Миранда Керр: «Я нежная душа, но и твердое «нет» сказать умею»

Дарья Кузнецова
7 Октября 2015 в 08:59

Миранда Керр: «Я очень нежная душа, но в бизнесе нужно быть властной  и уметь говорить  твердое «нет». Уже умею»Миранда Керр: «Я очень нежная душа, но в бизнесе нужно быть властной  и уметь говорить  твердое «нет». Уже умею»

Под разливающуюся из радиоточек песню «Дважды два — четыре» в парк Дворца пионеров на Воробьевых горах въезжают два черных «мерседеса» и грузовик-гримерка. Предвкушая встречу с кинозвездами, пионеры роняют изо рта чупа-чупсы, мамы достают очки, а два охранника в пиджаках размера 5XL провожают к гримвагену тоненькую девушку и застывают у двери. Команда Tatler оперативно оцеп­ляет будущую съемочную площадку желтой полицейской лентой и просит детей и родителей не беспокоиться и вернуться к подвижным играм — кино не будет.

«Организация дополнительной безопасности» топ-модели ­Миранды Керр во время нашей съемки была одним из самых важных условий ее американской команды. Они даже не сомневаются, что в Москве будет то же, что и в любом городе США: при появлении их подопечной неминуемо встанет движение и выстроится очередь за автографами. В России Миранда впервые, градус местной популярности пока не замерен, но мы не испытываем судьбу и выбираем для съемки самый безобидный столичный парк, обитатели которого даже летом вместо Instagram листают учебники по шахматам. Запирать звезду в студии кажется неразум­ным: нам хочется перенести Миранду в шестидесятые, которые так ей к лицу, — в атмосферу незнакомого ей фильма «Я шагаю по Москве».

В детстве австралийская топ-модель дружила  с мальчишками, ездила с ними  на мотоциклах и лошадях и совсем не думала о том, как выглядитВ детстве австралийская топ-модель дружила  с мальчишками, ездила с ними  на мотоциклах и лошадях и совсем не думала о том, как выглядит

«Как? Мужчина-модель? — встревает недремлющий агент звезды, услышав о наших планах повторить кадр с зонтом и велосипедом. — О, нет! Начнутся сплетни, она ведь девушка незамужняя!» Но история с кино Миранде нравится, и первое, что она де­лает при встрече с симпатичным Валерием, — дружеское селфи.

«Знаешь, что меня в ней поражает? — говорит мне по дружбе стилизующая съемку для Tatler главред журнала Glamour Маша Федорова, не первый раз работающая с Керр. — Насколько хорошо она все про себя понимает. Иногда останавливает фотографа, сама переставляет осветительные лампы — и вуаля, ее глаза начинают сиять! С одной стороны, это мешает нам пробовать что-то новое, а с другой — очень удобно. Она знает лучший ракурс даже для своего мизинца».

Карьеру модели Миранда начала в тринадцать, победив на конкурсе Australian Nationwide Search. Главным призом была фотосессия для девчачьего журнала Dolly. Снимали в купальнике, и скандал не заставил себя ждать. Издание обвинили в педофилии, а малышка Керр и бровью не повела: раз журнал для подростков, то и моделями должны быть они же, разве нет?

Но до окончания строгой католической школы в Брисбене больше не снималась — а по­том быстро начала подписывать контракты с агентствами, постепенно добираясь до знаменитого Next. Своим крестным фэшн-отцом Керр считает Николя Жескьера, тогда еще дизайнера Balen­ciaga, пове­рившего в коммерческую модель (как правило, после съемок в рекламе путь на большой подиум девушкам заказан) и пригласившего на свой показ. Следом подтянулись Prada, Lan­vin, Chanel, Dior, Stella McCartney. В 2007 году у Миранды выросли крылья анге­ла Victoria's Secret, которые превратили ее из просто модели в секс-бомбу, бизнес-леди, икону стритстайла и звезду соцмедиа, ослепившую Леголаса и ловеласа Орландо Блума. В 2010 году актер предложил ей вступить в ­их собственное братство колец.

Photo Tatler_MirandaKerr_1005_B&W.jpg

Утром в «Ритце» я застала Миранду за завтраком. Перед звездой, уже утянутой черным платьем стретч, стоит ­ маленький пластиковый контейнер с едва различимой порцией овсянки на воде. «Я ем ее с кленовым сиропом, — как в страшном грехе, исповедуется мне розовощекая красавица, ­ облизывая крошечную ложечку. — Он намного полезнее сахара. А вместо кофе пью чай из одуванчика: он улучшает обменные процессы». Передо мной эталонная представительница нового поколения топ-моделей, ведущих отчаянно здоровый образ жизни и несущих знания в мир. «Я еще в детстве поняла, что здоровье — это богатство, — объясняет Керр. — У бабушки был маленький огород, все органическое. Она учила меня готовить и думать о том, чем ты кормишь не только свой желудок, но и мозг».

Бабушкиной наукой Миранда не ограничилась и после школы поехала изучать питание сначала в John Fielder's Academy of Natural Living в австралийском Кэрнсе, а потом, уже в статусе успешной модели, поступила в нью-йоркский Institute for Integrative Nutrition, из которого вышла дипломированным консультантом по здоровому образу жизни. А еще у Керр есть сертификат Американской ассоциации врачей, которые лечат без лекарств. Я смотрю и понимаю, что она не зря потратила время: в тридцать два выглядит на десять лет моложе.

Миранда Керр

«Теперь и у меня есть свой сад и огород, где растет все — от клубники и цукини до листовой капусты. — Керр живет в очень хорошем районе Лос-Анджелеса, название которого просит не называть: — Людям это знать не обязательно. Зато не секрет, что я сама себе готовлю и беру с собой контейнеры, когда еду работать или в аэропорт. Терпеть не могу самолетную пищу! В отелях проще: прошу приготовить мне овощи на пару, выжать сок из зелени — он ­хорош для кожи, волос и ногтей... Но вы не думайте, я не святая! В моем рационе только восемьдесят процентов полезной пищи, поэтому во время путешествий я могу себе позволить наслаждаться местной кухней (в московские двадцать процентов порока вошли приветственные хлеб-соль и борщ из «Живаго». — Прим. Tatler). Если скажешь «мне это нельзя», тело, естественно, будет хотеть именно этого. В моем шкафчике всегда есть шоколад, поэтому мне его не особо и хочется. Но это не со всеми работает — Орландо сразу бы всю плитку съел».

Ее беспокоят не столько калории, сколько качество «топлива», обеспечивающего тело энергией. Керр рассуждает как атлет. За последние годы стандарты модельной красоты сильно изменились: на смену тонким, но совершенно не рельефным «золотым девушкам» девяностых пришли богини с прорисованными бицепсами и прямой мышцей живота. Мыслимо ли было представить Линду с боксерской грушей, а Нао­ми с гантелями по восемь килограммов? В ванне с шампанским они смотрелись гораздо органичнее. Сегодняшнюю моду на спортивное тело задает ангельская стая Victoria's Secret, продвигающая хэштег #TrainLikeAnAngel: Карли Клосс, Кэндис Свэйнпоул и Адриана Лима регулярно убиваются на круговых тренировках, а перед показами и вовсе переходят на предолимпийский режим. Но, даже сложив крылья, Миранда не расслабляется. Ходит на пилатес, балет, кундалини-йогу, прыгает на мини-батуте и говорит, что может заниматься где угодно: «Вот я сейчас говорю с вами и при этом напрягаю и расслабляю попу».

Щеки Миранды Керр кого  угодно доведут до горячки,  которую она сама же и потушитЩеки Миранды Керр кого  угодно доведут до горячки,  которую она сама же и потушит

Здоровье — не единственное богатство красотки. В 2013 году она заняла второе место в рейтинге Forbes самых высокооплачиваемых моделей мира, заработав семь миллионов двести тысяч долларов. В прошлом году съехала на шестое место, но в деньгах почти не потеряла. Рекламные контракты сыплются на нее как из ведра: на смену Victoria's Secret пришел Wonderbra, а ведь есть еще Swarovski, H&M, Escada, Reebok и весьма успешная собственная линия органической косметики Kora Organics, которая продается в шестидесяти странах мира.

В Москву Керр приехала поддержать обновленную линию средств для волос Clear: «Я давно пользуюсь шампунями и кондицио­нерами этой марки и доверяю им. У кожи головы есть естественный защитный слой против перхоти, который просто надо активировать — как раз это и делает новый Clear». Волосы — гордость модели, и она много и охотно про них говорит. Как оставляет на них кокосовое масло на всю ночь, ополаскивает холодной водой после мытья, делает массаж головы, отвергает моду на неуложенные грязные пряди: «Может быть, кому-то это и идет, но я люблю трогать свои волосы и хочу, чтобы они были чистыми и вкусно пахли». С красками для волос девушка почти не знакома, разве что «вот тут спереди есть несколько окрашенных прядей, как бы поцелованных солнцем». «Кстати, у Флинна мой цвет волос, — Миранда показывает мне фото сынишки в телефоне. — А акцент — британский, как у папы».

Миранда то и дело упоминает Блума, будто он никуда и не исчезал. «Мы не останемся друзьями, мы останемся семьей», — зая­вил актер сразу после их разрыва два года назад и сдержал слово. «У нас отличные отношения, — рассказывает Миранда. — Каждый день созваниваемся и вместе отмечаем праздники. Мы очень близки и всегда будем любить друг друга».

Для супермодели «диетической направленности» у Керр слишком интересная личная жизнь. Вот муж дерется из-за нее с Джастином Бибером, намекнувшим об адюльтере, а вот журналисты припи­сывают ей что-то с Леонардо ДиКаприо, Томом Крузом и австра­лийским миллиардером Джеймсом Пэкером. Но если этим слухам подтверждения так и не нашлось, в последнем ­романе сомневаться не приходится: интернет пестрит фотографиями модели, прогуливающейся за ручку с самым юным миллиардером из списка Forbes, двадцатипятилетним ­Эваном Шпигелем.

Миранда Керр

Миранда знает себе цену и учит этому других. Пять лет назад она написала книгу Treasure Yourself («Цени себя»), в которой рассказала о своей жизни и дала советы девочкам-подросткам о том, как себя полюбить. Книга вошла в топ-50 книг Австралии и теперь переводится на девять языков. На волне успеха модель выпустила продолжение бестселлера — Empower Yourself («Доверяй себе») — и снова удача. «Иногда я перечитываю свои книги и думаю: неужели это я написала? Наверное, Бог диктовал мне эти слова. Вот, например: «У всех случаются плохие дни, но одно верно всегда — ни одно облако не бывает темным настолько, чтобы через него не пробилось солнце». Вау, это очень хорошо!»

Она вообще выражается довольно высокопарно — типа «Каждый человек имеет значение» и «Я просто следую за своим сердцем». Едва ли не под каждой фотографией в Instagram она пишет love и рисует пионы и бабочек на чайных чашках «Дружба» для марки Royal Albert. А еще медитирует. Двадцать минут утром, двадцать — перед сном: «Я практикую трансцендентальную медитацию. Просто закрываю глаза, сосредотачиваюсь на третьем глазе и очень мягко произношу мантру, которая была выдана мне на особой церемонии. Я могу делать это где угодно, даже во время макияжа. Сила ума — это мощь, и ее важно успокаивать». На одном интервью Керр вышла к журналисту с кристаллом розового кварца, пахнущим сандалом. И сообщила, что он всегда лежит рядом с ее кроватью, потому что обладает живительной энергией, очищать которую нужно каждые три дня — под солнцем или луной.

По прибытии в нашу гримерку она немедленно зажгла там ароматические свечи, а на площадку вышла под музыку из своего плей-листа. «У Миранды слава капризной девушки, но на деле она гораздо более милая и покладистая, чем пытается представить ее команда, — говорит Маша Федорова, упаковывая чемоданы с одеждой после нашей съемки. — Очень профессиональная: даже не пискнула, когда мы втроем натягивали на нее, уже очень уставшую, высоченные сапоги Dior; когда поняла, что они не по размеру — в них не сгибают­ся ноги — и придется пойти на ручки к амбалу-охраннику и таким образом добраться до места съемки».

«Вы, наверное, национальная гордость Австралии?» — спрашиваю я Миранду, так и не доевшую свою кукольную порцию ка­ши. «Даже не знаю. Мне важно, чтобы бабушка мною гордилась. А она гордится».

Миранда Керр


Источник фото: Данил Головкин

Читайте также

Кто есть кто


Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь