Лили-Роуз Депп, Ромео Бекхэм и еще 10 моделей-подростков

Яна Лукина
24 Марта 2016 в 14:28

Лили-Роуз Мелоди Депп в рекламной кампании ChanelЛили-Роуз Мелоди Депп в рекламной кампании Chanel

Еще недавно мало кто представлял себе, как выглядит Лили-Роуз Мелоди Депп. Неохотно делившиеся подробностями личной жизни Ванесса Паради и Джонни старались держать детей подальше от посторонних: на кинопремьерах не выгуливали, умилительных семейных фотосессий не делали. Обнаружив в сети крохотный фан-клуб дочери, почти целиком состоящий из ее Instagram (этой подростковой радости девочку, как ни странно, лишить забыли), отец чуть не умер: «Да кому только в голову пришло? Она же еще школьница!» В его каменном сердце в этот момент что-то сломалось — и прошлой весной Лили (она по-прежнему учится в Oakwood School в Северном Голливуде) вдруг оказалась в списке пригла­шенных на нью-йоркскую вечеринку Chanel. Пришла вместе с мамой, в кутюре и затмила всех, включая Кару Делевинь. «Вылитая мать!» — «Нет, копия отца». В общем, гости дебютантку одоб­рили — и скоро дочь Ванессы (которая в Chanel работает лицом с 1991 года, это срок) украсила собой рекламную кампанию очков. Сейчас шестнадцатилетняя блондинка в родном Лос-Анджелесе снимается в кино (за небольшой ролью в «Бивне» последовала главная в «Любителях йоги»), а по делам моды летает в Париж и Лондон — Карл Лагерфельд взял чудную крошку в оборот. Или все-таки она его? Пока Кайзер обдумывает следующий этап сотрудничества, малышка Депп снялась для обложки журнала Love — делающая ставку на Insta-famous, главред Кэти Гранд не смогла проигнорировать дитя с миллионом фолловеров. Этим @lilyrose_depp очень расстраивает папу — он не для того двадцать лет назад расстался с Кейт Мосс, чтобы выпустить в свет ее реинкарнацию. Но раз­решения уже никто не спрашивает: «Похоже, единственное, что я могу сделать, — это поддержать дочь. Я и поддерживаю».

Ромео Бекхэм в рекламе BurberryРомео Бекхэм в рекламе Burberry

Лили-Роуз — не единственный подрос­ток с хорошей фамилией, который сейчас ищет славы. При упоминании фамилии Дей-Льюис человек культурный обязательно поинтересуется, о ком речь — об отце или сыне? Да, у Дэниела на счету три «Оскара». Зато Гэбриел-Кейн (плод пяти­летнего романа папы с француженкой Изабель Аджани) отлично выглядит на обложке журнала Town & Country (это как Tatler, только про людей с Манхэттена), в CR Fashion Book и в первом ряду на Неделе мужской моды в Лондоне. И скромно напоминает подписчикам своего @gabrielkaneofficial, что он большей частью музыкант: ждите альбома. А пока любуйтесь десятками татуировок на бицепсах-трицепсах и невозможно густыми бровями — их ждать не надо, они всегда тут.

Cемнадцатилетний Джейден Смит, сын Уилла Смита, в этом сезоне — лицо Louis Vuitton. Не мужской линии, а самой что ни на есть женской: его наравне с девушками живой классик Брюс Вебер снимал для «Героинь» — рекламной кампании Дома. Парень в юбке — это, как говорят американцы, ballsy. Дерзко, с яйцами. 

Зачем дизайнерам связываться с золотой молодежью, понять несложно. Без Смита кадр запомнили бы только fashion-маньяки, для прочих имена белоснежной тростинки Жан Кэмпбелл (она, кстати, дочь леди Изабеллы Кодор, бывшего редактора моды британского Vogue), Вебера и даже — страшно сказать! — Николя Жескьера звучат как песни на чужом языке. Зато Смит в женском платье разлетелся по интернету как вирус — народ до сих пор спорит, что это все значит и не перепутали ли Джейдена с его младшей сестрой Уиллоу, которую совсем недавно назначили лицом Chanel.

Ну да чего стесняться — большие бренды с историей сейчас все как один хотят быть крутыми. Работают на постмиллениалов, потому что пенсио­неры и так подтянутся, они тоже хотят быть крутыми. Как только на горизонте замаячит молодой человек, способный вести за собой виртуальную толпу, фэшн-магнаты впиваются в него мертвой хваткой. Джейден Уиллович Смит для таких целей годится идеально, тем более что зарекомендовал себя как парень с чудинкой: то сравнит себя с Галилеем, то скажет, что жертвует своей жизнью во имя спасения мира. Каждое интервью этого юноши с большим эго противоречит здравому смыслу, но он выглядит очень свежо на фоне вышколенных актеров и актрис, у которых на всех одна биографическая справка (а еще они бесконечно всем и за все благодарны, о чем говорят в ответ на любой вопрос). В Голливуде и на прилегающих к нему территориях правом на бесконтрольную честность и наглость обладают только те, кто действительно благодарен — родителям за фамилию и связи. Детям суперзвезд не надо бегать по кастингам, подлизываться и быть бесконечно милыми. Они могут позволить себе быть настоящими — этим и подкупают.

Рианн ван Ромпей, Джейден Смит и Жан КэмпбеллРианн ван Ромпей, Джейден Смит и Жан Кэмпбелл

На смену famous for being famous (всем этим Алексам Чанг и Поппи Делевинь, которых сажают не дальше первого ряда, не умея объяснить, чем именно красавицы заслужили такую честь) пришли рожденные и выращенные знаменитыми. Они ­играют в кино, поют и ходят по подиуму. Одно дело — обивать пороги модельных агентств (и сочинять потом истории про то, что скаут заметил тебя в торговом центре), совсем другое — когда IMG Models и The Society Management приходят на поклон сами. Ну как тут отказаться и податься, например, в медицину? Тем более что в кардиологии фамилия Шварценеггер (сын Арни Патрик уже засветился в рекламных кампаниях Tom Ford и Hudson) протекции не составит, там свои звезды, и у них растут свои дети. На врача учиться долго, а звездой можно сделаться здесь и сейчас. И монетизировать миллионы лайков — как это делает, например, выросшая на съемочной площадке реалити-шоу Кайли Дженнер: недавно брюнетка выпустила помаду, а до того не без успеха приторговывала накладными волосами. Родители будут довольны, что деточка с младых ногтей при деле и не растет бездельницей.

Модельный бизнес для старта подходит идеально, в нем нужна только внешность и немножко харизмы (или множко — как в случае с Анной Кливленд, дочерью топ-модели восьмидесятых Пэт Кливленд). В музыку, не будучи на сто процентов уверенным в своем таланте, лучше не соваться: на фонограмме в мировом шоу-бизнесе далеко не ­уедешь. С кино договориться чуть проще, но там фиаско тоже не проща­ют — даже Софии Копполе по сей день припоминают ее роль в третьем «Крестном отце». Моделинг к угловатым подросткам не так строг — лишь бы не падали на подиуме. Не всем же, в конце концов, быть Наташей Поли с ее фирменным покачиванием бедрами. Впрочем, если грохнутся, тоже хорошо — осчастливят дизайнера заголовками в прессе, которая обычно про моду не пишет. В общем, с любой стороны — беспроигрышный вариант!

Даже дизайнер Эди Слиман, человек высшей категории крутости, разбавлявший звездный дождь моделей Saint Laurent разве что инди-рокерами (настолько инди, чтобы ни в коем случае не затмили самого креативного директора), словил подростковую волну. Он сделал то, что пока не удалось ни одному режиссеру: собрал вместе Броснана, Олдмена и Килмера. Младших, конечно, но как звучит! Дилан, Чарли и Джек приняли участие в показе мужской коллекции весна–лето 2016. У Слимана среди детей была еще одна фаворитка — блондинка Стаз Линдес тоже ходила у него в шоу, притом что рост на модельный не тянет. Зато ­музыкальная биография неплоха: папа Хэл Линдес играл в Dire Straits, сама она сколотила группу The Paranoyds. Кроме Слимана на маленькую девушку обратил внимание большой дом Dior и снял ее в своей весенней кампании.

«Кумовство!» — возмущаются хейтеры. Кто бы спорил. Династий в модной индустрии не больше и не меньше, чем в любой другой. Вот четырнадцатилетняя дочь Синди Кроуфорд Кайя идет по стопам матери — уже снялась для Versace и в Teen Vogue. В том же Teen Vogue — Систин Сталлоне, дочь актера и модели Дженнифер Флавин, пока еще идущая на взлет. Утешить хейтеров может только тот факт, что звездный родитель — еще не гарантия оглушительного успеха. У Кита Ричардса из Rolling Stones тоже имеются дочери, как и у Брюса Уиллиса, — но дальше рекламных кампаний для масс-маркета и ролей в скромном кино у них дело не пошло. Не хватило объема личности — надо было воспользоваться моментом и предложить миру что-нибудь, кроме фамилии, а они не особенно ­старались.

Кайя Гербер с мамой Синди на студии Universal, 2015Кайя Гербер с мамой Синди на студии Universal, 2015

Вот Джиджи Хадид — умница, ее пятнадцать минут славы (именно столько ей на заре карьеры нагадали злые люди) длятся уже третий год. Джиджи не Золушка — ее мама Иоланда ван ден Херик в восьми­десятые сделала неплохую модельную карьеру, в девяностые вышла замуж за девелопера со связями Мохамеда Хадида (в этом браке и появились на свет Джи­джи, Белла и их брат Анвар), в нулевые завела роман с Дэвидом Фостером, одним из самых успешных продюсеров в истории поп-музыки. Отчим девушке, конечно, помог, но сейчас он с мамой разводится — а Джиджи Хадид продолжает сверхъестественный полет благодаря очарованию и энергии — вау-фактору, который в свое время сделал Клаудию и Наоми Клаудией и Наоми.

Белла и Джиджи Хадид в рекламе BalmainБелла и Джиджи Хадид в рекламе Balmain

Систин Сталлоне в съемке для Teen Vogue, 2015Систин Сталлоне в съемке для Teen Vogue, 2015


Источник фото: Getty, Fotodom, CN Russia Photostudio, Архивы пресс-службы

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь