7 русских, владеющих самыми дорогими имениями в Англии

Ричард Деннен
12 Ноября 2015 в 12:20

Поместье Aberuchill Castle, которое приобрел Владимир Лисин, в шестидесятые годыПоместье Aberuchill Castle, которое приобрел Владимир Лисин, в шестидесятые годы

Aberuchill Castle в Пертшире (Шотландия) Владимира Лисина. Построен одним из главных шотландских кланов — Кемпбэллами — в 1602 году, а к середине XVII ве­ка перешел во владение их заклятых врагов, Драммондов. Эти оказались живучее и до сих пор владеют почти неприличным количеством гектаров в округе, но поместье не удержали: в XIX веке они провели предпродажную подготовку (пристроили восточное крыло в готическом стиле), а потом с облегчением избавились от махины, на которую никаких дров не напасешься. К счастью, Владимиру Лисину есть чем кормить мартеновские печи замка. Человек с состоянием под двенадцать миллиардов долларов купил замок с пятью залами, бильярдной и тринадцатью спальнями в 2005 году, в ту же неделю, когда его Новолипецкий металлургический комбинат — крупнейший в России — открыл продажи акций на Лондонской фондовой бирже.

Шотландцы не могут определить клановую принадлежность Лисина (он не носит килт), поэтому называют просто «олигархом долины», никак с ним не пересекаются и реагируют на его тонированные лимузины, проплывающие за окнами пабов, как на алкогаллюцинацию.

Впрочем, президенту Стрелкового союза России и вице-президенту Международной федерации спортивной стрельбы и без местных хорошо охотится. В этом смысле тысяча триста гектаров нетронутой природы для него — просто рай на земле. Хочешь — те­теревов стреляй, хочешь — оленей, а для успокоения нервов можно рыбачить на реке или озере Ирн.

Цена: в 2005 году Лисин заплатил без малого семь миллионов фунтов, сейчас цена приближается к десяти.

Дорогостоящее приобретение Владимира Лисина — поместье Aberuchill Castle в Шотландии — не прошло незамеченным британской прессойДорогостоящее приобретение Владимира Лисина — поместье Aberuchill Castle в Шотландии — не прошло незамеченным британской прессой

Witanhurst в Хайгейте (Лондон) Андрея Гурьева. Второе по величине частное здание в черте британской столицы после Букингемского дворца было построено в начале ХХ века мыльным магнатом сэром Артуром Кросфилдом для светских раутов, куда ходили все, даже молодая Елизавета II. После продажи в 1970 году особняк несколько раз был в опасной близости от превращения в пятизвездочный отель, в какой-то момент принадлежал семье сирийского президента Асада, а в 2008 году отошел неизвестным учредителям офшора с Британских Виргинских островов.

Газеты сразу почуяли русский след. Сначала думали, что зданием владеет жена экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, богатейшая женщина России Елена Батурина. Но если верить июньскому расследованию журнала New Yorker, то компания эта принадлежит Андрею Гурьеву, экс-сенатору от Мурманской области, экс-соратнику Михаила ­Ходорковского, в последний момент успевшему купить у него химический ­концерн «ФосАгро».

Без навигатора в Witanhurst Хайгейт можно потеряться. Это дом-гигант: три этажа, шестьдесят пять комнат (двадцать пять из них — спальни), бальный зал с дубовым паркетом и карнизами, покрытыми сусальным золотом, комната в китайском стиле, биль­ярдная, галерея... Сейчас хозяева с ка­кой-то таинственной целью расширяют подвал, хотя он и так размером с небольшую деревню, да еще на два этажа (соседи, в том числе сэр Патрик Сержант с супругой, уже пожаловались в органы на бесконечные облака строите­льной пыли).

Цена: офшорной компании в 2008 году достался за пятьдесят миллионов фунтов; когда запланированные работы будут завершены, Уитанхерст станет самым дорогим частным домом Лондона, с ориентировочной ценой в триста миллионов.

Сегодня здание Witanhurst в Хайгейте можно снимать только издалека — таково требование владельца Андрея ГурьеваСегодня здание Witanhurst в Хайгейте можно снимать только издалека — таково требование владельца Андрея Гурьева

15 Palace Gardens в лондонском Кенсингтоне Леонарда Блаватника. Улицу Palace Gardens с красивой подсветкой и постоянными постами полиции у ворот на входе и выходе называют Миллиардным рядом — средняя стоимость дома здесь выше двухсот миллионов фунтов. Дом № 15, с трина­дцатью спальнями, выделяется очень оригинальной архитектурой. Три этажа в итальянском стиле с большим залом внизу были построены в 1855 году крупнейшим производителем кружев Викторианской эпохи, миллионером Джорджем Муром. Он был человеком, сделавшим состояние без чьей-либо помощи, пышного дворца стыдился и не мог прос­тить себе, что поддался влиянию жены. ­«Иногда моя экстравагантность меня пугает, построить такой дом — тщеславие и показуха», — жаловался он в моменты экзистенциальных кризисов.

Зато богатейший человек Британии, родившийся на Украине (и посто­янно встречаемый у своего подъез­да на Патриарших — аккурат напротив Uilliam's), Леонард Блаватник излишней в его положении скромностью не страдает. Он купил одновременно № 15 и № 15b, а № 15а арендовал, чтобы оттуда следить за ходом ремонта в первых двух.

Дом № 15 до ремонта и его хозяин Леонард БлаватникДом № 15 до ремонта и его хозяин Леонард Блаватник

Beechwood в Хэмпстеде (Лондон) Алишера Усманова. Пять гектаров волшебного сада на севере Лондона и белая вилла в стиле эпохи Регентства, построенная в 1838 году архитектором Джорджем Базеви, автором музея Фицуильяма в Кембридже. Депутат от консерваторов и промышленник Освальд Льюис купил дом в двадцатые годы, чтобы продать его спустя почти шестьдесят лет королю Саудовской Аравии Халеду. От него особняк с громадным залом для прие­мов, восемью спальнями и двумя гостевыми домами в 2008 году перешел к эмиру Катара, а затем — к Усманову.

Таких преимуществ, как Хэмпстедский парк и стадион «Арсенал» под боком, российскому миллиардеру показалось мало — сейчас Усманов строит двадцатипятиметровый бассейн и ­сауну. Соседи — король Греции Константин, переехавший в Лондон, когда его родина стала республикой, и султан Брунея — картинно жалуются на шум, но на самом деле втайне завидуют.

Цена: особняк куплен в 2008 году за пятьдесят миллионов; после капремонта будет стоить все сто.

Sutton Place и его хозяин Алишер УсмановSutton Place и его хозяин Алишер Усманов

Sutton Place в Суррее Алишера Усманова. Замок эпохи Возрождения из красного камня — один из первых без оборонительной функции. Был построен в 1525 году придворным короля Генриха VIII сэром Ричардом Уэстоном, украсившим свое гнездо лепной терракотой, которую подглядел во Франции. В XVIII веке северное крыло снесли — и дом приобрел форму буквы U (которая очень кстати является первой в фамилии ­Усманов). Но меж­ду Уэстонами и нынешним владельцем были еще суперобеспеченный герцог Сазерленд, американский миллиардер и коллекционер искусства Джон Поль Гетти, который провел в Саттон-Плейс семнадцать лет жизни — уже в ранге самого богатого че­ловека в мире.

Вокруг дома двадцать гектаров зелени, до которых из центра Лондона по трассе А3 можно доехать минут за сорок. И хотя Суррей сейчас не в моде, а Усманов, наверное, хотел поселиться поближе к своим футболистам из «Арсенала» (акции футбольного клуба у олигарха тоже есть), у замка масса преимуществ. Например, до Файнинг-Хилла Абрамовича отсюда километров сорок. А по дороге в Лондон проезжаешь Вейбридж — английский Беверли-Хиллз, место компактного проживания звезд вроде Ринго Старра, Жаклин Биссет и футболистов анг­лийской премьер-лиги.

Цена: в 2004 году поместье обошлось Усманову в десять миллионов фунтов; потом он в обстановке строжайшей секретности провел там масштабный ремонт, и теперь недвижимость стоит как минимум в два раза дороже.

5 Belgrave Square в лондонской Белгравии Олега Дерипаски. Знаменитый (в Англии) архитектор Томас Кьюбитт в 1820 году построил особняк для семейства Гросвенор, которые впоследствии стали герцогами Вестминстерскими (их потомки по сей день владеют половиной Белгравии). В 1935 году похожий на свадебный торт дом приобрел сэр Генри Ченнон по прозвищу Чипс, уроженец Иллинойса и антиамериканист под стать Дмитрию Киселеву. Помимо манифестов о том, что США — прореха на человечестве, старик Чипс прославился светскими дневниками и тем, что вдохновил Моэма на нескольких колоритных персонажей. Депутат-консерватор оформил жилплощадь светло и нарядно, в стиле Регентства. В гостиной — копии Зеркальной залы Нимфенбургского дворца — бывали принц Уэльский и американка (вот парадокс!) Уоллис Симпсон, жена Эдуарда VIII. На всех особняк произвел хорошее впечатление — кроме поэта Ноэля Кауарда, назвавшего дом «величественным, но слегка мучительным». Когда в 1947 году на огонек зашли королевы Испании и Румынии, Чипс подсыпал девушкам в бокалы ударную дозу амфетамина. «С ним вечеринки получаются веселее», — объяснял он впоследствии.

Олег Дерипаска купил всю эту красоту одиннадцать лет назад, но огромная хозяйская спальня с ванной комнатой на втором этаже по большей части пустует — бизнесмен приезжает от силы раз в год на пару дней. А ведь у дома самый статусный лондонский локейшн (десять минут пешком до Harrods и Букингемского дворца) и такие же соседи (квадратный метр на площади Белгрейв стоит столько, что модная публика здесь по понятным причинам не селится: вокруг сплошные посольства Австрии, Аргентины, Брунея, Бахрейна и Германии).

Но несмотря на все преимущества, три года назад особняк вышел Олегу Владими­ровичу боком: в Высоком суде Лондона он заключил с бывшим бизнес-партнером Михаилом Черным крайне ­невыгодное мировое согла­шение. А ведь если бы у Олега Владими­ровича не было не­движимости в Лондоне, он не считался бы британским ­резидентом, и правосудие этой страны было бы ему не указ.

С тех пор имя Черного, находясь в гостях у Дерипаски, лучше не произносить. Не советуем упоминать и канц­лера казначейства Джорджа Осборна — он имел неосторожность  при сви­дете­лях просить у рус­ского ­алюминиевого барона сто пять­десят миллионов на нужды тори, причем делал это на его яхте (которая примерно столько и стоит) ­где-то около Корфу. Лучше поговорите с хозяином о собаках: глава ­«Базэла» не раз и не два жертвовал на питомники для бездомных ­собак, даже в год ­Олимпиады в Сочи.

Цена: в апреле 2003 года дом куплен фирмой, зарегистрированной на Виргинских островах, за двадцать пять миллионов фунтов. К 2015 году стоимость удвоилась.

Дом № 5 по Белгрейв-сквер (2002) и его владелец Олег ДерипаскаДом № 5 по Белгрейв-сквер (2002) и его владелец Олег Дерипаска

Fyning Hall Estate в Западном Сассексе Ирины Абрамович. Этот сравнительно новый дом (всего-то два­дцатые годы прошлого века) — первая база Абрамовича в Велико­британии, которая после развода досталась жене Ирине. Перед тем как стать губернатором Чукотки, Роман Аркадьевич купил его в 2000 году у австралийского медиамагната Керри Пакера, а до того особняком владел король Иордании Хусейн. Когда у монарха украли драгоценностей на миллион фунтов и Файнинг-Хилл стали осаждать папарацци, он от греха ­подальше уступил имение Пакеру.

На ста семидесяти гектарах поместья расположилось столько аттракционов, что хватит на целый дом отдыха: боулинг, крытый бассейн, тренажерный зал, стрельбище, трасса для картинга, озеро для ловли рыбы, конюшни на сто лошадей и два поля для поло. Живут тут приватно — лишь иногда, очень редко, Ирина с детьми совершает на красном Bentley прогулку по окрест­ностям. В соседнем городке Рогейт семейство знают и ценят: были сделаны серьезные пожертвования на местные благотворительные инициативы.

У дома никогда не было хорошей легенды (Абрамович решил проблемы с английским пиаром, только когда купил футбольный клуб «Челси»). Казалось бы, раз поместье не слишком известно, то его можно перестраивать как захочется, однако архитектурный план Ирины по сносу здания и постройке нового с нуля местные власти одобрять не спешат.

Гости попадают сюда, как правило, на вертолете — чтобы не страдать от превратностей лондонского трафика (старожилы шепчутся, что в 2003 году, во время официального визита к короле­ве, к Абрамовичам залетел на ланч Путин).

Цена: куплен за двенадцать миллионов фунтов, сегодня тянет на восемнадцать.

Fyning Hall Estate с высоты птичьего полета (2008) и его хозяйка Ирина АбрамовичFyning Hall Estate с высоты птичьего полета (2008) и его хозяйка Ирина Абрамович

Easton Neston (Таучестер, Нортгемптоншир) Леонида Родовинского. Чудо барочной архитектуры, одно из самых красивых загородных поместий в Великобритании работы архитектора Николаса Хоксмора. Заказчиком был мощный политический деятель барон Леоминстер, который на склоне лет решил осесть в Нортгемптон­шире. Потомки Леоминстера дедушкину дачу берегли, но когда очередь на владение дошла до судьи и бывшего казначея Консервативной партии лорда Александра Хескета, дом выставили на продажу. В 2005 году его купил американский фэшн-дизайнер русского происхождения Леонид Максович Родовинский, более известный как Леон Макс (его Max Studio основана еще в 1979 году, а вещи из первой линии носят аристократка Мэри Чартерис и модель Рози Хантингтон-Уайтли).

Изначально особняк был построен вокруг собрания античных мраморных скульптур, но Афродиты были проданы значительно раньше самого Истон-Нестона. Зал, где они стояли, теперь занимают объекты из арт-коллекции Леона Макса. В XIX веке поместье арендовала Елизавета Баварская и ездила сюда охотиться.

На двухстах сорока двух гектарах прилегающей территории сам дом кажется небольшим. Трех больших залов и двена­дцати спален для жизни хватает — если, конечно, не сравнивать завистливо с колоссами вроде Бленхейма или Касл-Ховарда. Туристов сюда не пускают, хотя многие частные поместья Анг­лии можно осмотреть, просто заплатив двадцать фунтов за вход. А взглянуть здесь есть на что. Интерьер для Родовинского обновляла леди Генриетта Спенсер-Черчилль, дочь герцога Мальборо. Ну и арт-коллекция искусства у хозяина тоже неслабая.

Цена: Леон Макс купил обветшавший дом в 200 году за пятнадцать миллионов фунтов. После дизайнерского (во всех смыслах) ремонта он стоит не меньше ­двадцати пяти.

Так поместье Easton Neston выглядело в 2004 году, до того, как его купил Леонид РодовинскийТак поместье Easton Neston выглядело в 2004 году, до того, как его купил Леонид Родовинский



Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь