Способны на многое: 27 многодетных отцов светской Москвы

Tatler
12 Ноября 2016 в 15:04

Стелла и Вадим АминовыСтелла и Вадим Аминовы

Вадим Аминов, шестеро детей. Даже неприятное сообщение, что где‑то под Барнаулом застряло сто тонн керосина, не способно отвлечь главу компании «Нефте­транссервис» от выполнения отцовских обязанностей. Если он с детьми, то только с ними, а не с мобильным телефоном. Будет ползать по ковру, играть в прятки и казаки-разбойники и еще бог знает во что, чем бы дитя ни тешилось. «Нет отца более трепетного и любящего, чем Вадим», — говорят друзья. Причем любовь эта редкого для ЦАО свойства: повседневная и бытовая, а не раз в год по случаю дня рождения наследника. Бывают папы-праздники, а Вадим — папа-будни. Путешествуют Аминовы только с детьми — их романтические поездки с супругой Стеллой можно пересчитать по пальцам. Главная традиция в этой религиозной семье — Шаббат. Перед субботней трапезой дома на Патриарших Стелла с девочками-близняшками зажигают свечи, а Вадим с мальчиками делают благословение на халу и вино. В вопросе карманных денег Аминовы тоже консервативны: «Даем, конечно, но сумма должна быть обоснованна. Мы стараемся объяснить детям, что часть обязательно надо отдать на благотворительность. Ребятам из детского дома или на приют для кошек». Любимое наставление Аминова шестерым детям, включая крошку Арона, — не лениться. Как в песенке: «Не ленись, будет прок, будет к осени пирог».

Стелла Аминова с дочерьми Мириам и Рахель и сыновьями Ароном (на руках), Натаном и ИосифомСтелла Аминова с дочерьми Мириам и Рахель и сыновьями Ароном (на руках), Натаном и Иосифом

Андрей Молчанов, шестеро детей. К Новому году Молчановы отправляют друзьям трогательные открытки со своим семейным портретом. Каждый год новая фотография. Костюмированные съемки продюсирует мама Лиза, но занятой человек Андрей, глава девелоперской «Группы ЛСР», с энтузиазмом поддерживает начинание. Старший сын Егор окончил сначала швейцарскую Le Rosey, потом Нью-Йоркский университет и вот-вот вернется домой: «По Манхэттену сын ходил в футболке с российским флагом. Он больший патриот, чем многие его московские сверстники», — говорит отец. Пять младших со старозаветными именами — Никон, Сусанна, Фома, Лука, Серафима — живут насыщенной культурной жизнью в доме на Рублевке. Неугомонные мама с папой придумывают туры по интересам: то на багги по Перу, то в музей науки и техники в Мюнхене, то на матчи мадридского «Реала» на «Сантьяго Бернабеу». Под Рождество всем коллективом едут в деревню Пидьма в Ленинградской области, где родился прапрадед Молчанова. Там автор «ЗилАрта» поставил русскую избу с печью и антикварной мебелью из Абрамцево и Талашкино. Развлечения пасторальные: резать оливье, наряжать елку и долго сидеть за большим столом. Кроме дома у них там ферма, куда до завтрака все Молчановы идут собирать яйца и гладить овец, коров и кроликов. Семья у них все-таки подмосковная, и младшие к запаху скотного двора привыкают медленно, но родители не отчаиваются. Молчанов — человек верующий: «Дети должны вырасти справедливыми, помогать слабым и быть сильными духом. А вообще жизнь штука сложная, и только вера поможет им выжить в тяжелых ситуациях».

Герман Хан, четверо детей. У десятого форбса страны главные инвестиции — отпрыски, в воспитании которых он принимает живейшее участие. «Звоню папе по два раза на дню, — рассказывает его старшая дочь, дебютантка Tatler Ева. — Он считает, что семья — это самое главное». Ханы много путешествуют вместе, причем направления выбирают не для семейного отдыха — плавали в экспедицию на Шпицберген, ныряли с аквалангом на Галапагосах, добирались по горам к Мачу-Пикчу. «И никогда не были в Сен-Тропе, — смеется Ева. — Нашим родителям это не интересно». Член президиума Еврейского конгресса дома тоже не отступает от кашрута. «Мы всей семьей смотрим кино на еврейскую тему, читаем книги по очереди. Наш любимый фильм — «И все осветилось», видели его раз восемь. В каждом городе посещаем важные для евреев места и синагоги». С женой Анжеликой и детьми суровый бизнесмен мягок: «Рассудительно объясняет, в чем наши с сестрой ошибки. Сильно заводится, но никогда не кричит. Достаточно резкий, но долго не обижается. Если Элеонора вернулась с дискотеки позже, чем обещала, папа говорит: «Я был еще хуже!»

Герман Хан с дочерьми Элеонорой и Евой, сыном Яковом и женой АнжеликойГерман Хан с дочерьми Элеонорой и Евой, сыном Яковом и женой Анжеликой

Микаил Шишханов, четверо детей. Когда‑то давно глава Бинбанка серьезно занимался боксом. Но всякий раз, когда речь заходит о трех его обожаемых дочерях и сыне, сильный человек Шишханов становится добрым и заботливым. Уроки истории и географии в этой дружной семье принято проводить с погружением, будь то экскурсия по поместью Вальтера Скотта в Шотландии или Музей Уитни в Нью-Йорке. Идейно руководит культурным туризмом мама Светлана. На Балу Tatler Микаил Османович настоятельно просил уменьшить глубину декольте на платье старшей дочери Николь. Есть основания думать, что столь же трогательно он будет заботиться и о других платьях для особо важных случаев в жизни своих девочек.

Роман Абрамович, семеро детей. Знал бы Роман Аркадьевич на заре своей карьеры, что будет отцом семерых детей, не бросил бы свой первый бизнес — резиновые игрушки фирмы «Уют». Человек с его способностями даже на них заработал бы себе тринадцатое место в рейтинге Forbes. Папой Анне, Аркадию, Софье, Арине и Илье он был таким же, как Чукотке — начальником. Очень хорошим, что засвидетельствовано Instagram их мамы Ирины, второй жены Романа Аркадьевича. Теперь он катает на плечах и носит на руках Аарона, Лею и Дашу Жукову, иногда передоверяя крошек верному Дашиному рыцарю Дереку Бласбергу. Но и у старших игрушки не отобрал: после развода Ирина получила полторы сотни миллионов фунтов отступных, три дома в Лондоне, поместье Fyning Hill Estate в Сассексе, шестое место в рейтинге богатейших женщин России и карт-бланш на расходы детей. У Аркадия есть свой инвестиционный фонд «Сигма», юноша пробует себя в овощеводстве на Белгородчине. Софья изучает международный бизнес в лондонском колледже Royal Holloway, закрыла от троллей Instagram, похудела до модельных размеров и со своими конями Вон Тон Тоном и Рейнбоу прыгает за Россию на международных соревнованиях по конкуру в Лондоне, Монте-Карло, Париже. Папа наблюдает из VIP-ложи и иногда заходит в стойло дать свое благословение. К конкуру у Софьи не только спортивный интерес — она служит послом благотворительной ассоциации наездников JustWorld, которая помогает детям в Камбодже, Гватемале и Гондурасе. Старшая Анна, которую знают все лондонские бармены, теперь учится в Колумбийском университете. Прошлые зимние каникулы она провела с отцом, Дашей и их крошками на Сен-Барте, хотя обычно Ирина берет детей с собой в One&Only Reethi Rah на Мальдивы, где у кастелянши хранится на этот случай табличка с надписью Dom semyi Abramovich. Летом две половинки большой семьи встречаются чаще — Сен-Тропе любят все Абрамовичи.

Михаил Фридман, четверо детей. Глава консорциума «Альфа-групп» — человек разумный и официально присоединяться к движению Giving Pledge (его участники обещают завещать не меньше половины своих состояний благотворительным фондам) не спешит. Но и делить заработанные своим умом $13,3 млрд между наследниками не торопится. Дело тут не только в крепком здоровье. Михаил Маратович боится поломать детям жизнь, превратить их в объект интереса разно­образных проходимцев. Продолжателями дела своих детей он тоже не видит. Возможно, господин Фридман просто старорежимный сексист, потому что дочери Ольги Фридман Лора и Катя — большие умницы, любительницы стихов. У Лоры диплом Йельского университета, Катя там учится. А детей Оксаны Ожельской заботливый отец вообще хочет как можно дольше оберегать от взрослой жизни и планов на них никаких не строит.

Михаил Фридман с Оксаной ОжельскойМихаил Фридман с Оксаной Ожельской

Борис Ротенберг, пятеро детей. В памятном августовском интервью Tatler супруга Бориса Ротенберга, лихая конкуристка Карина, говорила, что у мужа слишком большое сердце и некоторые корыстно используют его сверх меры. Но слишком большого не бывает, и для пятерых детей место в сердце совладельца СМП Банка и вице-президента Федерации дзюдо России есть всегда. Дочери Софии, когда она поет, Борис Романович аккомпанирует на гитаре. Даниила берет на футбол, хоккей и взрослые автогонки. С Леоной готов гонять на детских машинках. «Папа от нее млеет, и она, как мудрая маленькая женщина, это знает, — смеется Карина. — Видели бы вы, как они гуляют за ручку и танцуют медленные танцы». У старших сыновей от первого брака — спортивного функционера Романа и защитника ФК «Локомотив» Бориса — уже свои дети, и с младшими сестренками и братишкой они играют, используя собственный родительский опыт. Рома учит их кататься на роликах, Боря — бить пенальти. Если бы были всероссийские семейные «Веселые старты», Ротенберги точно выиграли бы.

Зияд Манасир, пятеро детей. Основатель холдинга «Стройгазконсалтинг» сам вырос в большой семье — у него одиннадцать братьев и сестер. Своих пятерых загруженный работой отец видит редко, а потому очень балует. «У нас в семье Зияд — добрый, — рассказывает жена Виктория, владелица семейных клубов Vikiland, где проводят досуг ее собственные дети и еще половина светских москвичей. — А я словно цербер, стою на страже порядка. Обычно у меня просят разрешения, от папы же ждут поддержки». Папа, конечно, поддерживает, но злоупотреблять его доверием и добротой не стоит: «Если ребенок хочет что‑то получить, он должен аргументировать свое желание. Если напроказничал — надо уметь признать ошибку, тогда можно ждать скорого помилования. В крайних случаях папа наказывает, но все знают, что эту бурю нужно просто переждать». Чтобы понять, насколько хороший отец Зияд, достаточно заглянуть в Ask его старшей дочери Элен: «Я не идеальна, но мой папа, видит Бог, человек, с которого всем мужчинам следовало бы брать пример. Я знаю много семей, которые имеют «красивую картинку». Смотришь на них и радуешься, а потом узнаешь, что у отца семейства несколько любовниц, а дети проводят все время с нянями. Про нашу семью такого никто и никогда не сможет сказать».

Александр Джапаридзе, пятеро детей. Когда близнецам было по четырнадцать, Александр Юльевич привез им из Нью-Йорка табличку «Тинейджеры, если вам кажется, что ваши родители — дураки, выметайтесь из дома, найдите работу и платите за себя сами». Это было единственное предложение не крестного, родного отца российского бурового бизнеса, от которого ученики гимназии «Жуковка» смогли отказаться. По первому зову к главе клана ­слетаются даже те, кто давно выпал из грузинского гнезда все в той же Жуковке. И лондонский юрист, инвестор и бонвиван Георгий, сын от первого брака с доцентом философии МИРЭА Анной Горской. И Ася, дочь от брака второго (с директором московского фестиваля латиноамериканских танцев Salsa&Kizomba, пробивной блондинкой Еленой). Ася, свежая выпускница факультета искусствоведения университета Нью-Йорка, только-только перебралась в Лондон на практику в Sotheby’s. Дело даже не в силе убеждения форбса номер пятьдесят девять, которая у него как у его буровых установок, а в таланте массовика-затейника, неиссякаемом, как Самотлорское месторождение. То он везет семью удить палтуса на Аляску, то инспектировать винодельни в долине Напа. То придумает распродать за новогодним столом картины, книги, нарды, бурки из семейной коллекции, чтобы пополнить семейный благотворительный фонд. То устроит олимпийские игры в своем шато около Сен-Тропе. Даже свадьбу Наны с рекламщиком Антоном Демаковым Александр Юльевич превратил в собственный праздник. Гости до сих пор вспоминают, как три года назад в прованском шато де Робернье ждали появления папы едва ли не дольше, чем поцелуя новобрачных. Прилетел волшебник, разумеется, на вертолете.

Сергей Рябцов, четверо детей. Хотя управляющий директор группы «Спутник» говорит, что «воспитание гораздо сложнее управления людьми», нам кажется, он лукавит. Большое семейство покорно, в полном составе выходит и на Cosmoscow, и на марафон в парк Мещерский. Очевидцы сообщают, что в семье Рябцовых «плохой полицейский» — отнюдь не папа, а мама. Максимум вольности, которую позволяют себе четыре дочери в присутствии Анастасии, — короткая перепалка за место в ее Instagram. «Суперсемейка» — так называют Рябцовых подписчики, не без зависти наблюдая за спортивными победами девочек и их родителей. Пока старшие справляются с «Айронменом» или взрывают целину «Трех долин», младшие бегают, плавают и встают на лыжи. Не иначе как Рябцовы получили госзаказ — олимпийский резерв страны не мешало бы наполнить будущими чемпионами.

Григорий Березкин, четверо детей. В семье неслучившегося владельца журнала Forbes, электроэнергетика Григория Березкина ($0,7 млрд) активно используют все, что движется, кроме электрокаров. Старшая дочь Анна, выпускница экономфака МГУ и бизнес-школы университета St Andrews в Шотландии, руководит папиной собственностью — газетой «Метро». Дебютантки Tatler София и Арина предпочитают серф и симпатичных серферов. Глава семьи входит в совет директоров РЖД, но кататься супруги Берeзкины предпочитают с шиком, на винтажных авто. Последнее ралли L.U.C Chopard с эффектным виражом главы семьи на Mercedes Phaeton 1914 года забыть невозможно! И только младший сын Матвей пока беззаботен и транспортом не обременен. Как и во многих семьях, где мама обеспечивает тыл, а папа очень занят, семейной скрепой является спорт — в детстве выезды за волной на Маврикий два раза в год для девочек Берeзкиных были обязательны.

Сергей Саркисов, пятеро детей. Про Саркисова-отца ходят легенды. Рассказывают, как он в Тбилиси, прикинувшись важным московским профессором, пробрался в роддом, в палату к жене Русудан и первенцу. И там на него обрушился град вопросов от полутора десятка рожениц. Будущий создатель страховой империи РЕСО проконсультировал их почти без запинки. А еще говорят, что он, заплатив двадцать пять рублей водителю-солдатику, на БТР ехал из аэропорта (в сентябре 1991 года в Тбилиси было, мягко говоря, неспокойно) — снова в роддом, к дочке Ие. Уже миллиардером, почти разменяв полвека, Сергей Эдуардович снова стал отцом — Русудан родила ему близнецов Сашу и Мишу. И тогда капиталист Саркисов, у которого вечно не хватало времени на семью, решил стать Саркисовым-отцом на полную ставку. Практически отошел от дел (в шутку сдав бразды правления Сергею, которого с младых ногтей графики, формулы и выкладки страшно интересуют). Спокойно принял решение старшего Ники уйти из медицины, которой тот учился десять лет и преуспел. И не просто поддержал решение стать режиссером и продюсером кино, но и сам пошел на Высшие курсы сценаристов и режиссеров. Теперь они вместе снимают кино, и мы надеемся, что получится не хуже, чем у папы и сына Дугласов. На воп­рос «Как вам ваш отец?» все дети Саркисова — от восьми до тридцати лет — хором отвечают: «Лучше не встречали!»

Сергей Саркисов с сыновьями Николаем и СергеемСергей Саркисов с сыновьями Николаем и Сергеем

Андрей Скоч, девять детей. Монегаски привыкли к шумному салюту, который чуть не каждый год устраивает миллиардер Андрей Скоч в честь своей красавицы жены Елены Лихач. Отстаиваю­щий в Госдуме нового созыва (в Старооскольском округе Белгородской области земляка поддержали немыслимые 73 % избирателей) старые добрые христианские ценности депутат по‑христиански щедр и к своим отпрыскам. Ни в чем себе не отказывают не только его родные дети, но и Дарья Попкова, дочь Елены от первого брака. Студентка МГИМО хвастает в Instagram новеньким Porsche, который встретил ее во Внуково после утомительного плавания из Портофино на Капри, и вечеринкой в Kalina Bar — в полночь именинница выпорхнула из торта, который был на две головы выше нее. У папы времени на веселье не так много, но дни рождения детей он старается не пропускать, и на четырнадцатилетие Варвары пел с ней под гитару «Голубой вагон». От первого брака у Скоча тоже есть дети — четверо близнецов! — но от зубастого света он их тщательно скрывает.

Владимир Потанин, пятеро детей. Отец из Владимира Олеговича получился примерно такой же, как и муж. А какой он муж, известно читателям Instagram и судебных хроник, причем лучше, чем Потанину хотелось бы. Когда‑то семья будущего владельца «Интерроса» наперекор модным излишествам нулевых была образцом ЗОЖа: лыжи в Куршевеле зимой, аквабайки летом, кино по воскресеньям круглый год. Фото тех времен — будто с плакатов о духовных скрепах. В 2010‑м Анастасия, на правах старшей, с воодушевлением комментировала прессе решение отца отписать все миллиарды на благотворительность. Остальные дети согласно кивали. Анастасия и теперь во всем поддерживает папу, который не общается ни с Иваном, ни с Василием — они в бракоразводном конф­ликте встали на сторону матери. Зато, говорят, Потанин с воодушевлением играет роль строгого, но справедливого папы для Варвары, дочери от своей бывшей сотрудницы Екатерины. Наверное, так и будет, пока кроха не научится отстаивать свое, не совпадающее с позицией батюшки, мнение.

Владимир Потанин с женой Натальей, дочерью Анастасией и сыном ИваномВладимир Потанин с женой Натальей, дочерью Анастасией и сыном Иваном

Роман Авдеев, двадцать три ребенка. Детей у семьдесят третьего форбса всего на одного меньше, чем лет самому старшему его детищу, Московскому кредитному банку. Девятнадцать — приемные, включая двух от первых браков его жен. К моменту свадьбы с нынешней, третьей супругой, учителем английского Еленой, Роман успел стать папой уже двенадцать раз. Самым младшим — Петру, Анне и Руслану — сейчас по четыре. Приемником без распределения Авдеев работает потому, что ему надоело спонсировать детские дома, их систему он считает порочной. Цвет глаз и родословная для Романа Ивановича не важны, единственный критерий — возраст. В идеале — от одного до четырех месяцев: «Чтобы сразу начать заботиться». Воспитание по версии одинцовского Макаренко — это педагогическая поэма. К дисциплине и самообслуживанию у него привыкают с колыбели — четыре гувернера-англичанина долго недоумевали, зачем детей так рано сажать на горшок. Всего по хозяйству Авдеевым помогает десяток воспитателей, нянь, поваров. В обязательную программу для каждого ребенка входят английский, плавание в домашнем бассейне и музыка. Школа искусств, гимнастика и вокал — по способностям. iPad есть только у папы. Дети старше четырех лет гуляют во дворе сами по себе, без нянь. Авдеевская республика ШКИД занимает три коттеджа, у каждого подопечного — своя комната, так что вечернюю пробежку Елене отлично заменяет обход: она всех целует перед сном. Папа, встающий в пять утра, в это время может уже спать. Он вообще к телячьим нежностям не склонен: «Ребенку не нужно уделять много времени, только когда это требуется». Иных традиций в семье нет, разве что на собственные дни рождения именинники делают подарки другим детям. Летом весь табор уходит в липецкое небо: в поселке Ключи Лебедянского района у Авдеева дача и коровы.

Роман Авдеев с женой Еленой и детьмиРоман Авдеев с женой Еленой и детьми

Алексей Мордашов, шестеро детей. «Не думаю, что я хороший папа», — сказал миллиардер «Ведомостям» в 2008 году. Он «старается видеться с детьми хотя бы раз в неделю, но не всегда получается». Мы понимаем — сложно, у Алексея Александровича шесть детей от трех женщин. А еще надо сидеть во всех креслах всех советов директоров — Мордашов владеет самой большой долей в «Северстали», участвует в судьбе золотодобывающей Nord Gold, машиностроительной «Силовые машины», тур­оператора TUI, холдинга «Национальная Медиа Группа», Банка России и оператора сотовой связи Tele2. Вот и приходится вместо того, чтобы рассказывать детям сказки на ночь, летать на Питерский экономфорум. На празднование Дня металлурга в родной Череповец он, правда, взял с собой дочек. В прошлом году Мордашов лично вручал корону «Мисс Северсталь», а его собственная мисс — Марина — в это время заботилась о будущем троих общих детей: для них и соседей по Новой Риге открыла школу и детский сад Wunderpark.

Андрей Кириленко, четверо детей. Бывавшие в нью-йоркской, у Бруклинского моста квартире баскетболиста из, соответственно, «Бруклин Нетс» до сих пор не могут решить, что поразило их больше. Ломберный стол, за которым старшие сыновья на равных бьются с папой и мамой в покер? Или семейный уклад по принципу «родители — лучшие друзья»? Вот только Мария Лопатова, золотое перо Tatler, со своими детьми не играет принципиально — всю педагогику забросила в корзину мужа, ныне президента Российской федерации баскетбола. Старшим Андрей с Машей прописали развивающие игры, математические задачи и спорт: Федору — баскетбол, Степану — хоккей и теннис, прием­ной Саше — теннис, танцы, балет, гимнастику и фигурное катание. Тем, кто выходит в финал без единого фола, в конце дня Андрей дает немного побаловаться с PlayStation. За хорошую учебу в семье Кириленко тоже предусмотрены призовые — помимо полагающейся детям с первого класса зарплаты в триста рублей в день. Но если арбитр засечет хоть одно нарушение правил, ребенок лишается недельного заработка. Так что до планки «десять тысяч долларов в день», как в тучные годы бывало у Анд­рея, младшим Кириленко еще расти и расти.

Александр Лебедев, четверо детей. Старший Евгений, светский персонаж международного масштаба, давно вырвался из отеческих объятий, но иногда возвращается, чтобы понянчить братьев и сестру. Младшие Лебедевы как раз в том волшебном возрасте, когда стоит пару ­раз ­хлопнуть ресницами — и из грозного папы-миллионера можно вить веревки. А глаза у всех троих — цвета волн на Лазурке, как у их мамы Лены Перминовой. И ресницы длиннющие, так что отказать решительно невозможно. «Хоть на работу переставай ходить», — написал растроганный отец под фото куколки-дочки Арины. Ресурсов на дни рождения детей он не жалеет и бесстрашно возит семейство на сафари в Ботсвану и рыбалку на Корсике. Разве что в индийский Варанаси, где мертвых жгут прямо на улице, берет только старшего.

Александр Лебедев с сыновьями Егором и Никитой и дочерью АринойАлександр Лебедев с сыновьями Егором и Никитой и дочерью Ариной

Муса Бажаев, четверо детей. Грозный президент группы «Альянс» даже Николая Баскова научил петь на языке имама Шамиля, но никак не может разучить говорить своих детей. Чтобы открыть ящик Пандоры, достаточно задать в Ask.fm вопрос Элине, студентке магистратуры МГИМО. И выясните, что папа, которого в семье зовут по‑чеченски ласково «дада», запрещает ей облизывать губы, так что приходится делать это тайком. Еще нельзя дотрагиваться до волос, трясти ногами, глотать со звуком, класть локти на стол — Элина готова написать книгу обо всем, что приводит папу в ярость. Да, характер у него не нордический. К каждому из детей приставлен охранник — без него ни шагу, даже в море. Не так давно обе дочери сбежали из образцово-показательной сакли. Старшая Марьям, тоже магистрантка МГИМО, в апреле вышла замуж за сына банкира Усмана Ериханова Магомеда. А младшая в сентябре сказала «да» сыну бизнесмена Алихана Мамакаева Бекхану.

Василий Церетели, четверо детей. Василий вырос на коленях своего деда в его тбилисской мастерской, играл среди бронзовых отливок еще не пронзившей небо над Тишинкой «Дружбы навеки» и макетов фриза еще не ставшей домом для олимпийцев гостиницы «Измайлово». Новая поросль монументальной династии лепит из глины у «Гаража», рисует мелом красный квадрат на стенах папиного ММОМА. У них во французском лицее имени Александра Дюма есть изо, но этого мало — по субботам дети оттачивают технику акварели в Институте русского реалистического искусства и гуляют с терьерами и мопсами в «Музеоне». Дома, если у жены Василия остаются силы (Кира Сакарелло не только мать-героиня и спутница светской жизни своего мужа, но и начальник отдела развития ММОМА), она включает панк-рок и пускается в пляс с юными Церетели. Кира когда‑то была в испанской сборной по художественной гимнастике, маленькая Империя занимается балетом, а папа наблюдает за послеполуденным отдыхом своих нимф со стороны. Кстати, с точки зрения музейного работника Василия, воспитание чувства прекрасного — дело важное, но не самое главное. Он, с тех пор как на уроках английского встретил свою Киру, больше ценит владение языками — его дети будут знать не меньше четырех.

Василий Церетели с женой Кирой, сыновьями Александром, Николаем, Филиппом и дочерью ИмпериейВасилий Церетели с женой Кирой, сыновьями Александром, Николаем, Филиппом и дочерью Империей

Чарльз Томпсон, шестеро детей. Гости Бала Tatler знают — после того как дебютантки станцуют полонез и вальс, на паркет Колонного зала Дома союзов выпорхнут девочки Томпсон, и папа Чарльз с легкой улыбкой будет снимать их на Canon. На светские мероприятия дизайнер тканей Ольга Томпсон и ее муж-фотограф приводят практически полный состав детей в одинаковых нарядах. Впрочем, хорошо одеть девочек могут многие, но не у всех при этом они ведут себя как шелковые. А в отношении Томпсонов свет единогласен: «Образцово-показательная семья». Старшие у них прекрасно знают слово «нет». Когда родители поняли, что айфон отвлекает Анастасию от плотного учебно-танцевального графика в Мос­ковской академии хореографии, задали воп­рос: «Ты хочешь быть великой балериной или как все, девочкой с айфоном?» Она ответила: «Великой балериной». Айфон был забыт. Чарльз — человек творческий, но с большим удовольствием погружается в рутину: сам водит в школу и кружки и постоянно придумывает игры, чтобы семья была занята. Анастасия уже танцует в «Дон Кихоте» на сцене Большого — трепетный отец встречает дочь у выхода. Важные вечера в Большом Томпсоны не пропускают, а по воскресеньям в шубах, платках и чуть ли не валенках идут гулять по центру и заглядывают в Bosco Cafe на чай.

Чарльз и Ольга Томпсон с дочерьмиЧарльз и Ольга Томпсон с дочерьми

Леонид Мащицкий, четверо детей. Управляющий партнер группы компаний «Ви Холдинг» (которую основал его отец Виталий Мащицкий) — папа четырех очаровательных сорванцов. «Лео, если нужно, строг, — говорит жена Кларисса. — Но, как мне кажется, ему это не особенно нравится. Он так много работает, что, когда приходит домой, хочет весело провести время с детьми, а не читать нотации». По выходным рубится с сыновьями в PlayStation, водит троих старших на ланч («без девчонок!»), в баню и на картинг, где соревноваться с ним сложно — Мащицкий профи в гоночном спорте. Зато по будням у детей режим. «У нас дома есть табличка, — сообщила нам Кларисса, — на которой отмечено, кто как себя вел в этом месяце. Тот, кто убирает комнату, моет за собой посуду, говорит «здравствуйте», «спасибо» и «пожалуйста», в конце дня получает звездочку. Соберет все звездочки за неделю — получит на следующую карманные деньги. Луке — пятьсот рублей, Рафаэлю — триста, Нико — двести. А если прилежно учатся, то поощряем дополнительно».

Максим Каширин, четверо детей. Владелец виноторговой компании Simple ставит перед собой непростые задачи. Как в делах (надо у поставщиков в Риохе поинтересоваться, как идет работа «по изменению формировки кустов гарначи»), так и в семейной жизни. Ему предстоит из четырех сыновей воспитать настоящих мужчин. «Мой главный принцип — честность, — объясняет Максим свой метод. — Если нашкодил, но признался, наказание будет мягким». Финансовые вопросы в семье решаются демократично: «У детей не должно быть много денег, они не сумеют ими управлять. Я учу тратить на правильные вещи, копить, откладывать. Даже немного ограничивать себя, чтобы самостоятельно купить то, что хочется». Дети от первых двух браков уже выросли — Денис помогает отцу в Simple, Олег учится в Queen Mary University of London. Младшим — от третьего брака с архитектором Алиной — тоже не дают бездельничать: «Эрик в четыре года ходит в англоязычную школу Монтессори, занимается хоккеем и музыкой. Нельзя детям слоняться без дела. Папа ходит на свою работу, ребенок на свою — в кружки и секции». Три-четыре раза в год вся семья собирается дома на Мосфильмовской. «Когда я был маленьким, мы так собирались у бабушки с дедушкой. Мальчики должны понимать, что они — часть большой семьи».

Максим Каширин с сыновьями Олегом и Денисом, женой Алиной, Лизой Лернер и мамой ОльгойМаксим Каширин с сыновьями Олегом и Денисом, женой Алиной, Лизой Лернер и мамой Ольгой

Михаил Турецкий, пятеро детей. «Мужчина должен быть строгим с сыновьями, а с дочерьми требуется дипломатия и отеческая опека», — уверен Михаил Борисович. Пока ему удалось проверить лишь вторую часть этой максимы. За время брака с Лианой, дочерью своего бывшего американского продюсера, он дал жизнь двум девочкам — Эммануэль и Беате. Мама старшей Натальи, которая работает в «Хоре Турецкого» юристом, погибла в автокатастрофе, когда ребенку было всего пять лет. Сарина — дочь Лианы, но дирижер заботится о ней как о родной. Есть еще Изабель, но в том направлении родительские музы молчат, зато пушки в отношениях с ее матерью Татьяной Бородовской все никак не договорят. Домашний хор Турецкого поет (Эммануэль уже выступала в Кремле и на Поклонной горе), катается на лыжах и коньках, разглядывает обитателей «Москвариума», карабкается по веревочным стенам в парках. С пяти лет функции персонального ассистента человека-праздника в семье исполняет татлеровская дебютантка Сарина, ныне студентка МЖ в МГИМО — отец считает, что она «самая покладистая». Когда у кормильца начинается сезон елок и корпоративов, жена и дети слушают бой курантов вместе с ним. Даже если для этого надо лететь в Майами, Венецию или в Альпы. Одна проблема — хормейстер недавно заболел туризмом с рюкзаком, палаткой и байдаркой и мечтает взвалить этот груз на плечи дочерей.

Михаил Турецкий с дочерьмиМихаил Турецкий с дочерьми

Константин Тотибадзе, шестеро детей. Тринадцать человек — художник Константин Тотибадзе, Ольга и их шестеро детей, его брат художник Георгий с Ириной и тремя детьми — когда‑то жили вместе в трехкомнатной квартире. И как‑то уживались, хором друг друга воспитывая и готовя на всю ораву. Говорят, было весело. Весело это необъятное московско-грузинское семейство живет и сегодня: с бескрайними грузинскими праздниками в мастерской братьев на «Стрелке», с новыми клипами Муси Константиновны, выставками Антона Константиновича и уморительными историями, которые случаются со всеми этими креативными детьми. Восьмого сентября у Константина был сорок седьмой день рождения, и татлеровская дебютантка Муся написала в Facebook оду. Начала так: «Мой папа сегодня родился. Мой папа — великий человек, как и мама, но сейчас не про маму, — а закончила: — Папа — это свет. Папа — это разум. Папа — это совесть. Папа — это мудрость. Папа — это вера, надежда и любовь». Еще Муся сообщила, что «папа — человек тончайшего чувства юмора», что «дети папу называют бобром», что «когда папа играет на пианино, он закрывает глаза» и что «папа очень редко ругает, но когда ругает, лучше бы не ругал». В принципе это все, что надо знать о Константине Тотибадзе.

Братья Констан­тин и Георгий Тотибадзе с женами и детьмиБратья Констан­тин и Георгий Тотибадзе с женами и детьми

Михаил Ефремов, шестеро детей. «А знаешь, я б тебя надул», — лет десять назад это была заходная фраза народного артиста при знакомстве с девушками «Маяка». В случае недопонимания Михаил Олегович спокойно пояснял: «Давай ты мне сына родишь? Борисом, например, назовем». Потом Ефремов стал спокойнее, а необходимость в сыне Борисе удовлетворила пятая жена, звукорежиссер Софья Кругликова, которая также подарила ему Веру с Надеждой и воспитывает Анну-Марию, родившуюся в четвертом браке мужа с актрисой Ксенией Качалиной. Сам Михаил в роли многодетного отца не переигрывает: «Могу научить плохому. Но у меня скорее политика невмешательства». Он рекомендует своим старшим — Никите (сыну литредактора «Современника» Аси Во­робьевой) и Николаю (сыну актрисы Евгении Добровольской) — книги и с максимальным пониманием слушает рок-баллады на русском, английском и латыни авторства Анны-Марии. Но в свете этим не хвастается, наоборот, уверяет, что постоянно кочует по съемкам и гастролям — надо, как ни крути, обеспечивать тех, кто от тебя зависит.

Михаил Ефремов с сыном Николаем и актрисой Юлией КотовойМихаил Ефремов с сыном Николаем и актрисой Юлией Котовой

Владимир Соловьев, восемь детей. «Вот ребенок только родился, ты берешь его на руки и понимаешь, что это уже личность. В нем уже все заложено. Ты можешь только что‑то отшлифовать». Владимир Рудольфович знает, что говорит: при родах своей нынешней, третьей жены, клинического психолога Эльги Сэпп, он присутствовал пять раз. Выписавшись из роддома, ведущий «Воскресного вечера» на канале «Россия» немедленно превращается в воскресного папу. От рассвета до заката он разрывается между моноспектак­лями на телевидении, радио и во МХАТе имени Горького. А в отпуске пишет книги, которых у него уже вдвое больше, чем детей. Зато выстроены дома в Переделкине и на пастернаковском поле в Баковке, на лето обустроена шестнадцатикомнатная вилла с эллингом на Комо. На каждый день рождения каждого ребенка жена получает от мужа украшение. Дети от первых двух браков с годами отшлифовались по образу и подобию отца. Александр окончил Лондонский университет искусств и центр драмы в Сент-Мартинс, штампует интернет-рекламу для «Билайна» и Сбербанка, документальные фильмы для ВГТРК (включая «Муссолини. Закат» с голосом и по сценарию Владимира Соловьева) и официаль­ный фильм Олимпиа­ды в Сочи «Кольца мира». Полина из‑за парты Института телевидения и ГИТИСа пересела в кресло ведущей «Москвы 24». Выпускница «Щуки» Екатерина режиссирует московский фестиваль Dark Cabaret. Только Даниил смотрит в другую сторону. Светская Москва до сих пор не может унять сердцебиение после показа новой формы Ломоносовской школы в оте­ле Four Seasons. По подиуму дефилировал голубоглазый эльф с медовыми локонами до плеч — за внешность спасибо эстонско-немецкой крови его мамы. Из такого мальчика получился бы шикарный Андрей Пежич, но ребенок хочет быть Куртом Кобейном — во «ВКонтакте» он обнимается с гитарой, и только с ней.

Владимир Соловьев с сыном ВолодейВладимир Соловьев с сыном Володей


Источник фото: Архивы пресс-служб, Архив Tatler, Соцсети

Читайте также
Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь