Липосакция для худых: как это делается и зачем нужно

Дарья Кузнецова
2 Февраля 2017 в 11:19

Tatler Body Beauty

Зачем худым операция по удалению жира? «Раньше липосакция считалась лишь способом уменьшения объемов. А теперь подходит тем, кто мечтает не столько похудеть, сколько довести до совершенства свои формы, – рассказывает главврач клиники «Клазко», пластический хирург Алексей Котелевиц. – Это стало возможным благодаря технологии Total Definer, которую разработал мой коллега, колумбийский хирург Альфредо Ойос. Вместо того чтобы убирать жир кусками, мы можем буквально вылепить новую фигуру, ювелирно убирая жир там, где он не нужен, и тут же перемещая в другое, более подходящее место». Причем так, что при желании после операции проявляется вож­деленный мышечный рельеф, которого обычно добиваются строгой «сушкой». ­Называют это «липоскульп­турированием». 

«Когда я показал работы Ойоса нашему гендиректору Этери Крихели, она отмахнулась: «Алексей, ну вы же взрослый человек и понимаете, что это фотошоп», – смеется Котелевиц. Чтобы разубедить руководителя, хирург прошел стажировку у создателя методики и начал оперировать сам. Первой пациенткой стала жена Татья­на. Бывшая модель ростом сто семьдесят шесть сантиметров до операции весила пятьдесят восемь килограммов. Но это не помешало хирургу «разойтись и попробовать разные режимы». После коррекции внешней, внут­ренней и задней поверхности бедер, ягодиц, талии и живота ушло всего три килограмма, но радости Татьяны не было предела: «Сколько бы я ни билась в спортзале и ни делала массаж, бока, нижняя часть живота и «вали­ки» под ягодицами оставались на месте. Теперь же моя фигура впервые в жизни напоминает песочные часы, а тренируюсь я ради тонуса, не тратя время на ­сжигание жиров».

Как это делается? Если вы думаете, что вялый интерес к традиционной липосакции связан с тем, что все перешли на детокс-еду и стали бегать марафоны, то ошибаетесь. «На са­мом деле результатами операций были одинаково недовольны и пациенты, и сами хирурги, — признает Котелевиц. — Зондом с режущими краями мы вслепую двигали под кожей, разрушая жир и кровеносные сосуды. Часть жировых клеток неминуемо оставалась на своих местах, отчего со временем на коже появлялись неровности».

Новая эра наступила с появлением ультра­звуковых аппаратов последнего поколения. Вместо ножей под кожу вводится игла, через которую подается ­физраствор и ультразвук, разжижающий жировую ткань, не затрагивая кожу и мышцы. «Если прежде мы откачивали жир буквально кусками, то теперь он превращается в жидкую массу, что позволяет нам работать с зонами с очень тонкой про­слойкой», — объясняет хирург. Как и Ойос, он использует аппарат Vaser. «В Москве он есть не только в нашей клинике. Но для липоскульптурирования одного аппарата недостаточно. Чтобы выполнять ювелирную работу, Альфредо Ойос разработал изогнутые инструменты для разных частей тела — тонкие, как стержень ручки. И разметку, которая позволяет создавать заветные контуры».

Что можно корректировать? Благодаря новым инструментам и тому, что зонд больше не встречает сопротивления в виде плотного жира, мест, неудобных для липосакции, не осталось. Сделать острыми колени, выровнять поверхность спины и вернуть в гардероб нескромные платья больше не проблема. Алексей Геннадьевич показывает фото пациентов. Вот женщина сорока восьми лет, на чьей спине больше ни единой складки. Вот балерина, у которой вроде бы ни жиринки, но два упрямых комочка в зоне галифе не давали спокойно спать. Это очень показательный случай, когда без хирургии действительно не обойтись. Жировые клетки могут увеличиваться в размере, и мы полнеем. Или уменьшаться – тогда худеем, но количество их всю жизнь будет одинаковым. Хирурги же убирают ненужные клетки, поэтому поправиться, как прежде, уже не получится.

А вот и самый эффектный пример: фитнес-инструктор, над которым доктор работал вместе с колумбийским коллегой: «Даже спортсменам бывает трудно добиться кубиков на животе из-за генетических особенностей. Во время операции этот молодой человек потерял всего два килограмма, но вы только посмот­рите, какая разница!» И действительно: на фото «после» на месте ровного живота красуются шесть кубиков. Чтобы это ­случилось, хирурги удалили жир по конту­ру мышц. А на руках «прорисовали» бицепсы и трицепсы. «Мик Джаггер никогда не был спортсменом, но из-за тончайшей подкожно-жировой клетчатки видна каждая его мышца», — поясняет хирург.

И важное сообщение для тех, кто доволен объемами, но упорно бьется с целлюлитом. Чтобы убрать злополучные неровности, хирурги разрушают поверхностный слой жира при помощи щадящей насадки, возвращая телу его лучшие годы, когда жировые клетки еще не разрослись.

«Физические возможности человека ограничены, — убежден Котелевиц. — И если модель говорит, что после очередных родов ее тело опять не изменилось — делите ее слова на десять. В клиниках Ойоса в Майами и Барселоне моделей не сосчитать. В том числе тех, кто позирует для фитнес-журналов. Гантели и еда у всех одинаковые, но на обложки попадают единицы». 

Tatler Body Beauty

Можно ли быть уверенным, что после липофилинга жир приживется и не уйдет? «Прежде из-за агрессивного обращения с жиром его жизнеспособных клеток оставалось крайне мало, — объясняет Алексей Геннадьевич. — Поэтому через некоторое время после процедуры жир, бывало, собирался в комок. Так что страхи вполне обоснованны. Сегодня же восемьдесят процентов клеток остаются целыми и невредимыми». После удаления жир отфильтровывается, промывается и обрабатывается антибиотиком. Обычно его вводят в грудь (около двухсот миллилитров) или в ягодицы (четыреста), после чего те выглядят подкачанными и, как выражаются сами пациентки, «задорными».

Если же вы опасаетесь, что жир пе­ре­местится, — расслабьтесь, вести он себя ­будет так же, как любой другой ваш жир. А мифам о перемещении мы обязаны ­недобросовестным хирургам, ко­торые увеличивали грудь силиконовым гелем. Вот он действительно мог утечь бог знает куда.

Как проходит восстановление? После операции пациенты сами доходят до палаты, уже в компрессионном белье. Его придется носить полтора месяца, ведь хирург отслаивает кожу, которой нужно будет «прилепиться» к подлежащим тканям и стянуться. Вечером первого дня полагается обезболивающее, но глотают его немногие. Следующие несколько дней не покидает ощущение, будто перезанимался в спортзале, поэтому рекомендуется ручной лимфодренажный массаж. Увидеть окончательный результат можно через неделю, когда спадает отек, выйти на работу — через пять дней, а на пляж — примерно через месяц.

«Конечно, я выступаю за то, чтобы ­пластическая хирургия была последним шансом, — признается Котелевиц. — ­Начинайте со спорта, массажей и диеты. Но не признаться в том, что процедура ­вызывает у меня восторг, я не могу. Нервы и сосуды она не повреждает и на здоровье никак не отражается. Разве что на семейном бюджете: вас снова потянет за новыми платьями».

Пациенты до и после липоскульптурирования 


Источник фото: Архивы пресс-служб, Архив Tatler

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь