Селена Гомес — о том, как поймать в сети 70 миллионов подписчиков

Дэвид Эмсден
1 Апреля 2016 в 10:19

Селена Гомес

Фестиваль Jingle Ball на чикагском стадионе Allstate Arena — это аттракцион для несовершеннолетних. В маленькой и очень холодной гримерке из шлакоблоков ютится звезда мероприятия Селена Гомес. Она только что завершила обязательное братание с поклонниками — за пять минут, со скоростью и энтузиазмом Ким Чен Ына, исполнила сотню фо­тогеничных объятий. До выхода на сцену еще два часа. Звезда хочет есть: «Chick-fil-A, — нараспев произносит Селена название фаст-фуда. — Ну разве не козырно?»

Все, что с ней связано, очень козырно. В личном общении миниатюрная девушка фонтанирует энергией. А на фотографиях вдруг становится похожа на прекрасную нежную куклу. Что тоже, на мой немолодой взгляд, козырно.

Селена Гомес

Даже в комнате без единого окна ее густые, цвета темного шоколада волосы отражают солнце. На ней юбка и хлопковый топ с баской Victoria Beckham — об этом знаю не только я, но и весь интернет. Вбейте в поисковик «Что носит Селена Гомес»— и обнаружите десяток страничек с бурным обсуждением любого ее наряда. Комнатка убогая, но Селену окружает дорогая гастрольная команда: стилист, специа­лист по макияжу, телохранитель, ассистент. В руках у всех телефоны — главное оружие в культивировании и распространении бренда Selena Gomez. Но в данный момент они ничего не культивируют, а сосредоточенно ищут ближайшее заведение названного Селеной общепита.

— Ближайшее — в сорока минутах, — говорит ассистентка Тереза Мингус.

— Ням, — отвечает Селена Гомес.

— Хотите, я съезжу?

— Я хочу съездить сама.

— Нельзя, вы должны быть на сцене.

— Мне хочется уехать отсюда.

Я ее понимаю. Впрочем, Гомес не привыкать — она полжизни провела в гадких каморках: там богатых и знаменитых штукатурят перед тем, как публика начнет их есть.

Первый концерт она дала в возрасте семи лет в телешоу Barney & Friends про огромного фиолетового динозавра, а к четырнадцати про нее уже знали миллионы людей пубертатного возраста — она играла для них саркастичную Алекс Руссо в диснеевском шоу «Волшебники из Вэйверли Плэйс», которое шло пять лет и экспортировалось в сто шестьдесят три страны. Майли Сайрус, Деми Ловато и Селена Гомес — это Маркс, Энгельс и Ленин компании Disney.

Маленькая Селена Гомес в телешоу Barney & FriendsМаленькая Селена Гомес в телешоу Barney & Friends

Селена Гомес в сериале «Волшебники из Вэйверли Плэйс»Селена Гомес в сериале «Волшебники из Вэйверли Плэйс»

У Селены очень запоминающееся лицо, в равной степени экзотичное и безобидное. Глаза нахальные, но это только подчеркивает ее обезоруживающую беспомощность. С точки зрения маркетинга, она идеальная икона нового поколения — королева соцсетей со сверхъестественным потенциалом к перекрестному опылению самых разных платформ: телевидения, музыки, кино и моды. За последний год она заработала около двадцати миллионов долларов. И у нее семьдесят миллионов подписчиков в Instagram, что аж в два раза больше населения штата Техас, в котором Гомес родилась и выросла.

Но если вы не ребенок и не родитель, свет ее звезды вряд ли доходит до вашей планеты. Вот такая слава — в лицо Селену вы узнаете даже в бассейне с резиновой шапочкой на голове, но что делает эта девушка — поет? пляшет? — не помните. Примерно так я и признался ей в любви, когда мы первый раз встретились в ее номере в гостинице.

Но она в ответ не обиделась, а понимающе улыбнулась: «Когда закончился мой контракт с Disney, я и сама была не в курсе, кто такая Селена Гомес. И это было очень трудно».

Селена Гомес

Однако в итоге она очень быстро научилась быть взрослой, для чего сделала несколько важных шагов на этом пути. Для начала она «попросила» с поста менеджера свою маму Мэнди Корнетт и назначила специалиста, которого выбрала сама (газеты тогда написали «Гомес уволила родную мать» и устроили семейную драму там, где ее не было в помине).

А потом потихоньку выстроила более взрослый имидж, сыграв в арт-хаусной драме «Отвязные каникулы» и в независимой картине «Основы заботы». «Я была готова сменить прическу, перекраситься, побрить голову. Лишь бы люди перестали воспринимать меня как принцессу из детской сказки», — вспоминает Гомес.

Музыка Селены тоже стала серьезной и взрослой. В сахарном инкубаторе, где она росла, детям-звездам полагалось петь — что она и делала, записываясь в Hollywood Records, поп-филиале Disney (вместе они выпустили три золотых альбома — каждый был продан тиражом в пятьсот тысяч). Новым лейблом Гомес стал Interscope, на нем она записала альбом Revival, «Возрождение» — абсурдное название для любого другого молодого артиста, но не для нее.

«Возрождение» забралось на первые строчки хит-парадов — и артистку пригласили выступить на показе священного для Америки белья Victoria's Secret. Это вывело девушку в модную лигу Рианны и Кэти Перри. И Тейлор Свифт — ее давней подруги, бесплатного консультанта по карьерным вопросам. Благодаря ей Гомес пошла более тонким путем, чем Майли Сайрус — та слишком резко содрала с себя диснеевские подгузники, сменила кольца непорочности на сигареты и выступает теперь в образе невнятнополого секс-манекена.

Гомес выбрала куда менее агрессивный образ — резвый, чувственный, жизнерадостный. Хотя и сердится немного каждый раз, когда нужно отвечать на вопросы о Джастине Бибере: «Мне было восемнадцать, у меня был парень, мы хорошо с ним смотрелись, нам это нравилось. Подростковая любовь... Потом мы расставались-мирились, а люди, понятия не имевшие, что происходит на самом деле, писали об этом миллион разных вещей. А сейчас я закрыла эту историю, честно», — вздыхает брюнетка, которая все еще полна решимости сбегать за едой, пока ее не позвали на сцену.

Селена Гомес и Джастин Бибер в период их бурного романаСелена Гомес и Джастин Бибер в период их бурного романа

— Есть «Макдоналдс» в полумиле отсюда, — объя­в­ляет она, посмотрев карты Google на телефоне. — Поехали туда?

Вопрос риторический. Со своей новой командой она ведет себя расслабленно, но очевидным образом наслаждается тем фактом, что теперь она главный кукловод в мире, где еще недавно была марионеткой. Селена, я и ее помощник уходим со стадиона. Охрана по рации вызывает внедорожник, и наша спонтанная прогулка обретает тщательную хореографию. Возле автомобиля обнаруживается группа дрожащих детей (фанатов Гомес называют «селенаторы») — совершенно непонятно, как они узнали, что мы вышли из гримерки. При виде Селены они начинают кричать, фотографировать и делать видео, которое тут же отправляется в Facebook, Instagram, Twitter и еще невесть куда.

Гомес приветливо машет толпе рукой и даже не пытается сделать вид, что «так устала, так устала от постоянного внимания». У нее достаточно вокальных данных для сладкой популярной песни. Она может вырасти в актрису широкого диапазона. Но уже сегодня ей нет равных в умении любить поклонников. Она светится искренностью — и это очень подкупает.

Раньше все кому не лень писали о ней всякую ерунду. Но теперь, когда у нее в Instagram целая армия, ее посты всегда будут иметь приоритет над всем остальным: «Мне это нравится. Будем честными — если весь мир говорит о Селене Гомес, то я тоже имею право вставить слово в эту интересную дискуссию. Кто ж мог подумать, что жизнь станет такой публичной! Уничтожат меня соцсети или сделают сильнее? Мне все еще приходится каждый день отвечать себе на этот вопрос», — рассуждает брюнетка.

Едем в «Макдоналдс», но Гомес замечает, что в том же торговом центре есть Chili's. Прижимает нос к стеклу машины: «Ура! Обожаю Chili's. Мы с Тейлор тут постоянно едим».

Внедорожник резко тормозит. Телохранители выскакивают первыми, обследуют ресторан и находят нам стол в укромном уголке. Садимся. Гомес, которую мама родила чуть ли не в школе и растила одна, еще помнит времена, когда с деньгами было не очень. В Chili's она в своей стихии: «Я заставляла себя полюбить дорогую еду».

В заведении кроме нас три с половиной человека, но они быстро ориентируются и опознают Селену. Начинается стандартный набор требований к знаменитости: селфи, автографы и объятия. Ни единой гримасой девушка не выдает раздражения от беспардонного вмешательства в процесс еды. Попозировала, подписала, обняла, побраталась. Поклонникам с ней комфортно, чего я никак не могу понять.

— Странно ли жить вот так, в ожидании общения с незнакомцами — оно ведь в любой момент может случиться? На ваш взгляд, странно. Но я не против, потому что не знаю другой жизни, — пожимает плечами Гомес.

Пока ждем заказ, она смотрит в телефон. «Ах, боже мой! Менеджер хочет, чтобы я это запостила», — с экрана мне улыбается мускулистый блондин, эротично пьющий что-то оранжевое из бутылки. «Это мой бойфренд из клипа Hands to Myself». Перед выходом ролика менеджер попросила сделать вирусный тизер. А если подумают, что он действительно ее бой­френд? Меня удивило, с какой легкостью Гомес согласилась. И только потом дошло — Гомес прекрасно понимает то, что потихонечку доходит до всех. Каждый пост в ленте, хоть от Ким Кардашьян, хоть от моей мамы — выдумка, художественное произведение. Самое грамотное в этой ситуации — принять правила игры. Нам принесли чипсы и гуакамоле, а к ним — головку мягкого сыра. Гомес быстро и жадно вгрызается в еду. И параллельно, даже не вытерев пальцы салфеткой, постит блондина в Instagram. Смеется: «Смотри, сейчас начнется ад».

Не знаю, что именно она имела в виду под словом «ад», но за полдня пост получил миллион двести тысяч лайков и запустил новостную историю международного масштаба. Из поста сделали статьи на больших уважаемых сайтах, все — с важным вопросом в заголовках: «Кто этот красавец из Instagram Селены Гомес?» Комментаторы принялись сходить с ума, делая самые разные предположения. Новый бойфренд? Гомес троллит Бибера? Неленивые фанаты быстро вычислили, что блондина зовут Кристофер Мэйсон и он модель.

Еду она заглотила стремительно — и через полчаса уже была на сцене, в комбинезоне с блестками. Звезда вернулась на орбиту, откуда спускалась поесть и поболтать со мной. Мы толком не попрощались. Когда вернулись из Chili's, выяснилось, что ее выступление удлинили на пятнадцать минут, так что команда накинулась на Селену с удвоенной силой — клеить, красить и проверять на прочность. Бросив последний взгляд на певицу, выводящую своих танцоров на подготовительный круг, чем-то смахивающий на южно­баптистскую молитву, иду в зал смотреть шоу.

Как я ни пытаюсь сохранить ощущение, что Селена Гомес живой человек, с которым я только что преломил чипсы, наша встреча кажется галлюцинацией. Ловлю себя на том, что смотрю не на сцену, а на два громадных экрана по бокам от нее. На проекциях Селена отчего-то кажется реальнее. Под изображением бегущей строкой идут комментарии из Twitter. Один из них подсказывает мне, что я должен чувствовать: «До сих пор не могу осознать тот факт, что дышу одним воздухом с @selenagomez».

Селена Гомес


Источник фото: Steven Klein

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь