Как Кьяра Ферраньи заработала восемь миллионов долларов за год

Яна Лукина
9 Июня 2015 в 09:31

Кьяра Ферраньи

«Да здесь просто невозможно не сдвинуться на здоровом образе жизни! Я подсела на хайкинг», — тараторит мне в телефон двадцативосьмилетняя Кьяра Ферраньи. Если она подсела сегодня, завтра в поход отправится вся ее армия фолловеров, которых только в инстаграме наберется на небольшую страну. Их уже три с половиной миллиона, и нескромная цифра продолжает расти. «Здесь» — это в Лос-Анджелесе, где гражданка мира полгода вьет гнездо с новым бойфрендом. Старый формально все еще при деле и ждет ее в Милане — не то чтобы в прошлой жизни. Но обо всем по порядку.

Шесть лет назад хорошенькая итальянка завела страничку со смешным названием The Blonde Salad. Очень вовремя — блогеры как раз начали пользоваться таким спросом у модных марок, что их сажали в первый ряд в ущерб ветеранам глянца. Пока обаятельная чудачка Сьюзи Лау (Style Bubble) и вчерашний вундеркинд Тави Гевинсон превращали себя в модных аналитиков, Кьяра делала ставку на практику — выкладывала свои фотографии с минимумом слов — и выиграла приз зрительских симпатий. За ее успехами внимательно следили и Карл Лагерфельд, и Кристофер Бейли, которые с какого-то момента стали настоятельно требовать «синьорину из интернета» во front row. Повезло? Да, но не шесть лет назад, а гораздо раньше. Синьорина, как сказали бы ее новые друзья американцы, выиграла в генетическую лотерею — бесконечно длинные ноги и осиная талия творят чудеса даже с вещами, которые в принципе мало кому идут.

Кьяра Ферраньи

То, что досталось ей от природы, Кьяра, выпускница юр­фака, эксплуатирует очень разумно. Ей было важно, чтобы Salad с самого начала хорошо выглядел, поэтому она предварительно обкатала свои суперлуки (пока без жакетов Moschino и платьев Dior, но все равно отличные) на бескрайних фотохостингах Flickr и Lookbook и нажила первых поклонников, по первому же зову наводнивших свеженарезанный блог. После чего вместе с тог­дашним бойфрендом Риккардо Поццоли они разработали под­робнейший бизнес-план. Это сейчас Кьяра божится, что ей просто хотелось показывать себя народу, — она не закладывала в бюджет тот факт, что за пост с упоминанием будут платить четыре тысячи евро. И тем не менее Ферраньи первая, кто монетизацией своей популярности сформировала и подогрела рынок, открыв возможность заработать и другим нарядным девушкам, от белорусской швейцарки Кристины Базан c ее блогом Kayture.com до нашей Ирены Понарошку с рекламой ударной дрели, бикини и похудательной щетки-«антижир».

Кьяра Ферраньи

Согласно теории заговора, которой придерживаются Кьярины антифанаты (своими попытками найти у итальянки с глазами вполлица хоть какой-то изъян они ежедневно обеспечивают The Blonde Salad многотысячную явку), девушка вообще не имеет никакого отношения к успеху своего блога. Все сделал Риккардо, и она долго была ему верна. Пигмалион — дипломированный маркетолог (они с Кьярой вместе учились в миланском Bocconi University), он оценил и спрогнозировал энергоемкость подруги, с фотоаппаратом наперевес носился за ней по улицам Ломбардии, дарил платформы Miu Miu и другие жизненно необходимые для практикующего блогера предметы гардероба. «Ричи и правда очень мне помог: вел переговоры о сотрудничестве, устанавливал цены для марок... Я творческая личность, он гениальный бизнесмен, так что из нас вышел неплохой дуэт», — блондинка очень осторожно разъясняет роль бывшего в своей легкой судьбе.

Кьяра Ферраньи

Но где один фотограф, там и второй... Два года назад на съемке Ферраньи познакомилась с калифорнийцем Эндрю Артуром, влюбилась, полтора года выбирала — и в итоге уехала к нему. Ричи, кажется, пережил. А вот поклонники, считавшие Кьяру и Риккардо Бранжелиной блогосферы, не смогли: они по сей день строчат в инстаграмы всех троих требования вернуть как было. Больше всего достается, конечно же, Ферраньи: это ведь она, вероломная, втянула молодых людей в секс-бизнес-треугольник. «Оппортуни­стка!» — доносится из комментариев. Обидно, но ожидаемо: Эндрю не студент с мыльницей, а человек со связями — уже снял любимую для промо Calvin Klein и Louis Vuitton. Самые въедливые тролли пытаются ударить побольнее, в щепки разнося переживший немало метаморфоз стиль Кьяры: им не нравится, что на сме­ну сексуальному Mambo Italiano закономерно пришел Cali Cool. Видавшие виды каблуки эмигрантка теперь продает в аукцион-приложении Depop, а полки забивает кроссовками.

Кьяра Ферраньи

Девушка, кажется, не врет, когда говорит, что с Риккардо Поццоли они расстались очень современно — без драм, друзьями. Он по-прежнему заправляет экономическими делами блога. Она умеет быть благодарной: «Мы все еще любим друг друга, понимаете? Только теперь скорее как брат и сестра». Вместе с бывшим на благо The Blonde Salad трудятся еще полтора десятка человек. Журнал вроде Tatler наличие команды объяснять своим читателям не обязан, а вот блогеру приходится: «Меня стали приглашать на Недели моды в Нью-Йорк, Лондон, Сидней, однажды даже в Москву... Ричи не всегда мог меня сопровождать. Так что пришлось расширяться. Сперва скромно — творили вчетвером. А в этом году нас, считая меня, уже шестнадцать». Путешествует Кьяра много и с удовольствием — она даже вытатуировала на правом запястье карту мира. Всего рисунков на этом зарабатывающем восемь миллионов долларов в год теле столько же, сколько людей, помогающих ей держать блог на плаву. Совпадение, конечно, но что-то в этом есть.

Кьяра Ферраньи

Бродить по свету Кьяра Ферраньи начала еще до того, как посыпались приглашения на Недели моды.

Папа-дантист искал острых ощущений — и вставал вместе с дочкой то на серф, то на лыжи. Мама — Марина ди Гуардо — долгое время рулила миланским шоу-румом Blumarine (кто сказал, что связи в моде не передаются по наследству?), а вый­дя на условную пенсию, нашла отдушину в литературе — вот-вот выйдет ее очередной триллер. Хорошие продажи роману обес­пе­чены: Кьяре нужно всего-то поделиться новостью в Instagram — и можно заказывать дополнительный тираж. Кроме оборотистой блогерши в семье еще две дочки. Франческе двадцать шесть, она, как и папа, пошла в стоматологи. А вот младшенькая, двадцатидвух­летняя Валентина, все чаще заглядывается на лавры — и гардероб — старшей сестры. «Забавы ради называю ее мини-Кьяра. Как бы только это не вышло мне боком», — смеется Ферраньи-старшая.

С бывшим бойфрендом Риккардо ПоццолиС бывшим бойфрендом Риккардо Поццоли

Она-то уже вписала себя в историю. Дважды. Во-первых, стала первым блогером, украсившим обложку библии моды. Для убедительности рядом с ее фотографией испанский Vogue написал цифры — мол, три миллиона человек не могут ошибаться. В телефонной трубке слышно, что Кьяра задыхается от гордости: «Когда я взяла в руки тот номер, первая мысль была: «Вау, а я и правда кое-чего достигла!» Кстати, ваша обложка для меня двойной дебют — и в Tatler, и в российском глянце».

Во-вторых, в Гарварде на The Blonde Salad завели «кейс» — нет, не уголовное дело, упаси боже, а так называемое case-study, исследование, помогающее студентам на реальном примере разобраться, как работает та или иная бизнес-модель. Шутка ли, бойкая итальянка может себе позволить домик в самом сердце Лос-Анджелеса — инди-райончике Сильвер-Лейк. «У нас потрясающий двор, где даже летом будут гореть рождественские огни — мы с Эндрю обожаем иллюминацию!» Что бы ни говорили об адском труде людей из мира моды — без выходных и обеденных перерывов, — у влюбленных достаточно времени, чтобы валяться перед телевизором, пересматривая старые серии «Друзей» и «Клиники». В доме есть и третий жилец — французский бульдог Матильда, которую аудитория The Blonde Salad тоже знает в лицо.

С нынешним бойфрендом, фотографом Эндрю АртуромС нынешним бойфрендом, фотографом Эндрю Артуром

«В кино податься не думали? Голливуд-то под боком». — «Не хочется зарекаться, но актрисой я себя пока не вижу. Даже в детстве не видела, а я с тех пор поумнела». Жаль! Ведь Кьяре так идут красные дорожки, иначе зачем ей каждый год присылают приглашение на Каннский кинофестиваль? А к приглашению — деликатное кружево Elie Saab и красноречивые ка­раты Bvlgari.

«Ну ладно, скажу по большому секрету: я недавно снялась в музыкальном клипе. Скоро сами все увидите!» — чтобы жить, ей все время нужно генерить инфоповоды. Еще один грядущий проект — капсульная коллекция ее обувного бренда Chiara Ferragni, которому в этом году пять лет. Чехлы для айфона, футболки, рюкзачки — все кокетливо подмигивают глазом с ресничками, как у Кьяры: «Я что-то вроде креативного директора. Сажусь вместе с четырьмя дизайнерами за стол — и начинается магия».

Кьяра Ферраньи

Смотрю на часы. В Лос-Анджелесе половина одиннадцатого утра, а значит, Кьяра давным-давно на ногах — она встает не позже восьми. «И сплю при этом не меньше семи часов, да-да! Спорим, вы считали меня тусовщицей? А правда в том, что по вечеринкам я хожу только во время Недель моды. Этого мне, в общем-то, хватает». Но после нашего разговора здоровый сон ей не светит: на юге Калифорнии стартует обожаемый селебрити музыкальный фестиваль Coachella — и Ферраньи на низком старте. Весь уик-энд она будет делать то, что удается ей лучше всего, — наряжаться в cарафаны с казаками, постить снимки с честным хэштегом #TheBlondeSaladNeverStops, получать комменты, собирать лайки. Так, по зернышку, она заманит в свои сети еще миллион-другой отзывчивой аудитории.

Кьяра Ферраньи


Источник фото: Nico Bustos, Getty

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь