Доложите по ферме: плантации косметических брендов

Дарья Кузнецова
19 Октября 2017 в 12:30

Своим названием цветы бессмертника обязаны способности не терять форму и цвет даже в сухом виде.Своим названием цветы бессмертника обязаны способности не терять форму и цвет даже в сухом виде.

«Татлер» навестил островитян, трудящихся на благо натуральных марок.

Корсика (L’Occitane)

Гостеприимный Оливье Боссан, ­создатель марки L’Occitane, выносит поднос с огромной рыбой денти утреннего улова. Мы сидим на террасе его дома на вершине холма и разглядываем очертания соседней Сардинии. Оливье при­езжает сюда несколько раз в год. Катается с женой Надетт на ­«веспе», плавает на своей старенькой лодке. Первый тост, конечно, поднимаем за сорокалетие, которое марка отпраздновала в прошлом году. Чем особенно гордится Оливье? Упаковкой крема для рук с маслом карите, похожей на тюбик с краской — ­«мама была художницей». Коллекцией, которую он создал со своим другом, знаменитым кондитером Пьером Эрме (его дом здесь же, неподалеку). И средствами по уходу за кожей Immortelle Divine (фр. — ­«божественный бессмертник») в баночках, похожих на китайские вазы — они «олицетворяют настоящую ценность».

Около двадцати лет назад, когда Боссан еще и не думал покупать дом на Корсике, а просто гостил здесь у друзей, он познакомился с местным месье, который выжимал из бессмертника масло. Корсиканцы издавна использовали его для заживления ран и прочих медицинских нужд. Боссан отвез бутылочку масла на тест в свою марсельскую лабораторию и, пораженный результатами, решил заключить контракты с местными фермерами и убедить их засадить солнечными цветами целые поля. Ведь в то время бессмертник рос лишь в дикой природе.

Опыта «вербовки» Оливье было не занимать: к тому времени он обес­печил работой тысячи женщин в Буркина-Фасо, которые делают для него масло карите, и заключил договоры с фермерами Прованса, поставляющими на его фабрику в Маноске миндаль, вишню, лаванду, пион и розу. На Корсике на благо L’Occitane работают десять фермерских хозяйств. Одно из них принадлежит Паскаль Шерубан, которая принимает меня на своем поле и угощает пирогом из первых абрикосов (еду здесь боготворят, и мне эта религия по вкусу). Растираю в ладонях желтые цветки, голова кружится от горьковато-медового аромата.

Дарья Кузнецова (Tatler) и фермер Паскаль Шерубан.Дарья Кузнецова (Tatler) и фермер Паскаль Шерубан.

«У бессмертника около пятисот сортов, и в корсиканском больше всего омолаживающих молекул, — с гордостью сообщает Паскаль. — Спасибо почве и климату». Собранный урожай фермер в этот же день отправляет на дистилляцию. Для каждой баночки крема Immortelle Divine теперь требуется масло шестисот цветков: увеличить концентрацию решили, дабы превратить средство в надежный щит от загрязнений окружающей среды — одной из главных причин преждевременного старения. Омолаживающее действие крема усиливают сыворотка, масло и две новинки — очищающий бальзам, в котором есть еще масла подсолнечника, кокоса, миндаля и карите, и легкая очищающая пенка.

На родине Напо­леона размах у L’Occitane наполеоновский: бессмертником для кремов и масел здесь заса­жены пятьдесят гектаров.На родине Напо­леона размах у L’Occitane наполеоновский: бессмертником для кремов и масел здесь заса­жены пятьдесят гектаров.

Оливье признается: за сорок лет он выпустил в свет сотни продуктов, но все еще нервничает, как новичок. В случае с этими средствами волнения напрасны: от одного только аромата из желтых баночек – точь-в-точь как на поле, по которому гуляет морской ветерок, – разглаживаются самые глубокие межбровные складки.

Сахалин (Natura Siberica)

Дарья Кузнецова (Tatler) и Валентин Бердников (Natura Siberica).Дарья Кузнецова (Tatler) и Валентин Бердников (Natura Siberica).

«А что это за полоски на дереве?» — «Медведь когти точил», — будничным тоном сообщает мне Валентин Бердников, управляющий органической фермой Natura Siberica. Рефлекторно втягиваю голову в свой костюм, защищающий разве что от клещей. Но мне быстро передается оптимизм и спокойствие сборщицы диких растений Антонины Яковлевны, да и кукушка не думает униматься. Двигаемся дальше в тайгу. Здесь, в Корсаковском лесничестве, российская марка собирает шестьдесят видов растений, многие из которых — вроде элеутерококка колючего или аралии маньчжурской — больше нигде не встретишь. Кажется, Сахалин весь покрыт зеленью, абсолютно весь. Я то и дело фотографирую растения с диагнозом «гигантизм»: листики местного клевера раз в пять крупнее подмосковных, лопухи и вовсе смахивают на зонты.

На органической ­ферме, которую Natura Siberica открыла на острове год назад, все тоже растет как на дрожжах, но ни одно удоб­рение не попадает в землю. Чтобы заслужить значки влиятельных органических сертифицирующих органов, украшающие большинство продуктов марки, нужно соблюдать целый свод правил: выращивать растения на девственно-чистой земле, собирать урожай только руками и гарантировать, что минимум девяносто пять процентов ингредиентов в составе средства — натурального происхождения. А среди оставшихся пяти нет минеральных масел, силиконов, парабенов и прочей нечисти. Схитрить не удастся: комиссии из Европы приезжают трижды в год, иног­да без предупреждения. На фабрики и в магазины заглядывать тоже не ленятся: на строгий органический контроль могут отправить первый попавшийся крем.

Организацией собственных ферм Natura Siberica занялась четыре года назад. Вслед за Хакасией, Камчаткой и ­Кунаширом на Сахалине нашли семь идеаль­ных гектаров земли, на которых пока посадили пятнадцать растений. ­Среди них сахалинские шиповник, малина, пихта и лимонник нанайский — главный компонент линии, созданной совместно с дизайнером Аленой Ахмадуллиной. В деле тонизирования кожи он очень ­хорош.

Побережье Охотского моря после отлива. Здесь собирают водоросли для московских спа.Побережье Охотского моря после отлива. Здесь собирают водоросли для московских спа.

«Наши растения буквально пропитаны полезными веществами, — рассказывает мне Валентин. — Здесь хороший микроклимат: с одной стороны море, с другой — горная гряда. Многие из них встречаются очень редко. Поэтому мы начнем выращивать их на ферме, а затем пересадим в дикую природу — для сохранения популяции».

Популяция восьми видов водорослей, которые также скоро отправятся на материк, Валентина беспокоит не меньше. На берег Охотского моря мы попадаем во время отлива и фактически ходим по дну. От сбора ламинарии меня то и дело отвлекают диковинные ракушки, шустрые крабы и яркие морские звезды. «Срезать водоросли нельзя: брать можно только те, что оторвало волнами во время шторма», — предупреждает Бердников. После сушки водоросли, богатые йодом, калием, фосфором, магнием и цинком, упаковываются в тканевые мешки и отправляются на экстракцию либо прямиком в спа-салоны Fresh Spa by Natura Siberica — для антицеллюлитных и детокс-обертываний.

На своей сахалинской ферме Natura Siberica выращивает пятнадцать видов растений.На своей сахалинской ферме Natura Siberica выращивает пятнадцать видов растений.

Продолжаю процедуры на берегу озера Большое Чибисанское. В пришвартованной лодке — контейнеры, наполненные грязью. По просьбе марки Институт морской геологии и геофизики Дальневосточного отделения РАН исследовал участки, где грязи накапливались целых шесть тысяч лет. Заключение гласит: грязи могут снимать воспаления и боли, расслаблять организм и насыщать его минералами. Экскаваторы к добыче не привлекают: в распоряжении марки только лодки, буры и лопаты. Хватит ли сил обеспечить всю страну? «За один день мы поднимаем со дна до трехсот килограммов», — рассказывает мой сахалинский проводник. Так что этой зимой за красоту и здоровье нации точно можно не волноваться.


Источник фото: Alamy/legion-media; архив tatler

Читайте также
Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь