Шахри Амирханова — о новых способах одеть ребенка

Шахри Амирханова
24 Марта 2016 в 12:42

Шахри Амирханова с дочерью АлисойШахри Амирханова с дочерью Алисой

Свое первое самое красивое платье я помню до мельчайших деталей. Из нежного шелка, цвета яичного желтка, с плиссированной юбкой, доходящей до щиколоток. К нему прилагались босоножки с золотым и серебряным плетением, на крошечных каблучках. Я чуть с ума не сошла от счастья, когда моя любимая бабушка достала их из чемодана, вернувшись из очередного своего ­путешествия.

Вообще, эти бабушкины чемоданы, которые она привозила со всех концов света, — а путешествовали они тогда с дедушкой очень много — пожалуй, одно из главных и самых сладких воспоминаний детства. С ними связано замирание сердца от восторга, так сложно достижимое сегодня. Все девочки, все ее дочки и внучки, собирались большим кругом в гостиной, а она сидела посередине на стуле и доставала один за другим подарки. Какие это были невероят­ные вещи, как много они для нас тогда значили.

Я часто думаю, смогут ли когда-нибудь так радоваться подаркам наши дети? Возможно ли в сегодняшней культуре, помешанной на производстве и потреблении, как-то передать ребенку это чувство щенячьего восторга от новой вещи? Мне так всегда хотелось, чтобы моя дочь его испытала, что, по-моему, я ее немного задарила. А если вы спросите об этом у моего парня, то он точно покрутит у виска в мою сторону.

До рождения дочки я как-то сумела охладить свой пыл к безудержным покупкам и научилась находить удовольствия в ином. Но как только узнала, что жду девочку, страсть охватила меня с новой силой. Бесконечные пакеты, возвращающиеся со мной из любого выхода на улицу, я оправдывала тем, что ребенок — это новый человек со своим миром, и я, как ответственное лицо, обязана ему этот мир создать целиком и полностью. Окружив его правильными вещами, так как сам он ничего пока в этом не смыслит и без меня никак не разберется.

Я изучила детские товары вдоль и поперек, я увлеклась настолько, что даже умудрилась открыть детский интернет-магазин. Мы в нем продаем истории. Раз уж не получается по-настоящему удивить Алису очередным нарядом или новой игрушкой, то, может быть, смогу сопроводить свой подарок рассказом, который ее увлечет. Все дизайнеры в нашем магазине — молодые мамы. Они живут в разных концах света и думают, как сделать жизнь и восприятие своих детей богаче и интереснее. А еще они ищут свое место и новую роль в жизни — то есть придумывают интересные истории и для себя тоже. Кто-то вкладывает свой прошлый карьер­ный опыт стилиста в дизайн детской одежды и открывает маленькое производство в Перу. Кто-то своими руками шьет потрясающие игрушки по старинным французским выкройкам. Мне нравится, как живут эти женщины, как они выглядят, как воспитывают детей. Мне хочется ­прикоснуться к их жизни.

Объединение людей ­через истории — это единственная ценность материальных вещей в современном мире. Когда я сейчас выбираю себе платье, мне важно не только, как оно на мне сидит, но и кто, при каких обстоятельствах его сделал. В век Instagram все эти процессы стали абсолютно прозрачными. Если мне не понравится человек, я вряд ли куплю его вещь, для меня в ней не будет ценности. Ровно такие же требования я предъявляю ко всем материальным объектам, которые попадают в мой дом, особенно детским. В комнате Алисы нет пластиковых светящихся и поющих монстров, произведенных на китайских фабриках. Нет дорогих и безличных платьев знаменитых международных брендов — это так скучно. О каждой штуке здесь я могу рассказывать часами — о том, как две сестры, живущие в лесном домике в Новой Англии, вышивали это покрывало своими руками. Или как молодая семья из долины Напа в Калифорнии собирала этот стол. Вся одежда в ее шкафу сшита и связана рукодельни­цами со всего мира. И хотя Алиса на праздниках выглядит иногда, по московским меркам, сироткой на фоне нарядных детей, я точно знаю, что ее одежда — это и есть настоящая современная роскошь. И всегда огорчаюсь, что эти вещи не делают во взрослых размерах.

Кстати, новая тенденция в детской моде сегодня заключается в том, что многие бренды запускают взрослые коллекции. Мне это очень нравится. Я замечаю, как изменился мой собственный вкус с появлением ребенка. И я честно признаюсь в том, что, покупая подарок для дочки, на самом деле делаю подарок самой себе. Ей ведь действительно нужно гораздо меньше, чем она уже имеет. И потом, всеми этими подарками никак не заменишь наше живое общение.

Клавишник группы Pompeya Александр Липский с АлисойКлавишник группы Pompeya Александр Липский с Алисой

Пожалуй, живое общение с дочкой и послужило главной причиной того, чтобы открыть детский магазин. Я не считала для себя возможным сдать ее на воспитание няне, пока я буду делать карьеру вне дома, но в то же время не имею, к сожалению, никаких талантов для полноценной роли stay-at-home-mom. Магазин оставляет время для нашей с Алисой дружбы, но в то же время позволяет мне развиваться в общении с другими классными людьми, которые делают что-то интересное и привлекают меня своими историями.

Вообще этот текст должен был быть про то, как правильно одевать своих детей. Я долго думала и поняла, что, по большому счету, это не имеет никакого значения. Верите ли вы в то, что покупать дорогие вещи бессмысленно, так как дети из них моментально вырастают, или, напротив, одеваете малышей исключительно в ЦУМе — это правда не важно. Главное — чувства, которые вы им дарите, так или иначе. Для одного единственный способ порадовать ребенка — преподнести ему подарок. Для другого прогулка в заснеженном лесу, поход в музей Дарвина или книжка Хармса перед сном сделают свое дело. Повезло ребенку, родители которого могут позволить себе все это совмещать —и вместе с ним каждый день лепят его мир, не забывая и про себя. Еще лучше, если вы сумеете научить ребенка по‑настоящему ценить все, что вы ему даете. Мне кажется, в этом плане Алиске с нами повезло.


Источник фото: Архивы пресс-службы

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь