Наталия Гарт: «Я больше не плачу: мне неловко перед собой»

Юния Пугачева
29 Января 2016 в 09:27

Наталия ГартНаталия Гарт

«Наталия Сергеевна примет вас через полчаса», — ставит меня перед фактом строгая секретарша, будто речь идет о паре минут. Впрочем, когда интервью удается назначить после месяца переговоров, а с портрета напротив смотрит Путин, только и остается, что покорно разглядывать лепнину на высоких потолках исторического особняка купцов Солодовниковых на Таганке. По сверкающему паркету передо мной в нервном напряжении снуют мужчины, в их глазах волнение. В столь державной обстановке начинает казаться, что у их начальницы имеется доступ чуть ли не к красной кнопке. Массивные резные двери наконец распахиваются, и из них выходит блондинка на шпильках, в черном платье-футляре и с идеальной укладкой. «Этот кабинет я делала для своего мужа: устроила ремонт, заказала мебель, но он так и не успел здесь поработать. Когда все было готово, оказалось, что я сделала его для себя», — объяс­няет мне президент Федерации санного спорта и глава строительной империи «ГРМ», унаследовавшая обе долж­ности от покойного супруга Леонида Гарта.

Впрочем, читателям Tatler ее имя стало известно, только когда по соседству с бутиком Louis Vuitton на Большой Дмитровке засверкала вывеска Gart. Открытию магазина предшествовали два показа на московской Неделе моды. Минималистичные платья нежных оттенков и простого, без свойственной российским дизайнерам пышности кроя, бодро нацелены на коммерческий успех. Логотип — плетение в виде косы. Если верить пресс-релизу, оно «олицетворяет женственность, красоту и гармонию». Выбор неслучайный: у Наталии своя коса роскошная, почти до колен. «Я делаю носибельные коллекции, у меня классические силуэты, понятные, не странные. Мне как предпринимателю делать что-то просто так не хочется. Есть бизнес-план, математические модели. Все четко, все в программах. Не на коленке», — ­Наталии тридцать два года, и в эпоху финансовых потрясений предприимчивая бизнесвумен родом из Саратова затеяла хлопотное дело в расчете на прибыль, а не ради звучной подписи в ­светской ­хронике.

Гарт давно мечтала о моде: «Решила не откладывать, чтобы в преклонном возрасте не жалеть о том, что могла сделать, но почему-то не сделала». К делу подошла основательно и к своим красным юридическому и экономическому дипломам добавила аттестат международной французской школы дизайна ESMOD на базе Московского государственного университета дизайна и технологии.

«Мои покупательницы — ухоженные женщины, которые следят за собой». Сама Наталия полностью соответствует заданным дефинициям: «У меня каждое утро — праздник. Я не надеваю два дня подряд одни и те же вещи. Если на работу, то каблуки и костюмы. А плоская подошва и джинсы ждут выходных и прогулок с детьми». Одно не ясно — что позволило молодому бренду замахнуться на козырную Дмитровку, в то время как Ulyana Sergeenko ютится в скромном шоу-руме в неочевидном месте, а Vika Gazinskaya представлена в корнерах? Гарт в интернете — фамилия популярная. Там в красках описывается, как в 2012 году в Хорватии во время прогулки на собственном катере скоропостижно скончался глава Федерации санного спорта и строительный магнат Леонид Игоревич Гарт.

Наталия Гарт с покойным мужем Леонидом Гартом и дочкой Миленой на чемпио­нате мира по санному спорту в подмосковном Парамонове (2012)Наталия Гарт с покойным мужем Леонидом Гартом и дочкой Миленой на чемпио­нате мира по санному спорту в подмосковном Парамонове (2012)

Трагедии предшествовала счастливая история любви. Когда Наталии было двадцать три, она вела протокол совещания в департаменте градостроительства — и Леонид на время забыл о своих объектах, устремив все внимание на амбициозную красавицу. Пос­ле совещания лично попросил важную копию протокола из рук блондинки, на что получил бюрократический отказ: «В порядке общей очереди». Господин Гарт очереди ждать не стал, позвонил в тот же день и попросил встречи. «Я сказала, что не встречаюсь просто так. Он робко уточнил, что именно меня интересует. Я не растерялась и заявила, что только работа. Леонид даже не раздумывал». Через несколько часов они уже обсуждали новую должность в его строительной компании и зарплату гораздо симпатичнее той, что была в департаменте. «Леонид ухаживал очень ненавязчиво. Такие мужчины рождаются раз в столетие. Когда мы начали встречаться, я полностью в нем растворилась. Он был моей вселенной. О нем все определения нужно давать только в превосходной степени. Он из тех редких мужчин, жить с которыми легко и приятно. Наверное, у нас все было слишком хорошо. А счастья, как известно, много не бывает», — будь Наталия женой, а не вдовой, она говорила бы про мужа так же. «Не знаю, случится ли такая любовь со мной еще раз. Я уже не помню, чем занималась до встречи с ним, а после жила его жизнью, его интересами. Понимая степень загруженности и ответственности, старалась освободить от бытовых проблем. Дома Леонида всегда ждали порядок, вкусная еда, довольные дети и красивая жена. Мне безумно нравилось заботиться о нем. И он ценил эту заботу. Меня всегда поражала его выдержка». По вечерам Леонид рассказывал ей о происходящем в компании, показывал фотографии объектов, делился новыми достижениями в спорте. Несмотря на возможность построить для собственной свадьбы хоть ледовый дворец, хоть трамплин, влюб­ленные предпочли по-быстрому забежать в ЗАГС. И без пышного праздника было понятно, что они муж и жена.

О таких, как Наталия, Оксана Пушкина в начале своей передачи патетично говорила: «В ее жизни было все...» И действительно: успешная карьера, сказочный брак, двое детей, загородные дома. Все это в одночасье обратилось в кромешный ад.

«Хорошо помню то воскресенье. День был необычным, каким-то знойным, что ли. Густая пелена облаков не давала пробиться лучам солнца, тем не менее на улице было так ярко, что слепило глаза. Я была нервной и раздражительной, что не свойственно мне абсолютно. Теперь понимаю, что организм все предчувствовал, но разум это странное состояние не распознал. Не подсказал, что всего через несколько часов не станет самого родного и близкого мне человека. Что я не должна никуда улетать и оставлять его одного. Ничего не подсказал... Зачем-то я полетела в Москву. Приземлилась в час ночи, включила телефон, увидела сотни пропущенных вызовов. Затем позвонила сестра Леонида и сообщила, что его больше нет. Мне казалось, смерть случается только с обычными людьми. А он не мог умереть. В моей голове это не уложилось до сих пор», — это мне говорит уже не строгий управленец, а уязвимая и переживающая потерю девушка.

«Помню, как ехала в машине из аэропорта. Было странное, незнакомое чувство. Почему-то сильно мешали руки, ноги, все тело сильно мешало. Пространства в машине не хватало, было нечем дышать. Я не знала, куда себя деть и как мне быть. И как жить — но жить-то надо. Мозг зачем-то работал на полную катушку. Зачем-то принялся думать, не давал ни кричать, ни плакать — понимал, что это бессмысленно. Я человек с математическим складом ума, привыкший все заранее планировать, веривший в то, что мы сами творцы своей судьбы, сами формируем реальность, ставим цели и достигаем их. Все эти убеждения разбились вдребезги. «Безысходность» и «неизбежность». Вот слова, значения которых я тогда осознала».

Наталия так и не придумала, как объяснить детям произошедшее — они до сих пор не знают, что случилось с отцом: «Да, сильно по нему скучают. Часто спрашивают: «Мамочка, где папа?» Смотрят на меня огромными голубыми глазами. В этот момент меня просто разрывает изнутри. Говоришь пресловутое «папа уехал далеко» — но как объяснить, где эта проклятая страна, откуда не возвращаются?»

Первые три дня у Наталии выпали из памяти — сработал механизм вытеснения. Она даже не помнит, что вместе с ней в Хорватию возвращалась подруга. На следующий день после похорон Гарт вышла на работу и начала борьбу — за власть, за дело мужа, за себя и будущее своих детей. Команда менеджеров, где каждый мнил себя правой рукой покойного босса, почему-то считала, что компания должна перейти к ним, несмотря на то, что Леониду Игоревичу принадлежало сто процентов акций. «Я догадывалась, что так будет, поэтому сразу занялась делами», — Наталия говорит об этом, крепко сидя в главном кресле корпорации, в котором ее хрупкая фигурка едва не тонет. «Им казалось, что они начнут всем руководить, а я буду довольствоваться подачками. Меня оскорбило, что я буду жить, получая деньги от тех, кто смотрел мужу в рот и безропотно выполнял любые его распоряжения. Я же не больная и не хромая. Я могу сама заработать на жизнь и обеспечить детей. Почему это должны делать те, кто решил забрать все то, что создавал мой муж? Леонида бы это возмутило».

Борис Беккер, Алексей Немов, Владимир Сальни­ков, Михаил Куснирович и Наталия Гарт на прие­ме «Алексей Немов  и друзья большого спорта» (2013)Борис Беккер, Алексей Немов, Владимир Сальни­ков, Михаил Куснирович и Наталия Гарт на прие­ме «Алексей Немов  и друзья большого спорта» (2013)

Наталия начала с аудита и инвентаризации, что очень опечалило уже приступивших к распилу сотрудников. Попытка откровенного отъема фирмы проводилась по стандартной схеме: контракты переводились на другие компании, и вставшей у штурвала дрейфующего корабля женщине пришлось собирать все по крупицам. На помощь пришли несколько друзей Леонида и адвокат, с которым, оставив малышей, Наталия Сергеевна ночи напролет разрабатывала план спасения. Юридически все выглядело так, что она получает в наследство компанию с огромным долгом, а плоды трудов Леонида в других конторах пожинают его экс-подчиненные. По закону наследники вступают в свои права через шесть месяцев. Но для организации с ежедневными миллион­ными оборотами полгода без контроля равносильны банкротству. Победа досталась ценой мучительных переговоров, бесчисленных многоходовок и стальной воли беспечной на первый взгляд блондинки с безупречным маникюром.

Кроме строительной компании (в портфолио которой столичный The Ritz-Carlton, снос и монолит гостиницы «Москва» на Охотном Ряду, сцена Большого театра и дома на Поварской) Гарт досталась и Федерация санного спорта. Сейчас она — самый молодой президент в истории российских спортивных федераций. За ее назначение в 2012-м было отдано двадцать девять голосов из тридцати трех. «Я хотела продолжить все, чем занимался Леонид. Мы жили этим спортом, были его фанатами. Меня поддержали, потому что я пообещала вести политику мужа, а перемены перед Олимпиадой не нужны были никому».

Наталия Гарт и министр спорта Виталий Мутко во время объезда спортивных объектов перед Олимпиадой в Сочи (2014)Наталия Гарт и министр спорта Виталий Мутко во время объезда спортивных объектов перед Олимпиадой в Сочи (2014)

Министр спорта Виталий Мутко тогда с опасением спросил, не приняла ли Гарт это ответственное решение на эмоциях. «Я тогда возмутилась: что за отношение к женщине?! Почему нас зажимают? Все мы можем!»

Словами Наталия не ограничилась. При подготовке к Сочи учитывала каждую мелочь — даже то, как спортсмены будут снимать стресс перед стартами. Дарила пяльцы и электронные игры, выбирала постеры на стены комнат в Олимпийской деревне. Итог — серебро в двух дисциплинах. Сразу после Олимпиады Гарт избрали на второй срок — уже единогласно.

Наталия Гарт с призом от Международной федерации санного спорта (2015)Наталия Гарт с призом от Международной федерации санного спорта (2015)

Вместо ушедшего по состоянию здоровья главного тренера, итальянца Вальтера Плайкнера, она рекомендовала Минспорту Альберта Демченко — многолетнего лидера сборной России и рекордсмена зимних Олимпиад. Он участвовал в семи играх подряд и завоевал три серебряные медали: одну в Турине в 2006 году и две уже под руководством Гарт в Сочи. Ставка сработала, и в 2015 году, впервые за весь постсоветский период, российский саночник Семен Павличенко стал чемпионом мира. «Я спонсор федерации, у меня ежемесячные платежи. Офис, система мотивации в виде премий для спортсменов и тренеров, проведение спортивных состязаний — все на мне. Да, львиную долю оплачивает Министерство спорта и Олимпийский комитет, но есть пункты, которые не подпадают под их обязательства. Оплачиваю из своих источников. Стиль управления у меня не слишком жесткий: я нахожу способы аккуратно сделать так, чтобы все было по-моему», — у Наталии тихий, вкрадчивый голос, и не возникает ни малейшего желания с ней спорить.

Она говорит, что у президента РФ такая же манера. Их первая встреча состоялась в резиденции «Бочаров Ручей» в Сочи, когда собирали глав всех федераций зимних видов спорта и спортивных чиновников. «Нас рассадили за столом с табличками, где были имена: Мутко, Жуков, Козак, Прохоров, Вяльбе. Я пыталась угадать, где сядет Путин. Вдруг поняла, что напротив меня — на подготовленное место без таблички. И три с половиной часа мы просидели лицом к лицу. Я жутко волновалась». По протоколу на выступление каждому было отведено три минуты, а Наталии требовалось пятнадцать, чтобы уместить в доклад рассказ про натурбан — лихой спуск на санях по естественной, неотполированной трассе, типично русская забава, но с международной биографией. Этот вид спорта Гарт пытается включить в ­Олимпийскую программу: «За натурбан мы бы получили дополнительные медали для страны, в том числе и золотые. Мне было важно произнести речь до конца, но я не была уверена, что у меня это вый­дет: других спикеров президент обрывал и говорил: «Ну все, понятно». Я говорила более десяти минут, меня не останавливали. Может, Путин подумал, что я самая хрупкая?» Впервые услышавший о натурбане Владимир Владимирович одобрительно закивал: «Надо развивать».

Сказано — сделано, и в январе этого года на Воробьевых горах прошел Кубок мира по натурбану. Высокотехнологичную трассу для него Наталия строила на собственные средства.

Но как можно было настроить свой мозг, чтобы побеждать и выигрывать в такой ситуации? «А он не расслаб­ляется уже три с половиной года. Летом я позволяю себе максимум на три дня уехать на море и полежать на пляже». И даже в этот момент она онлайн: в одной руке — крем для загара, в другой — айфон, через который сотрудники периодически пытаются напомнить ей: «Наталия Сергеевна, вы на отдыхе!»

Уставшими ее голубые глаза, как ни странно, не выглядят. Но я понимаю, что хозяйкой империи быть сложно: «Не могу сказать, чем труднее управлять: строительной компанией, спортивной федерацией или модным брендом. Парадокс: я не строитель, но возглавляю строительную компанию, не спортсмен, но возглавляю Федерацию санного спорта. Не профессиональный дизайнер, но у меня свой бренд. Я пришла к выводу, что важно просто любить то, чем ты занимаешься». Гарт в равной степени одержима всеми тремя проектами и не терпит усмешек по поводу легкомысленной затеи с модой. «Попробовали бы они надо мной посмеяться, я бы обиделась». Кто эти «они», можно гадать, но я знаю очень уважаемых людей, которые отменили встречу друг с другом, сославшись на особо важные дела, и курьезно столк­нулись на показе Natalia Gart.

Ольга Цыпкина, Константин Андрикопулос и Наталия Гарт на показе Natalia Gart (2015)Ольга Цыпкина, Константин Андрикопулос и Наталия Гарт на показе Natalia Gart (2015)

Она готова дать мастер-класс на тему того, как отпускать желание мстить, обиду и злость, но так, чтобы тебя при этом не скрутили ремнями: «Я благодарна подонкам, которые пытались отнять у нашей семьи все. Они не дали мне время на траур. Я ­сочувствую их женам. Интересно, каково это — жить с ничто­жеством?»

«Иногда, — продолжает Наталья, — едешь по улице и видишь людей, который спят под лавками в грязи, злоупотребляют алкоголем и давно наплевали на свою жизнь. И все же они живут, хотя кажется, что их жизнь не нужна даже им самим. А Леонида — человека, который так любил жить, хотел жить, был нужен, — его больше нет. Почему Бог забирает лучших? Он посылает нам испытания, причем только те, что мы можем вынести. Я не позволяю себе плакать. Не потому, что мне неловко перед окружающими. Нет. Мне неловко перед собой. Для меня это как признаться самой себе в слабости. Говорят, что нельзя все держать в себе, слезы помогают. А я вот так не считаю. Со слезами теряешь энергию. Чувствуешь себя несчастной и опустошенной. К черту слезы! Я их запрещаю!»

Наталия Гарт в платье Natalia Gart с президентом Всероссийской федерации художественной гимнастики Ириной Винер на Олимпийском балу в Москве (2015)Наталия Гарт в платье Natalia Gart с президентом Всероссийской федерации художественной гимнастики Ириной Винер на Олимпийском балу в Москве (2015)


Источник фото: Влад Локтев, Личные архивы

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь