранее: с вещами обращаться бережно, а если вдруг ЧП, то либо паритетный обмен, либо денежная компенсация. Обозвали это «клубом» и две недели жили в «Пенинсуле» на авеню Клебер с одним гардеробом на троих. В Москве, отрезанная от чужих закромов, я приуныла. Потому что уже привыкла любое свое «хочу» исполнять за полчаса — не разоряя ни себя, ни друга.

Хотя дело не только в деньгах. Хитрые люди из модной индустрии создают искусственный дефицит, и некоторые хиты сезона мне банально не достались. Жаба задушила. Руки не успели дотянуться. Проворонила. Я человек трудящийся, а среди конкуренток всегда найдутся внимательные девушки с обширным досугом, которые свои желания исполнять успевают.


Кольца нельзя давать даже мерить — своим женским счастьем наши феминистки в Dior делиться пока не готовы.

 
У них чувство собственности развито очень сильно. Для женского пола это всегда было нормально — мы же по натуре жадные и брезгливые. Но я такой даже в школе не была и теперь с удовольствием приветствую мировой тренд на sharing economy. Вы заметили, что в Москве почти без отставания от передовых стартаповых стран появился каршеринг: все эти «Делимобиль», Anytime, BelkaCar? В YouDrive есть даже нестыдные «смарты». Через Airbnb можно снять не только халупу отбывшего на каникулы студента, но и, например, шато папы Климента в Бордо со всем возможным антиквариатом. Есть классное приложение JetSmarter — это как Uber, только про частные джеты. В американском Uber подрабатывают счастливые обладатели вертолетов и яхт разной степени крутости. Илон Маск собирается внедрить систему типа Airbnb для придуманных им электромобилей Tesla. Хотя я почему-то не уверена, что основатель компании «Снегири Девелопмент» Александр Чигиринский готов будет своей «теслой» делиться. А вот Антон Белов из «Гаража» вполне может, он парень продвинутый.

Ксения Чилингарова

Моя мама, как я выяснила еще в детстве, тоже герой в плане продвинутости и нежадности. Как же я мечтала в садике на утреннике сыграть Снегурочку! Но мне доставались цыганки и узбечки. Воспитательница, молодая интеллигентная девушка, неполиткорректно (с сегодняшней точки зрения) объясняла маме, что Снегурочки — это блондинки с голубыми глазами. А я, очень смуглая от рождения, в эту категорию не вписываюсь. Но у мамы был в рукаве туз. В нужный момент она оторвала от сердца платье, которое отец привез ей из командировки во Францию. И обменяла его на мою роль Снегурочки. Воспитательница получила платье, мать — счастливое дитя. Бартерные сделки — провозвестник сегодняшней sharing economy — в советские времена вообще были популярны. В Форосе, в санатории «Морской прибой», мама менялась с подружкой нарядами — это был потрясающе красивый и трогательный ритуал. «Каждый день в новом», — делали ей комплименты Ролан Быков и директор «Мосфильма» Владимир Досталь.

Потом в России случилась рыночная экономика, и возникла жажда обязательно обладать вещью, быть ее полноценным владельцем. Голодные, мы не могли насытиться. Тратили деньги как подорванные, и дизайнеры объявили русских лучшими в мире клиентами. Мы им до сих пор нравимся, но уже не так сильно. Потому что в глобальной экономике кризисы следуют один за другим, а образованные российские фэшиониста, путешествующие и знакомые с модницами из Великобритании и Америки, прочувствовали новый тренд. Формула у него примерно такая: бюджет ограничен, но наряжаться хочется. Плюс фотографироваться в инстаграм надо, но экологическое сознание требует потреблять меньше. Вы видели ролик про японца Фумио Сасаки, у которого дома всего сто пятьдесят вещей (не одежды, а вообще всего, включая вилки и детские подгузники)? Вот вам иллюстрация. Модница не может игнорировать такой большой тренд, иначе какая из нее модница? Но ходить в черных штанах и черной футболке ей тоже нельзя — фэшиониста так не выглядят.

Плащ Vêtements, чтобы надеть его на голое тело, мне дала Ира. А я ей — золотую рыбку Loewe.


 
Чтобы разрешить этот ужасный парадокс, жертвы моды придумали новые способы потребления. За основу взяли старый добрый бартер и перенесли его в онлайн. Организовали платформы, предлагающие или аренду, или просто обмен между пользователями — на время или навсегда. Share Closet, Closet Swap, Kloset Karma...

Ксения Чилингарова в пальто PradaКсения Чилингарова в пальто Prada

Не всем же повезло так, как Насте Рябцовой со мной. Когда ей для съемки каталога понадобилось пальто Céline, дико актуальный клетчатый жакет Marc Jacobs и стремительно раскупленное колье Loewe в виде золотой рыбы, которое каким-то чудом приплыло ко мне в ЦУМе, я снарядила ее по полной. Да и не только ее — для развития модного дела мне ничего не жалко. Ведь часто бывает ситуация, когда у меня уже есть бомбер с подиума Prada, а начинающим стилистам в шоу-руме его на съемки не дают. Сейчас рыбка опять ушла в плавание — к Ире Линович, которую фотографируют для украинского Vogue.

Ну неужели я не сниму с себя на пару дней вещь, которую все равно в режиме 24/7 не ношу? Вдруг она кого-нибудь сделает счастливой? Как в фильме «Поцелуй на удачу», где совсем еще зеленая Линдси Лохан берет чужое платье из химчистки всего на один вечер. Или как в «Самой обаятельной и привлекательной», где героиню Муравьёвой подруга наряжает для успешной личной жизни.

Я все еще шопоголик и не откажу себе в удовольствии — можете сколько угодно говорить, что это последствия советской детской травмы. Мне все равно. Но я, хоть по натуре и коллекционер, не имею, в отличие от Светланы Бондарчук, отдельно снятой для платьев квартиры. Я не понимаю одну свою знакомую, у которой в жизни был интенсивный романтический период, когда она ковровым образом скупала Lanvin. Этот бренд, как известно, писал год выпуска большими буквами на большом лейбле под воротником. «2011», «2012», «2013» — потом, вероятно, романтика иссякла. Я не из тех, кто кладет фиалку между страницами книги — на память об удачно проведенном лете. Зачем годами кормить моль гжельским платьем Valentino, в котором вы когда-то были на amfAR?

Ксения Чилингарова

С другой стороны, у модниц пропала необходимость носить исключительно новый сезон. По Столешникову опять гуляют рубашки с обезьянками Prada 2011 года выпуска. Сейчас в большой цене уникальность вещи — как доказательство твоей привилегированности в фэшн-мире. Balenciaga в Париже сразу после показа делают в своем шоу-руме pre-order для хороших клиентов, там можно заказать вещи с подиума. Не факт, что эти модели пойдут в серийное производство. Если ты из тех, кто готов делиться, за твоим сокровищем выстроится очередь из подруг. Как и за длинным вечерним платьем Prada из тех, что продаются только в Дубае. И за зеленой шапкой из перьев из осенней коллекции все той же Prada — больше одного раза ты такое в приличное место все равно не наденешь. В отличие от плаща Vêtements, которого у меня, к сожалению, нет. Как и бордовой сумки Air Hobo — к показу Balenciaga в Париже я разорилась только на их ботинки. Плащ, чтобы надеть его на голое тело, мне дала Ира Линович, а сумку, с которой меня сфотографировал vogue.com, — ее сестра Женя. Я им за это на неделю отдала свою джинсовую куртку Vêtements с огромными плечами — все, кому надо, меня в ней уже видели. Я же говорила: у нас с девчонками налажен постоянный интимный обмен. Сейчас это не сложно — все модницы Москвы похудели до единого шоурумного размера.

Но я прекрасно понимаю тех, кому идея «шерить тряпки» неприятна. Кристина Краснянская, например, очень трепетно относится к своему гардеробу. Она верит в энергетику любых вещей, а я, в отличие от нормальных москвичек, не верю даже в энергетику колец. Их, говорят, ни в коем случае нельзя ни одалживать, ни даже давать мерить: к тому, чтобы делиться своим женским счастьем, наши феминистки в футболках Dior пока не готовы. Но с платьями дело потихоньку налаживается. По принципу «Мне в нем было хорошо — пусть ей тоже будет хорошо».

Этот принцип я применяю только к девушкам, которых люблю и хорошо знаю. Стартапами по дресс-шерингу в сети я не пользуюсь и, если честно, не хочу. С модой не все так просто. Она не застрахованный кабриолет, который можно одолжить у соседа. Одежде нужен уход, логистика, кредит доверия. Правильная посадка: не все же вещи бездонные, как плащ Vêtements. А еще в общедоступном прокате нет ультрамодных вещей. Одолжить можно разве что «лабутены», как в клипе Шнура, и даже не придется проклинать необязательную подругу — все доставят вовремя. Но этого добра на все времена у меня самой немало. А вот футболки Supreme, которая на фоне коллаборации с Louis Vuitton вдруг резко стала всем нужна, у меня нет — я ее в Париже одолжила на денек у подруги. В этот день другая подруга посмотрела на меня не без зависти: она всю ночь не спала в очереди перед магазином и все равно ушла ни с чем. Мне для полноценного образа все еще были нужны белые лаковые туфли Céline, и мы с ней на остаток дня махнулись. Это ведь какая экономия бюджета получилась!

Наша прекрасная система работает только среди своих. Очно или через вотсап. Единственный дресс-шеринг в интернете, которым я готова пользоваться, должен быть похож на новую социальную сеть Kanzee. Пока она доступна в Бразилии, но ее авторы уже трудятся над международной версией. Вот где братство духа и близкий социальный статус! И даже затейливая логистика меня не смущает. Вы бы видели, какую комбинацию я выстроила, чтобы ко мне из Одессы приехала «чебурашка» Kenzo × H&M! Мой мужчина очень смеялся, когда на вопрос «Что ты такое сложное делаешь?» я ответила: «Добываю себе шубу!»


Источник фото: nicole bartzoka/trunk archive/photosenso

Читайте также

Битва платьевКому платье Halpern идет больше?

  • Кэти Перри
  • Джованна Батталья
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь