История любви: Катарина Конкс и Дмитрий Конов

Ксения Соловьева
26 Июля 2016 в 09:37

Катарина Конкс и Дмитрий Конов в объек­тиве фотографа Аслана АхмадоваКатарина Конкс и Дмитрий Конов в объек­тиве фотографа Аслана Ахмадова

На следующий день вскрыли записи камер наблюдения и быстро вычислили самозванку. Нарядно одетая корреспондентка Life.ru просочилась в зал «Барвихи», когда свадьба Катарины и Дмитрия уже вовсю пела и плясала. Мимикрировала под гостью — публика выходила на улицу покурить, паспортов никто повторно не спрашивал. С аппетитом поела. Выпила шампанского. Огляделась. Сделала несколько селфи. А потом нашла одного из ответственных за банкет и, похлопав ресницами, защебетала, что скоро тоже выходит замуж и хочет точно такую же свадьбу. Чтоб тоже японские розы, перепелка с утиной печенью и «Владивосток две тыщи». Сколько это будет стоить? Утративший бдительность свадебный распорядитель решил, что настал его звездный час. И огласил: двадцать миллионов рублей за розы, семь — за перепелку.

Спустя час бюджетом свадьбы председателя правления «Сибура» Дмитрия Конова зачитывался весь интернет. По пути, как это часто бывает, дичь еще немного подорожала, а зарплата Дмитрия, напротив, измельчала. Пять с половиной миллионов долларов в год (доход одного из самых высокооплачиваемых менеджеров в стране, если верить Forbes) превратились в пяти­миллионное состояние. Но порази­тельная скромность суммы не сделала народ добрее. Упражнялись как могли. Фраза «ешь ананасы, рябчиков жуй» была самой нежной, хотя рябчиков в «Барвихе» не было. Были птицы совсем другого полета.

Свадебный декор в «Барвиха Luxury Village»Свадебный декор в «Барвиха Luxury Village»

«Ну написали и написали. Жаль, в интернет попали фотографии плохого качества, случайные», — философски замечает новобрачная. Мы пьем лимонад в японском ресторане Yoko в эпицентре «золотой мили». На Катарине джинсовые шорты Alexander Wang, белая майка Gucci, жакет Ann Demeulemeester, туфли Dior и коралловая Kelly Mini. На шее трепещут бриллиантовые крылышки Carrera y Carrera. Сто cемьдесят восемь сантиметров роста, мальдивский загар, московская укладка... Чтобы все это испортить фотографиями, надо очень сильно постараться.

Я мечтаю поговорить про высокий уровень агрессии в киберпространстве. Про то, что анонимность в интернете превратилась во вседозволенность. Про то, как свободно трактуют журналисты даже самых уважаемых изданий источники — хоть бы зарплату проверили, зачем зря человека обижать? Еще я не понимаю, почему нельзя было организовать строжайший пропускной режим. Или, как сейчас принято, попросить гостей не фотографировать. Дал ведь Андрей Малахов в Лондоне письменное обещание Михаилу Гуцериеву молчать про свадьбу его сына, а для ведущего «Пусть говорят» это, сами понимаете, пытка. «Да мы не думали, что наша свадьба может быть кому-то интересна, — спокойно парирует Катарина. — Была охрана, были девушки со списками, но разве за всеми уследишь?»

Жених с невестой следили за другими вещами. Накануне ночевали здесь же, в барвихинском отеле. В полночь вышли проверять площадку. И обнаружили, что заказанные столы в зал не помещаются. Ромбовидные на шестнадцать? Круглые на десять? До четырех утра Дмитрий и Катарина ползали по залу с рулеткой. Вымеряли, удобно ли будет сидеть дорогим гостям. А среди них были люди, неудобств не терпящие. Потом на площадку вышла мама невесты. Метко заметила, что на столах мало места для тарелок, и официанты до полудня двигали цветочные икебаны.

Катарина Конкс в платье Stephane Rolland  с мамой ЭллойКатарина Конкс в платье Stephane Rolland  с мамой Эллой

Нервы-нервы. За два часа до начала церемонии вдребезги разбилась часть шестиметровой конструкции с буквами Д и К, которая должна была раскрыться и явить гостям новобрачных. Вместо нее придумали пустить облако дыма. Провози­лись, протормозили — в результате на традицион­ную съемку жениха и невесты осталось ровно пять минут. Но Катарине праздник понравился: «Было здорово, весело. Удовольствие получили и мы, и гости».

А ведь это далеко не все хлопоты. Был еще заказ свадебных нарядов. Невеста не хотела идти проверенной тропой от Elie Saab к Giambattista Valli. Душа просила меньше романтики, больше архитектуры. Кутюрье Стефан Роллан — мастер скульптурных силуэтов, но и с ним Катарина ударила по рукам только на третьем свидании.

«Мне было важно, чтобы он меня понял, а он все никак не мог почувствовать настоящую меня. Первый раз в ателье на авеню Георга V я пришла так, как ходила по магазинам, — легинсы, кеды, майка и косуха. Стефан капризничал: впереди была Неделя моды, и он никак не мог сшить платье за два месяца. Второй раз я решила произвести впечатление — пришла уже в своем привычном наряде, на каблуках. И он тут же нарисовал эскизы двух платьев — длинного торжественного и короткого party dress, — которые мне понравились».

Дмитрий Конов и Катарина Конкс в день свадьбыДмитрий Конов и Катарина Конкс в день свадьбы

Зато фотограф Аслан Ахмадов, с работами которого Катарина давно знакома, понял молодых с полуслова. Серия его черно-белых портретов украсила зал. Он же снял маленький фильм My Valentine по мотивам клипа на песню Пола МакКартни, где Ната­ли Портман и Джонни Депп объяс­няются на языке глухонемых. «Только мы многое переделали. Натали и Джонни поют холодновато, отстраненно, а мы пели друг другу». Все это на несколько дней отвлекло Дмитрия от поставок газа в Китай и строительства нефтехимического завода в горо­де Свободный, в пятидесяти километ­рах от нового космодрома.

Музыкальную программу составили таким образом, чтобы всем было весело и легко: Triangle Sun, «Серебро», «Мумий Тролль», Григорий Лепс. Слово для тоста дали мамам и этим думали ограничиться. Но к микрофону прорвались «Ночные волки», которых, как известно, могут остановить только польские пограничники. С «волками» Катарина дружит давно, а Дмитрий — вот совпало — в юности играл с одним из байкеров в баскетбол.

На следующий день разбирали подарки. Спрашиваю, что особенно запомнилось. «Гости старались избежать банальностей. Мне понравились халаты с нашими прозви­щами. Какими — не скажу, — смеется Катарина. — Только мы так друг друга называем».

Конов и Конкс. Красиво звучит, складно. Я думала, что Конкс — это псевдоним с тех времен, когда Катарина работала моделью. «Совсем нет. Это моя родная фамилия — эстонская. У меня по маминой линии в роду эстонцы, но жили они в Хабаровске. Дедушка с бабушкой приехали туда на волне комсомольского движения. Дедушка был главным инженером завода, гуру дизелестроения. Преподавал в университете. Когда мы с Димой путешествуем, все считают, что фамилия у нас одна и та же, просто склоняется по-разному».

К Хабаровску Катарина относится нежно, с ностальгией — «прекрасный город и, как многие нестоличные города, со временем становится только лучше». Но и забавности случаются. Два года назад зашла с папой в новый байк-центр. Заказала бокал вина. «Вам белое или красное?» — поинтересовался официант. «А из какой страны?» — «У нас вино без географической привязки», — с гордостью отчеканил юноша.

Катарина КонксКатарина Конкс

Впрочем, из Instagram @katarinakonks следует, что летает она не только из Канн на Мальдивы, но и по России, вместе с мужем. Открывает для себя необъятный мир реакторов, катализаторов и экструдеров. На День химика была в Тобольске, где у «Сибура» несколько мощных заводов, в их строительство и модернизацию было инвестировано пять миллиардов долларов. Все теперь управляется с единого пульта, сотрудников мало, полная автоматизация. «Ведь что мы знаем про Тобольск, кроме того, что это родина Менделеева? Ничего. А там природа красоты невероятной. Архитектура — один их кремль чего стоит! Добрые, открытые, гостепри­имные люди», — муж Катарины, конечно, не декабрист, но в Тобольск она за ним поехала не раздумывая.

Туда же за компанию прилетели друзья, в том числе Анна Плетнева из группы «Винтаж» — давать концерт в День города. «Вот идет экскурсия по производству. Мы с Аней вместе фотографируемся в спецодежде. Все очень сдержанно. Вдруг она говорит: «А ты оголи плечо». Ну я оголила и отправила наше фото Диме. В следующую же секунду он, прервав совещание, позвонил сказать: «Здесь так не принято». Закатать рукава на куртке и то нельзя».

Катарина с мамой приехали в Моск­ву в 1999 году. С Дмитрием познакомилась в 2001 году, на дне рождения общего друга. В казино, где тогда протекала светская жизнь. В активе красавицы выдающихся, матерью-природой созданных форм еще не было обложки Playboy с выносом «Лучшая девушка 2001 года», а ее Дима... «Я был простым клерком, работал в банке «Траст», — говорит присоединившийся к нашему разговору Конов.

В 2004 году Дмитрий перешел в «Сибур». Катарина фотографировалась для журналов и работала на показах — ни одно дефиле «Дикой Орхидеи» не обходилось без ее умопомрачительных ног. Но лет восемь назад быть моделью ей стало неинтересно. Она выпустила коллекцию одежды. «В творческом плане я выплеснула все, что в тот момент хотела сказать, и была собой вполне довольна. Но не понимала, как мне с производством двигаться дальше и как сделать этот проект рентабельным». Спонсор мероприятия Дмитрий Владимирович выдержал бизнес-эксперимент подруги стоически: «Во-первых, это не требовало колоссальных инвестиций. Во-вторых, было красиво. В-третьих, Катарина потом долго с удовольствием выгуливала наряды собственного дизайна».

С тех пор она ведет жизнь не то чтобы тихую, но приватную. Путешествия, друзья, посиделки на Патриках, сильно изменившихся в последнее время. «Раньше это был тихий исторический центр с несколькими милыми заведениями. За один вечер там можно было встретить кучу знакомых, а теперь аура интимности, места для своих ушла. Помимо знакомых есть еще множество ­людей, которых видеть вовсе не хочешь». 

Я регулярно встречаю Катарину с Дмит­рием на вечеринках питерского экономического форума и на дне рождения главреда «Независимой газеты» Константина Ремчукова. Но при полном блеске в свет они последний раз выходили в 2010 году, на презентацию календаря Pirelli. И только потому, что в тот момент «Сибур» продавал итальянскому гиганту свой шинный бизнес, и не прийти было бы невежливо. Под фото стояла подпись: «Катарина Конкс в платье Dolce&Gabbana со спутником».

«Светские мероприятия — они обязывают, мне на них немножко скучно, — объяс­няет Катарина. — Может поменяться настроение, я могу передумать, а там если уж пообещала, отказаться неудобно. В какой-то момент решила вообще не ходить. Только к друзьям, зато с удовольствием. Так что никуда я не пропадала».

Пропадешь тут, когда интернет следит в четыре глаза! В этом сезоне Дмит­рий с Катариной попались ему дважды. Сначала свадьба. Потом образовалась странная новость: «Глава «Сибура» устроил потасовку на финале баскетбольной Евролиги». Все друзья знают, что Дмитрий — фанат баскетбола. Играет с детства. Его «Сибур» в рамках совместной с NBA программы реконструи­рует спорткомп­лексы по всей России. Устроил в Москве лагерь Siburcamp, чтобы тренировать талантливых подростков из разных регионов.

Дело было так. В Берлине турецкий «Фенербахче» играл с ЦСКА. Супруги, как всегда, сидели в первом ряду, в двух метрах от боковой линии. Вдруг прямо на Катарину летит двухметровый игрок турецкой команды Никола Калинич. Конов успевает уберечь жену от столкновения. Калинич, который всю игру был слегка нервным (обычно игроки стараются не беспокоить самых почетных зрителей), попытался пальцем ткнуть Дмитрию в лицо, чтобы судьи побыстрее обратили внимание на инцидент. Конов ударил его по руке. На площадку выбежали секьюрити и болельщики из VIP — турецкие вперемежку с российскими. Матч на пять минут прервали.

Катарина КонксКатарина Конкс

Я спросила у своего друга, присутствовавшего на той игре, что да как. «На месте Димы так поступил бы любой мужчина. Ты представляешь, что такое летя­щая на полной скорости двухметровая туша? Он бы как минимум сломал Катарине ноги».

Рядом с Коновым сидел Сергей Кущенко, президент Единой лиги ВТБ, интеллигентный человек в тончайшей кожаной куртке. В момент, когда происходила съемка, Сергей лез в карман за телефоном. Через секунду интернет взорвался: «Русские олигархи и братки из девяностых в первом ряду. Никакого отношения к баскетболу не имеют. Купили билеты за наворованные деньги. Или даже так — билеты достались бесплатно. Компания оплатила. Именно из-за таких людей нас в мире не любят». Потом в темном царстве забрезжил луч света: «Слушайте, это не браток из девяностых. Это ж Кущенко». Но поток было уже не остановить.

«Главный удар приняла на себя я, — смеется Катарина. — Это даже хорошо. Поговорят и забудут. На мне это никак не отра­зится, а Диме могло бы навредить». Тонкий момент — на финалы Евролиги Коновы ездят с начала двухтысячных, в 2005 году Катарина впервые сшила себе платье-триколор. Флажков и шарфиков не хотелось — было желание болеть модно. Кто-то не поленился сделать подборку бело-сине-красных платьев Конкс за все эти годы. Зрелище­ пуританским не назовешь, но ведь и спорт — не партер Большого театра. Это игра, фан, живые эмоции. И самоирония, с которой у Конкс все в порядке. В Берлине Катарина надела счастливое, 2008 года, платье в стразах — ЦСКА тогда выиграл Евролигу в Мад­риде. Когда ее декольте благодаря Ни­коле Калиничу попало в новости, рос­сийский интернет прибавил к братку и олигарху еще одну типическую личность в типических обстоятельствах. И сделал вывод, что за использование российского флага Конкс надо судить по всей строгости закона.

Дмитрий Конов и Катарина Конкс в платье-триколоре на матче ЦСКА—«Фенербахче» в БерлинеДмитрий Конов и Катарина Конкс в платье-триколоре на матче ЦСКА—«Фенербахче» в Берлине

В тот же вечер Катарина обнаружила в своем Instagram несколько сотен новых подписчиков с именами Махмуд и Ахмет и закрыла страницу: «Любопытно, что половина турков сы­пала оскорблениями, половина желала познакомиться».

Знакомиться поздно. В дверях Yoko я оглядываюсь и вижу, что Катарина нежно целует Дмитрия. «Как так вышло: вы вместе уже пятнадцать лет, а пожениться решили только сейчас?» — «Наверное, проверяли чувства временем. Однажды вечером — кажется, это было в июле — Дима спросил: «Ты куда хочешь сегодня пойти?» Я удивилась: «Давай в Uilliam's». Мне там всегда хорошо — приятные люди, общение. И вот я долго что-то ему рассказываю. Вдруг Дима меня перебивает: «Я уже пятнадцать минут сижу с кольцом».

Пусть говорят. Дмитрий Владимирович Конов с супругой поступают так, как ­считают нужным.

Катарина КонксКатарина Конкс


Источник фото: Илья Вартанян, Личные архивы

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь