Матильда Шнурова: «В Питере только одна it girl — я»

Ольга Зарецкая
21 Июля 2015 в 10:39

Если есть на Неве стопроцентная  it girl, то это  Матильда ШнуроваЕсли есть на Неве стопроцентная  it girl, то это  Матильда Шнурова

Вот умеет же Шнур найти себе женщину! Передо мной в своем ресторане «КоКоКо» сидит нереально молодая красотка, средь бела дня уложенная и одетая со всей возможной петербуржской тщательностью — и если в пылу вечного обмена колкостями между Москвой и Питером девушкам Северной столицы обычно дают совет перестать гладить джинсы, то тут все претензии снимаются. С таким талантом носить одежду (голосом студентки-отличницы, которой на экзамене задали слишком простой вопрос, она отвечает мне, что черный смокинг на ней — Driеs Van Noten, юбка — Chanel, серебряные ботинки — Prada) Матильда Шнурова могла бы пойти по раскатанной стезе фэшн-блогера, но она выше этого.

В ее Instagram @mshnurova шестьдесят пять тысяч подписчиков, и она кормит их не бесконечными переодеваниями и даже не тем, как замечательно творчество ее мужа. Там секс-видео, но без мата и даже без секса. Вот в хрустальный стакан с лимонадом из таволги сыпется лед, вот дымится десерт из попкорна, вот смеются Шнуров с Натальей Ионовой, помеченные как #лакшериалкаши, вот сама Матильда медленно-медленно опускает указательный палец в рюмку с ликером. Все под музыку, красиво и ни разу не cheap. Они со Шнуровым вместе уже девятый год, но как самостоятельная светская единица Матильда стала выступать только сейчас.

Ее уникальное предложение на рынке небедных женщин, которые хотят славы? Она единственная из них, кто реально вьет гнездо в Петербурге. На этот город молятся, но жить там постоянно никто не хочет — вот непосторонняя Шнуровым москвичка Авдотья Смирнова (она по-дружески отдала им для ресторана название своего фильма) попробовала, причем с немалым стейтментом, но Анатолий Чубайс умерил ее неофитскую страсть к белым ночам. Да и кулинарный суперблогер Вероника Белоцерковская управляет светской хроникой питерской «Собаки» из Прованса и не спешит открывать общепит в родном городе.

Матильда по рождению Елена Мозговая, но переоформила все документы. Новое имя — новая судьбаМатильда по рождению Елена Мозговая, но переоформила все документы. Новое имя — новая судьба

Умная Матильда про разреженную светскую атмосферу Питера, где, между прочим, гранд-отелей больше, чем в Моск­ве, все понимает и растет в ней как на дрожжах: «Когда у меня спрашивают, кто у вас тут it girl, я отвечаю, что никого, кроме меня, нет. Я единственная женщина во всем городе, кому идут сумасшедшие дизайнерские вещи и которая может их покупать. Продавцы меня знают, обожают и шлют sms вроде «пришел шарф из пятнадцати кусков разноцветного меха — пожалуйста, заберите».

Город соскучился, его модисткам срочно требовалась новая Зинаида Юсупова — и Матильда со своей тонкой талией появилась в нем как нельзя кстати. И даже решила проблему «некуда надеть», которая, как известно, гораздо серьезнее стонов по поводу «нечего надеть». Во-первых, можно пойти в гости — этот жанр в Петербурге всегда был востребован, а сейчас, когда в доходных домах на каналах живущие на три-четыре страны владельцы отреставрировали историческую лепнину гостиных, он заменил московские пробежки по мероприятиям. Друзей у Сергея Шнурова немало, в своем городе он как Медный всадник – не просто супер­звезда, а считай что геральдический знак.

Во-вторых, Матильда патрулирует свой «КоКоКо», ближе к вечеру заполняющийся публикой уровня летней веранды Arts Club в Лондоне: женщины с колясками Bugaboo и их мужчины. Такие люди в Питере есть, но в актерско-хипстерских заведениях на Рубинштейна, где вино по сто рублей, им сидеть несолидно, на «Террасе» их смущает, что у девушек каблуки и слишком пухлые губы, а пафосные Tse Fung и Il Lago dei Cigni Дмитрия Михальченко требуют особого к себе отношения. «КоКоКо» в Петербурге занял нишу московских Патриарших. Затейливая, дизайнерски поданная еда из фермерских продуктов (за нее отвечает шеф-повар Игорь Гришечкин) устроила всех — от Полины Киценко до Петросяна. Кстати, у «Ленинграда» в любимом городе это не первое заведение — у Сергея когда-то был бар «Синий Пушкин» (для тех, кто думает, что матерится, как Шнур), а у его басиста — Dusche (для своих).

Матильда и Сергей Шнуровы в день свадьбы в ЗАГСе № 1  на Английской набережной (2010). Все прошло тихо — в рес­торане «Парк» в Михайловском саду гуляло всего-то человек пятна­дцатьМатильда и Сергей Шнуровы в день свадьбы в ЗАГСе № 1  на Английской набережной (2010). Все прошло тихо — в рес­торане «Парк» в Михайловском саду гуляло всего-то человек пятна­дцать

От природы она Елена Мозговая, но в какой-то момент переоформила все документы на имя «Матильда», потому что «новое имя — новая судьба». Родилась в Воронеже, после школы сбежала в Моск­ву с мечтой попасть во ВГИК к Сергею Соловьеву, но вместо этого прибилась к артели продюсера Ивана Шаповалова, который в 2004 году снимал в пентхау­се гостиницы «Пекин» реалити-шоу «Тату» в Поднебесной». То, что там творилось, Матильда вспоминает, как космонавт Леонов — выход в открытый космос: «Я выполняла мелкие задания, не факт даже, что мне платили. Но я торчала там ночи напролет и слушала. Это были вспышки волшебного общения, там звучали слова, которые проникали в меня и прорастали в далекое будущее. Я видела Монро, Лимонова, Волочкову. Наталья Водянова приходила со своим английским мужем — всегда веселые, между ними были очень смешные отношения».

Сама она тогда почти не говорила, да и сейчас неболтлива: «Мне иногда кажется, что я зануда и интроверт. До двадцати двух лет я молча наблюдала за окружающим миром и только с появлением собственного бизнеса разболталась — надо управлять людьми. Так что придется отдаться и получать удовольствие. Но только до тех пор, пока не попросят прокомментировать ситуацию «Он пьет — она страдает»!»

От пьяниц до олигархов — вся страна — считает Шнура своим национальным героем, а значит не смеет предположить, что он встретил просто девушку и просто на ней женился. Если предыдущей громкой историей была Оксана Акиньшина, то новой тоже надо придумать биографию. Есть свидетели, что Матильда танцевала на «Крыше мира» с Евгением Цыгановым — отлично, давайте добавим актера к ее знаменитым любовникам. Сама Матильда не актриса, на ее лице не грим, а максимум BB-крем, и сквозь него без труда пробиваются электрические разряды злости: «Цыганов женат, и я надеюсь, что это не создало там проблем. Он совершенно ни при чем. Бедный Женя! Я рада, что живу в Питере — в Москве всегда есть ощущение, что за тобой следят, а здесь некому. К тому же Питер стал для меня пинком — было настолько нечего делать, что я окончила Технологический институт (со времен Менделеева там все сложно, серьезно и не похоже на МГИМО), открыла балетную школу «Айседора» (где желающих ставят к станку экс-солисты Большого, Михайловского и Лондонской балетной труппы), ресторан. Сергей нарисовал ему логотип — за остальное отвечаю я».

Матильда и Сергей Шнуровы на «Новой волне» в Юрмале (2009)Матильда и Сергей Шнуровы на «Новой волне» в Юрмале (2009)

И жизнь у нее теперь самая что ни на есть буржуазная. Они со Шнуровым купи­ли квартиру у Фонтанки с камином и антикварными дверными ручками, поставили газовую плиту Miele, обставили комнаты по каталогам Arte Veneziana и Zonta, и за хулиганство в ней отвечают разве что бронзовые светильники-обезьяны Eichholtz. Ездят в Нью-Йорк и Лондон, где друзья рассказывают, что в Итоне их драгоценных мальчиков учат русскому языку по песням «Ленинграда».

Кроме работы жизнь Матильды закольцована между салоном «Посольство красоты» (в Моск­ве ей его заменяет «Белый сад»), растяжкой в «Айседоре», тренировкой в Fit Fashion на Казанской, иногда днем случаются суши в Buddha Bar. Она курит, но мало. Дружит с Белоникой, ездила к ней в школу учиться снимать у гениального Стива Маккарри, в багажнике ее синей BMW Alpina лежит Leica. К преувеличенным бриллиантам равнодушна — на пальце у нее Tiffany с бриллиантовой дорожкой и обручальное Chanel из белого золота с белой же эмалью – у Шнура такое же, но эмаль черная, и он носит его на шее.

Скучно? Нет, модно. На дворе уже не начало двухтысячных — жизнь стала трезвее, интеллектуальнее, экологичнее. Ну и интро­вертнее тоже.

Сергей Шнуров и «Ленинград» на открытии веранды Duran BarСергей Шнуров и «Ленинград» на открытии веранды Duran Bar

Матильда Шнурова — о муже, Сергее Шнурове:

Он говорит правду, большую правду. Кинуть шапку на землю, растоптать, дать всем почувствовать, что ты в родном хаосе и тебе в нем классно, – это очень по-русски. Нам же не на пустом месте весело!

Мы с Сергеем равнодушны к деньгам — наверное, поэтому они у нас всегда были. Зато мы очень неравнодушны к тому, что на деньги можно купить.

Шнуров человек фантастической эрудиции, и если кто-то несет чушь, он отреагирует, причем в резкой форме. Он не сноб, не злой — просто строг.

Сергей учился в духовной академии, но постов не соблюдает. Он путник, а путнику можно не поститься.

Этот человек покупает все, что ему нравится — хоть три пары одинаковых ботинок. Достает потом не глядя что-то из шкафа, надевает — и он икона стиля.

Он все ест с кетчупом.

Водительских прав у него нет и никогда не было. Я самый дорого­стоящий шофер на свете.


Источник фото: Слава Филиппов

Читайте также

Битва платьевКому комбинезон Chanel идет больше?

  • Джиджи Хадид
  • Блейк Лайвли
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь