Юлия Матвиенко — о муже Сергее, дочери Арине и собственном бренде

Ксения Соловьева
25 Марта 2016 в 09:08

Юлия Матвиенко на лестнице Дворца Кваренги в Санкт-ПетербургеЮлия Матвиенко на лестнице Дворца Кваренги в Санкт-Петербурге

Казанская, 7, Дворец Кваренги. Неплохой адрес для шоу-рума юного бренда. Собственно, в Питере все так: чтобы торговать платьями под сенью итальянского зодчего, не обязательно быть невесткой Валентины Матвиенко. Парадные Северной столицы настолько живописны, что журналы проводят там съемки моды. Квартиры дешевеют на глазах: один мой друг, портретист из Лондона, снимает трехсотметровые апартаменты на набережной Фонтанки за тысячу фунтов, то есть по цене полуподвала в Челси. Вот и Юлия Матвиенко вместе с подругой и соратницей Валентиной Крупник открыла шоу-рум JM Studio в стометровой комнате дворца 1810 года. Здесь была канцелярия по делам императрицы Марии и первая сберегательная касса. Сегодня залы с ностальгическими именами Императорский, Каминный, зал Пеликанов (пеликан, разрывающий грудь, чтобы накормить своим мясом птенцов, — классика масона Кваренги) сдают под банкеты и фуршеты. И кое-что под офисы.

«До нас здесь продавали ботокс, — рассказывает Юля. — Мы вошли и ужаснулись: желтые стены, синенький ковролин, много-много перегородок. Зато потолки с лепниной. Шесть метров! И конечно, окна во всю стену».

Окна — деревянные, старорежимные — единственное, что девушки не рискнули трогать. Перегородки сломали, уложили серый дубовый паркет, завезли минима­листичную итальянскую мебель, водрузили чешскую хрустальную люстру, на главную стену наклеили огромную фотографию Казанского собора. Тоже серую.

Окончательно все сложилось, когда подруги затеяли съемку look book с Юлей в главной роли на фоне серой казанской колоннады: «Фотограф мне постоянно говорила: «Отойди от колонны, сливаешься».

Юлия Матвиенко в блузке и юбке JM StudioЮлия Матвиенко в блузке и юбке JM Studio

Она звонко смеется над собой — как всякая красивая и имеющая роскошь быть самоироничной женщина. Сто семьдесят пять. Выглядит как юная Ким Бейсингер, только лучше. Как она может с чем-то слиться? Таких самый требовательный мужской взгляд мгновенно вы­хватывает из толпы и уже не отпускает.

На ней белая юбка Louis Vuitton с черными фестонами, простой белый пуловер Carven с V-образным вырезом, плотные черные гетры Prada. Она терпеть не может яркие цвета. Говорит, что фуксия, бирюзовый или фиолетовый — не про Питер и не про нее. Здесь, в ее родном городе, все задумчивое, меланхоличное, грустящее по солнцу. Вот и дебютная коллекция JM Studio такая. К моему визиту двадцать две вещи — практичные, неброские, без блесток, перьев и прочих излишеств — художественно развешаны на фоне постера с Казанским собором. На бокал шампанского по случаю премьеры к Юле и Вале прибыли пятьдесят отборных питерских дам. Явились дисциплинированно, с невиданной в Москве самоотверженной готовностью мерить, выпивать, слушать модного диджея и фотографироваться на фоне пресс-вола. «У нас тут, знаете, все очень спокойно стало в плане светской жизни, — комментирует это чудо Юля. — Десять — да нет, даже пять лет назад — все бурлило, приглашения так и сыпались, а сейчас мало что происходит. Это Валентина Ивановна, наверное, задавала тон – жизнь была насыщена какими-то фестивалями, форумами. У нынешнего губернатора совсем другие интересы. Так что все пришли к нам со словами «хорошо, что куда-то можно выбраться». Половину коллекции раскупили сразу – первыми улетели ладно скроенные базовые брюки и платья, которые Юля сначала вовсе не хотела шить.

Она встречала гостей в сером атласном жилете собственного производства. В ушах и зоне декольте приятно поблескивали сапфировые перья Carrera y Carrera. Пришла ли свекровь? Нет, спикер Совета Федерации не смогла, но заглянула на следующий день — проведать и заказать пару вещей: черное с серым пальто и черное платье «на каждый день, чтобы ­безошибочно надеть в любой политической ситуации».

Сергей и Юлия Матвиенко в день свадьбы 30 нояб­ря 2008 годаСергей и Юлия Матвиенко в день свадьбы 30 нояб­ря 2008 года

Муж тоже поддержал, но не сразу: «Сначала и Сережа, и муж моей подруги Вали смотрели на нас немножечко в стиле «девочкам нечего делать, надо чем-то заняться». А через полгода, увидев, сколько сил мы на это тратим и как красиво выходит, зауважали и оценили».

«Красиво» ей хотелось с детства. Не то чтобы она увлеченно шила куклам платья или перекраивала мамины наряды. Но недавно мама нашла сочинение второклассницы Юлии Зайцевой на тему «Кем бы я хотела стать». «Кем — из него не очень понятно. Но слово «красиво» упоминалось по ходу пьесы раз двадцать», — смеется новоиспеченный дизайнер. В двух с половиной публикациях, которые посвятила Юле чересчур осторожная федеральная пресса, ее семья обтекаемо названа «простой». «Папа — военный, полковник артиллерийских войск. Я родилась в Санкт-Петербурге, потом уехала с родителями в Мурманск и вернулась. Мама работала в детском саду. Я была очень домашним ребенком и всеми силами сопротивлялась, когда меня тоже собрались отдать в сад. В какой-то момент мама поняла, что это бесполезно, ушла с работы и сидела со мной дома».

Юля с отличием закончила физико-математический класс, потом получила высшее экономическое в СПбГГИ им. Г. В. Пле­ханова, потом еще поступила в Санкт-Петербургский университет на политологию, но через полтора года улетела в Москву. Там училась в Школе телевидения Останкино, но ее тоже не закончила — по личным обстоятельствам вернулась в Питер. Разумеется, в жизни Юли не могло не случиться модельной карьеры. Скауты ловили ее на улице еще в школе — в десятом классе французское агентство предложило подписать конт­ракт, — но родители единственный раз в жизни заняли жесткую позицию: «Никакого Парижа, пока не получишь аттестат».

Она получила. И уехала работать сначала в Милан, где дефилировала на показе Roberto Cavalli, а потом — в Корею и Японию, где в статусе эталонной блондинки была завалена неплохо оплачиваемыми съемками для каталогов. «В Токио я перемерила перед камерой такое количество свадебных платьев, что стала их ненавидеть. Даже думала: «У меня – никогда!»

Юлия Матвиенко с подругой и парт­нером по бизнесу Валентиной Крупник на презентации JM Studio (2015)Юлия Матвиенко с подругой и парт­нером по бизнесу Валентиной Крупник на презентации JM Studio (2015)

Вне подиума развивалась личная жизнь. С Сергеем Матвиенко Юля познакомилась, когда ей было двадцать, а ему тридцать. Вспыхнул роман. Оба Тельцы, оба упрямые. Никто не хотел уступать, о компромиссах не было и речи. Ей нравилось работать, у него находились свои серьезные дела. На какое-то время они расстались. Сергей даже успел жениться на певице Заре. Причем весьма шумно — в ЗАГС на Анг­лийской набережной молодые прибыли в карете.

«Это была драма?» — спрашиваю Юлю. «Не драма, но такой непростой период в жизни», — отвечает она невозмутимо своим низким бархатным голосом. Что же случилось потом? Тельцы укротили свои характеры? «Нет, наверное. Но когда теряешь, понимаешь цену тому, что имел. Сказать по правде, меня никогда не покидала надежда, что мы с Сережей будем вместе».

Семь лет назад она вышла замуж. В «ненавистном» свадебном платье Elie Saab, ради которого ле­тала в Париж. Брако­соче­тание было тихим, многие гости вообще получили приглашения за день до даты. Певицу Валерию и Иосифа Пригожина доставили к месту торжества — во Дворец графа Шереметева — в машине с темными стеклами, и на вопросы журналистов, где, собственно, пела и плясала свадьба главного питерского жениха, продюсер дипломатично ответил: «В помещении». «У меня никогда не было желания устраи­вать пышные гулянья. Я так переживала, пока мы все это готовили, что ждала только одного — когда все закончится и мы улетим». Так и случилось: она вынула шпильки из своей туго убранной головки, тряхнула копной волос и укатила с Сережей в Рим.

Сергей и Юлия Матвиенко перед венским балом (2012)Сергей и Юлия Матвиенко перед венским балом (2012)

Матвиенко воспитывают дочь Арину. Недавно белокурое создание пошло в детский сад, и у мамы освободилось время для творчества. Конечно, родители с обеих сторон требуют «еще». Да и подруги задают тренд. У коллеги по JM Studio Вали — трое. У активной модницы Киры Турчак, жены псковского губернатора, — четверо. У Лизы Молчановой, супруги главы «Группы ЛСР», — пятеро. Но Юля со спокойной уверенностью, не пытаясь угодить общественному мнению, замечает, что много детей не планировала и с Сергеем они в этом солидарны. Вот когда придет время и понимание, что им нужен кто-то еще...

Не так давно журнал «Собака» фотографировал Юлю для своего проекта «Самые стильные». Снимали в одном из тех самых  живописных парадных, которые никак не назовешь подъездами. Там сейчас государственный детский сад. Витражи в окнах, статуи, колонны, а мимо ходят нянечки в белых халатах и гремят железными кастрюлями. Пахнет щами — это тот самый запах, от которого Юле так хотелось сбежать в детстве. А потом вышли детки как из прошлого – в колготах, шортиках, с бантиками. «У меня было ощущение, что мы снимаем кино. Мы смотрели друг на друга как на инопланетян», — сказала мне Юля. А я подумала, что в питерских детских садах все-таки есть смысл: сидишь в тепле среди мрамора и лепнины, а к тебе с дружественным визитом прилетают женщины инопланетной красоты.

Юлия МатвиенкоЮлия Матвиенко


Источник фото: Михаил Браун

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь