Тренд с мирового подиума: некрасивые модели

Яна Лукина
14 Июня 2016 в 12:10

Молли БэйрМолли Бэйр

«Какая страшная, ей бы в фильмах ужасов сниматься!», «И это модель? Не смешите меня!», «Да она же вылитый гоблин!» — такие комплименты собирает в сети Молли Бэйр. «Нетипичная внешность», «нестандартная красота», «уникальное лицо» — профессионалы подбирают слова с куда большим тщанием, но, кажется, имеют в виду ровно то же, что и быстрые на расправу интернет-пользователи. Уроженка Пенсильвании тем временем твердой походкой идет по подиумам Нью-Йорка, Лондона, Милана и Парижа. Дизайнеры ею настолько очарованы, что рядового сотрудничества им мало: хотят, чтобы «инопланетянка» (еще одна деликатная формулировка для опи­сания лопоухой обладательницы огромного лба, крошечного рта и не самых изящных бровей) непременно закрывала показ — эта привилегия выпадает даже не всем топовым манекенщицам. Во время Недель моды сезона осень–зима 2016/2017 Молли финишировала последней столько раз, что в итоге оказалась первой — коллеги так и не смогли обойти ее по количеству «закрытий».

Бэйр далеко не единственная обладательница уникального лица, чья звезда вопреки всему зажглась на модельном небосклоне и теперь с невиданной силой разгорается. Рикардо Тиши не меньше, чем Ирине Шейк и Мариякарле Босконо, предан Иссе Лиш — наполовину мексиканке, наполовину японке с довольно специфическими чертами лица. До этого итальянец охотно работал с австрийкой Стеллой Лючией. У той губы на зависть Дафне Гроеневельд (можно ли это считать комплиментом, решайте сами), далеко не голливудская улыбка и в целом такой болезненный вид, что все только и гадают, вымотала ли юную блондинку насыщенная модная жизнь или есть проблемы посерьезнее. Стелла, кстати, дружит с Молли, а еще у них третья приятельница — белокурая эстонка Харлет Куусик: она далеко не Моника Беллуччи или Бьянка Балти, но в шоу Dolce&Gabbana участвует регулярно. И трижды появлялась в рекламных кампаниях Valentino.

Бывший креативный директор Saint Laurent Эди Слиман и Марк Джейкобс влюблены в новозеландку Лили Самнер: первый доверил блондинке закрыть мартовский показ, второй пригласил в рекламу Marc Jacobs сезона весна–лето 2016. Джейми Бочерт (ее вы можете знать как лицо Givenchy или супругу актера Майкла Питта) уже за тридцать, но в нынешнем сезоне брюнетка как никогда востребованна: во время последних Недель моды вы видели ее в стройных рядах Chanel, Versace и Dior. Да, красоткой в общепринятом смысле слова ни ее (малосведущие люди нередко принимают Джейми за трансвестита), ни Тайг Дэвидсон (юная и пока еще малоизвестная американка сделала заявку на успех, открыв показ все того же Марка Джейкобса) не назвать, но что с того?

Джейми БочертДжейми Бочерт

Разумеется, делать карьеру, будучи Наташей Поли или, скажем, Тейлор Хилл, куда проще — и, что уж там скрывать, не только модельную. Кажется, именно поэтому голубоглазые армиды, чьи фото пациенты приносят в кабинет пластического хирурга, и уходят на второй план: они прекрасны, спору нет, но, во-первых, приелись, а во-вторых, совсем не вписываются в новую политику партии. В моде разнообразие. Или, если хотите, пресловутая толерантность. Хит­рить, покрывая квоту одной темнокожей юницей (а так ведь делали многие дизайнеры!), больше не получится — на подиум требуется вывести без преувеличения всех: афроамериканок, азиаток, невысоких (даже в этом, казалось бы, не очень перспективном направлении первые шаги уже сделаны — стошестидесятисантиметровой Эрпаной Райей, участницей шоу Gypsy Sport), альбиносов, полных, инвалидов (на показе Chromat одна из моделей была с протезом), трансгендеров. А заодно и тех, кому точно не улыбнулась бы удача на региональном конкурсе красоты. Теперь на них ведут охоту специальные модельные агентства: в Великобритании — Anti-Agency (их девочки удачно вписались в рекламу adidas Superstar и на страницы концептуальных журналов вроде Pop и i-D), в России — Lumpen. Хозяйка последнего, выпускница ВГИКа Авдотья Александрова, начала собирать базу из лиц друзей-приятелей, а теперь мастерски ловит своих «люмпенов» в московской подземке — их там хватает не только в час пик.

Никаких полунамеков, посыл прозрачен, как наряды Рианны: большой кривой нос, торчащие уши и рот вполлица перестали быть поводом для печали, как и любые другие изъя­ны. Те, у кого последних не так много, кажется, специально делают себя менее привлекательными. Рут Белл подстриглась под ноль — и ее наконец-то перестали путать с сестрой-близняшкой Мэй, а еще начали приглашать в рекламные кампании. Burberry, Alexander McQueen, Jason Wu, Saint Laurent Paris — это не предел для солдата Джейн от мира моды. Кэтрин Мур доверилась ножницам Гвидо Палау: тот как следует обкромсал волосы девушки, прежде чем отдать ее в руки колориста Виктории Хантер — она выкрасила некогда светлые локоны в ярчайший рыжий цвет. «Ужасная прическа!» — зашлись в истерике пока еще немногочисленные поклонники. «Классно выглядишь», — одоб­рил Александр Вэнг и назначил Кэти открывать свое шоу.

Не думайте, что перемены коснулись исключительно барышень. Обласканный Парижем дизайнер Гоша Рубчинский еще для своего первого московского показа в 2008 году  вместо профессиональных манекенщиков набрал обычных тинейджеров. Ну а теперь ищет тех, кто будет демонстрировать его творения, через соцсети — именно там водятся «пацыки с района», которым больше всего к лицу и телу постсоветский шик. Не отстает Vetements: доб­рую половину моделей (и мужчин, и женщин) марка нашла через Instagram, потому что таких брутальных типажей в каталогах IMG Models отродясь не видали... Впрочем, сегодня на помощь Gosha Rubchinskiy и Vetements приходит агентство Lumpen.

Не нужны Дэвиды Ганди и Эди Слиману: его любимчики — рокеры-неряхи, игнорирующие спортзал и способные втиснуться в опасно узкие джинсы. За пропаганду нездоровой худобы среди мужчин парижанина то и дело журят, но ему и его подопечным — Джейку Уильямсу, Милошу Лукачеку, братьям Флетчеру и Уайатту Ширзам — по барабану. Героями мужских коллекций Gucci с легкой руки Алессандро Микеле стали гики и андрогины.

«Я прекрасна, кто бы что ни говорил», — лет десять назад, еще до расцвета соц­сетей с их коварными обитателями, пела в своем хите Beautiful Кристина Агилера. И попала в точку. Сегодня, правда, принято больше вслушиваться в феминистические тексты Бейонсе, хотя настаивает дива на том же — We flawless, ladies tell 'em («Дамы, скажите им, что мы безупречны!»). А еще принято смотреть «Игру престолов» и «Девчонок». Один из лучших персонажей первого — мужеподобная Бриенна Тарт. Во втором канонической красотой не блещут сразу несколько главных героинь, включая сыгранную Линой Данэм Ханну (сама Лина предпочитает блистать умом). А «Оранжевый — хит сезона»? Много ли там прелестниц? Однако обрести статус чуть ли не культового сериалу это не мешает, да и актрисы теперь званые гостьи на любом модном показе или светском рауте. Да-да, вы не ослышались: для того чтобы быть своей в свете, тоже не нужно соответствовать — посмотрите на подружек Элис Деллал и Пикси Гелдоф, завсегдатаев лучших лондонских вечеринок. Ну или — рискуя задеть чье-нибудь святое — на француженок Лу Дуайон (звезда весенне-летней кампании ЦУМа), Жанну Дамас и Каролин де Мегре. Канонически красивые? Увы и ах. Но очаровательные, непосредственные, харизматичные — этого хватает с лихвой. И как при таком раскладе равняться на эталонных красоток? Они вращаются в системе старых ценностей, где оболочка значила больше, чем содержание, а кульминацией профессиональной жизни и зачастую ее же финалом становился удачный брак с миллионером.

Сегодня приоритеты расставлены иначе: недостаточно быть моделью, пусть даже с приставкой «супер», — нужно быть ролевой моделью. Сильной, волевой и обязательно что-нибудь преодолевающей. Представьте, что вашим лайф-коучем ­заделалась Кэндис Свэйнпоул и на голубом глазу рассказывает, что внешность — не главное в жизни. Поверите ей? Едва ли. Другое дело — Молли Бэйр, которую в школе обзывали «богомолом», «пришельцем» и «крысой», а еще дразнили за «монобровь». Девушка и предложение попытать счастья в модельном бизнесе сперва ­приняла за насмешку — настолько к ним привыкла. В ее крохотных устах даже жуткие клише про веру в себя звучат убедительно.

Так что же ждет Молли и ее напарниц с нетипичной внешностью? Для начала — оглушительный успех, как-никак они по­пали в струю. А спустя год-другой количество ежедневно публикуемых злостных комментариев в адрес их наружности пойдет на спад. Потому что даже самые отчаянные хейтеры привыкнут к необычным лицам. Дафну Гроеневельд, Линдси Виксон и Ханну Габи Одиеле поначалу тоже клеймили, зато сегодня эта троица — золотой фонд модельной ­индустрии.

Ханна Габи ОдиельХанна Габи Одиель


ТЕГИ: Модели
Источник фото: Getty

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь