До востребования: вся правда о заморозке яйцеклетки и ЭКО

Николь Моубрей
23 Марта 2016 в 14:35

Кеннет Виллард для Vogue Japan 2013Кеннет Виллард для Vogue Japan 2013

Из родильного отделения лондонской больницы святого Фомы открывается восхитительный вид на Биг-Бен и маслянисто-черные воды Темзы. Почетный консультант лондонского Королевского колледжа акушеров и гинеко­логов (RCOG) Хелен Бикерстафф, только что вышедшая из операционной после экст­ренного кесарева сечения, расплывается в улыбке. «Люблю свою работу», — говорит она и поворачивается к помощницам, чтобы обсудить состояние пациентки. Еще через мгновение распахиваются двери, и в отделение на каталке въезжает молодая женщина, почти подросток, в сопровождении матери и друга. Она тихо постанывает сквозь зубы — у нее идут схватки.

Тридцативосьмилетняя Джессика Хьюз, специалист по инвестициям, не вылезаю­щая из лодочек Saint Laurent (ланчи в Zuma, игристое в Tramp, каникулы на Сен-Барте в комплекте) намерена ­оказаться в такой же родильной палате, только когда для этого наступит подходящее время. В прошлом году Хьюз заморозила яйцеклетку в лондонском центре планирования семьи. Она мечтает стать матерью, но никак не встретит своего мистера Райта: «Я не хочу быть матерью-одиночкой и жду своего мужчину».

Хьюз — одна из многих женщин, которые замораживают яйцеклетки «по социальным показаниям». Обычно за этим термином скрывается множество факторов, таких как одиночество, неготовность к материнству или стремление сделать карьеру. По данным Управления по оплодо­творению и эмбриологии человека (HFEA), в 2012 году свои яйцеклетки заморозили пятьсот восемьдесят британок — в два раза больше, чем в 2009-м. И не похоже, чтобы тенденция пошла на спад — как раз наоборот. Желание стать матерью, когда для этого нет ни подходящих возможностей, ни благоприятных обстоятельств, доводит до отчаяния. Мало что в жизни сравнится с «вынужденной» бездетностью, а по прог­нозам такая судьба ожидает каждую третью женщину из нынешнего поколения сорокалетних. Не удивительно, что многие из них готовы рисковать своим физическим и эмоциональным здоровьем и немалыми деньгами, чтобы сохранить репродуктивную способность.

Развивающаяся индустрия охотно им помогает. Тематические вечеринки, которые проводит в дорогих нью-йоркских отелях и клубах американская компания EggBanxx, за один только прошлый год посетили сотни женщин. Кроме угощения тарталетками и предоставления информации о графиках платежей специалисты по репродуктивным технологиям разъяс­няют присутствующим все технические аспекты. В некоторых крупных компаниях, таких как Facebook и Apple, оплата заморозки яйцеклеток предлагается сотрудницам в качестве корпоративной льготы наряду с флюорографией.

замороженная яйцеклетка

Для тех, кто не в курсе: заморозка или криоконсервация яйцеклетки — это медицинская процедура, при которой пациентке сначала колят гормоны, чтобы стимулировать яичники. Затем яйцеклетки извлекаются с помощью тонкой иглы и до десяти лет хранятся в жидком азоте в том же состоя­нии, в каком были извлечены. Именно в этом заключается смысл процедуры, ­потому что с возрастом качество яйце­клеток снижается.

Когда пациентка решается родить ребенка, яйцеклетку медленно оттаивают, оплодотворяют спермой партнера или донора с помощью экстракорпорального оплодотворения и имплантируют в матку. Это недешево, рискованно для здоровья и не оплачивается Фондом обязательного медицинского страхования, если только процедура не производится по медицинским показаниям (например, когда пациентке необходимо пройти курс лечения рака, который может привести к бесплодию). В Великобритании изъятие яйцеклетки обычно стоит от трех до пяти тысяч фунтов, хранение — около двухсот фунтов в год. В России цены на порядок ниже: за хранение яйцеклеток или эмбрионов — пятнадцать тысяч рублей в год, а за попытку ЭКО — около двухсот тысяч.

Поскольку возможность оплодотворения зависит от возраста яйцеклетки, а не мате­ри, не удивительно, что консервация кажется подходящей идеей для финансово благополучных женщин в возрасте от три­дцати пяти до сорока, которые хотели бы когда-нибудь родить ребенка, но в данный момент одиноки или находятся в неподходящей жизненной ситуации. Но надежен ли этот способ? И почему столько врачей, в том числе специалистов Королевского колледжа акушеров и гинекологов (RCOG), предостерегают женщин от использования этой процедуры?

«Замораживание яйцеклеток продается, словно страховые полисы, — рассказывает Димитриос Николау, руководитель клинических исследований в отделении искусственного оплодотворения больницы Челси и Вестминстера. — Это очень выгодный бизнес. Именно поэтому специалисты RCOG решили серьезнее присмотреться к проблеме — ведь мы чувствуем себя ответственными за распространение правдивой информации». Статистика, которую приводят врачи из Королевского колледжа, выглядит не слишком утешительной. «В период с 1991 по 2012 год только в Британии было заморожено не менее два­дцати тысяч яйцеклеток, — развивает тему Николау. — Эмбрионов было создано где-то шестьсот-семьсот, и порядка двухсот из них были пересажены в матку. Но по последней статистике, в результате было рождено около двадцати детей. То есть фактическая результативность пересадки эмбриона составляет десять процентов».

Чтобы понять, почему цифры столь незначительны, вспомним анатомию. Фертильность зависит от возраста. Лучший возраст для деторождения у женщин — около двадцати лет. «Для тридцатипятилетней женщины шанс зачать в хорошей клинике искусственного оплодотворения в среднем составляет около пятидесяти процентов, — объясняет Николау. — А для сорокадвухлетней этот шанс едва дотягивает до десяти процентов. Поэтому если уж вы собрались замораживать яйцеклетку, лучше сделать это до тридцати пяти, а в идеале — до тридцати». Качество женской яйцеклетки в первую очередь зависит от возраста и наследственности, а во ­вторую — от условий жизни. Например, если женщина много курит, это значительно снижает вероятность зачатия.

«Хоть на сайтах клиник и предупреждают, что шансы на успех относительно невелики, мало где приводятся фактические цифры, — продолжает Николау. — Никто ведь не спрашивает у женщины: «Вы же понимаете, что возможность родить составляет всего десять процентов?» Многие клиники замораживают яйцеклетки вовсе не для того, чтобы женщина родила, а ради выгодного контракта».

Управление HFEA, которое лицензирует центры планирования семьи и выпускает практические указания, регулированием цен не занимается. Но, по словам Ханны Вердин, руководителя отдела регуляцион­ной политики HFEA, в обязанности клиник входит распространение информации, в том числе о шансах на успех, плане лечения с указанием цен и обо всех побочных эффектах. При этом она признает, что сравнивать клиники тяжело, потому что, в отличие от ЭКО, в сфере криоконсервации яйцеклеток для выявления наиболее успешных учреждений еще не накоплен ­достаточный объем статистики. Как и успешности процедуры в зависи­мости от возраста.

замороженная яйцеклетка

Все это не пугает тридцатисемилетнего медработника Саманту Хоар, которая заморозила свои яйцеклетки в тридцать три года. «Я сделала это, потому что чувствовала постоянное давление общества, предпи­сывающего женщинам выходить замуж и рожать детей, — рассказывает она. — Из-за этого я испытывала постоян­ный стресс и совершала ошибки в отношениях с мужчинами. В итоге решила отложить рождение ребенка на потом, а пока сосредоточиться на карьере. И у меня словно камень с души упал. Я перестала беспокоиться, что не успею родить. Заморозка яйцеклеток оказалась одним из лучших решений в моей жизни. Когда придет подходящее время, я сначала попробую зачать ребенка естественным путем, а если к сорока годам не получится, то разморожу яйцеклетку». Поскольку Хоар заморозила их в относительно молодом возрасте, она полагает, что шанс оплодотворения довольно высок.

«В позднем материнстве не так уж много хорошего, — утверждает Хелен Бикерстафф. — Мне больно думать о том, что женщины, которые замораживают свои яйцеклетки, могут быть жертвами заблуж­дения и не понимать, что их шансы на материнство очень и очень невелики. Но еще сильнее меня тревожит то, что женщина идет на эту процедуру, планируя воспользоваться яйцеклеткой в сорок два или сорок четыре года. Позднее материнство, особенно если это первый ребенок, влечет за собой множество рисков: поздний токсикоз, нарушение роста хрящевой ткани у эмбриона, необходимость в кесаревом сечении. Вы, женщины, надеетесь, что замороженные яйцеклетки послужат страховкой, а потом вы встретите правильного мужчину, и они вам попросту не понадобятся. Но если вы так сильно хотите забеременеть, что решились на заморозку, значит, пора переходить к решительным действиям и начать поиски отца будущего ребенка».

Инвестиции в будущее, обещающее счастливое материнство после сорока, не обходятся без риска. А если они не окупятся? Трейси Сейнсбери, консультант по планированию семьи и репродукции из The London Women’s Clinic, помогает тем, кто оказался в подобной ситуации. «Мы много слышим о женщинах, родивших пос­ле сорока, — рассказывает она, — но очень часто они умалчивают о том, что воспользовались донорской яйцеклеткой. Если технология подводит, женщины испытывают шок, злость, досаду и отчаяние. Другого выбора у них не остается, и они начинают жалеть, что не подумали о материнстве раньше».

Большинство врачей считают, что многие их пациентки решают заморозить яйцеклетку только потому, что им уже за тридцать и у них нет подходящего партнера. Доктор Уэйл Сааб занимается криоконсервацией яйцеклеток в лондонском Центре репродуктивного и генетического здоровья, где в месяц принимают около пяти пациенток по «социальным» показаниям. По его мнению, эта процедура имеет такое же значение для современных женщин, как противозачаточные пилюли для их бабушек в шестидесятые. «Она дает женщинам репродуктивную свободу, — утверждает он. — Мы видим все больше одиноких женщин или не одиноких, но еще не готовых к материнству... В этой технологии — наше будущее. Она меняет отношение людей к деторождению».

Несмотря на то, что заявленная эффективность витрификации почти сравнима с эффективностью экстракорпорального оплодотворения свежих яйцеклеток, доктор Сааб признает, что проб­лему возрастного снижения качества и количества исходного материала преодолеть пока невозможно. «Нам так и не удалось избавиться от последствий старения яйцеклетки. Но замороженная яйцеклетка не стареет. Это значит, что пятидесяти­трехлетняя женщина, уже пережившая менопаузу, может воспользоваться яйцеклеткой, которую заморозила в три­дцать семь лет, и выносить ребенка, как если бы ей было тридцать семь. Если она будет пить гормоны, то сможет забеременеть». Конечно, при условии, что яйце­клетка жизнеспособна, благополучно разморожена, оплодотворена и введена в матку. «Клиники постоянно рассказывают нам о новых технологиях заморозки, — продолжает Димитриос Николау. — Благодаря им яйцеклетки лучше сохраняются и остаются жизнеспособны... Но насколько идея реалистична, покажет время. Замораживать яйцеклетки мы начали совсем недавно, а вот заморозка эмбрионов (оплодотворенных яйцеклеток) ведется уже много лет. Эмбрионы состоят из множества клеток, а яйцеклетка — одна. Если пятьдесять процентов клеток эмбриона будут повреждены, еще пятьдесят останется, и он выживет. Если яйцеклетка погибла, то это конец. Судя по имеющимся данным, заморозка эмбрионов — это единственная реальная возможность сохранить фертильность».

В разговоре со мной Хелен Бикерстафф упомянула работу профессора Сьюзен Бьюли, специалиста по общей гинекологии лондонского Королевского колледжа, которая пишет, что скоро женщины станут замораживать свои яйцеклетки в двадцать пять лет. Она не единственная верит в такое будущее. Канадский профессор Синг Лин Тан разрабатывает одну из самых новаторских программ криоконсервации и предлагает молодым женщинам провести по меньшей мере три курса заморозки, чтобы сохранить от тридцати до пяти­десяти яйцеклеток для использования в будущем. Разумное решение для девушек с деньгами, но как насчет тех, кто уже немолод?

Шанс стать мамой, воспользовавшись собственными яйцеклетками, когда любая другая надежда потеряна, мог бы быть идеальным решением этой слож­ной и болезненной проблемы, но пока эксперты в один голос утверждают, что заморозка яйцеклетки в немолодом возрасте — очень дорогая процедура с очень небольшим шансом на благополучную беременность. Как объяснила профессор Бьюли в своем интервью Daily Mail, «это выгодный бизнес, интерес к которому подогревается агрессивным маркетингом и красочными историями успеха. Но в большинстве случаев, когда речь идет о вспомогательных репродуктивных технологиях, реклама имеет мало общего с реальностью. Есть законы биологии, и изменить их не в силах никто».


ТЕГИ: Здоровье
Источник фото: Jenny Van Sommers

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь