1. Главная
  2. Герои
Герои

Наука в России: можно и нужно!

Как в Санкт-Петербурге развивают биотехнологии.
реклама
27 Ноября 2017

Тот случай, когда есть повод гордиться отечественным производителем. Российская компания Biocad известна во всем мире – и не только потому, что наравне с мировыми фармацевтическими гигантами занимается разработкой и производством собственных лекарственных препаратов для борьбы с онкологическими, аутоиммунными и другими тяжелыми заболеваниями, но и потому, что привлекает в свои ряды лучших из лучших и создает для них уникальные условия. Tatler узнал из первых уст, как строится работа в этом необычном месте. 

T

Александра Глазкова,
вице-президент по HR, PR и административным вопросам

8 вопросов к hr

1

Средний возраст ваших сотрудников – 28 лет. Чем вы привлекаете
молодые таланты?

У нас трудятся ученые, которые в первую очередь стремятся реализовать свой научный потенциал. Для таких людей лучшая мотивация – это возможность решать сложные задачи, и мы предоставляем для этого подходящие условия и оборудование, даем полный карт-бланш. Не важно, идет речь о руководителе или рядовом сотруднике, каждый может браться именно за те проекты, которые ему действительно интересны.

2

В Biocad работает больше 1300 человек. Сколько среди них научных сотрудников?

1.

Около 500. Это генные инженеры, молекулярные биологи и другие ученые из фармацевтической области. Мы также привлекаем экспертов из смежных наук — например, специалистов в IT, маркетинге, медицинских экспертов, проектных менеджеров, чьи знания могут быть полезны для спасения жизней.

3

Как попадают к вам на работу?

1.

Кто-то сам нас находит, но большую часть сотрудников привлекаем мы. Уже сейчас мы примерно знаем, кто будет работать в нашей команде через пару лет. Мы построили систему для того, чтобы не просто искать таланты, но и выращивать их. 

4

Как вы взращиваете таланты?

1.

У Biocad подписано больше 20 соглашений о сотрудничестве с вузами по всей стране, у нас есть своя кафедра в Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии и свой факультет в Пущинском естественно-научном институте. Кроме того, мы активно сотрудничаем с образовательным центром для одаренных детей «Сириус», поддерживаем олимпиады, организуем летние школы, у нас есть своя стипендиальная программа. Для школьников и студентов мы запустили отдельный образовательный сайт Biocup.pro, на котором размещаем лекции сотрудников, новости из мира науки, результаты исследований. 

5

Есть ли какие-то программы для тех,
кто уже работает в компании?

1.

Мы проводим корпоративные мероприятия, поддерживаем спортивные команды, принимаем участие в благотворительных акциях. На встречи в рамках лекционного клуба Biocad Guest Club мы приглашаем спикеров из самых разных областей – от нобелевских лауреатов до историков моды. Где еще в рамках корпоративных мероприятий можно послушать лекцию человека, открывшего структуру молекулы ДНК?

6

Biocad – международная компания. Где расположены ваши офисы?

1.

Наш головной офис находится на территории особой экономической зоны «Нойдорф» в Стрельне, здесь  расположены исследовательские лаборатории и производственные площадки. Кроме того, наши исследовательские и производственные площадки находятся в Московской области. Офисы Biocad есть и в других городах России и за границей – в США, Китае, Бразилии, Вьетнаме, Египте и Индии.

7

Многие ли согласны переехать в другой город ради работы в Biocad?

Не только в другой город, но и в другую страну! Biocad – одна из немногих компаний, которая возвращает российских ученых домой. Только за последний год мы привлекли к работе десять наших специалистов, которые жили за границей.

8

Разработка лекарства – процесс, который может растянуться на годы. Как вы определяете дедлайны?

1.

Мы стремимся внедрять самые актуальные методики менеджмента в процессы разработки и исследования. Это позволяет получить результат в кратчайшие сроки. А еще мы стараемся автоматизировать любой процесс, если это возможно, чтобы освободить время сотрудников для совершенствования и саморазвития.

интервью с сотрудниками

Тимофей Ермак,
разработчик биоинформатического программного обеспечения

Моя первая и базовая специальность – «информатика и вычислительная техника», но в Biocad я переключился на разработку компьютерных алгоритмов и программ для решения не математических, а биологических задач. Грубо говоря, приравниваю биологическую единицу к какой-то математической модели и изучаю ее поведение. Задачи при этом бывают абсолютно разными – это может быть, например, моделирование, когда нужно на компьютере воссоздать последовательность, описывающую биологическую систему. 


В компании я работаю два года и почти все это время занимаюсь проектом по предсказанию белковых комплексов: изучаю, как стыкуются друг с другом белковые молекулы. Моя задача – найти оптимальные точки их соприкосновения. Стоит ли говорить, что вариантов таких «стыковок» может быть бесконечное множество, а мне нужно найти единственно верный. Эта информация затем используется в процессе разработки лекарственных веществ для улучшения свойств молекул-кандидатов. 


Решиться на смену сферы деятельности мне было очень просто. Не надо бояться, надо просто брать и изучать новые вещи. Когда учился в аспирантуре, приходилось самому разбираться и тоннами читать книжки по биологии. Зато сейчас я четко понимаю, зачем я работаю и что изменится в лучшую сторону в случае успеха. 


Мышление человека сильно зависит от окружения. Работа в компании, где много людей знают что-то лучше тебя и умеют делать вещи, о которых ты не имеешь представления, отлично способствует развитию. И сильно мотивирует!


Работа занимает важное место, но ею жизнь сотрудников Biocad не ограничивается. Я, например, увлекаюсь голландской электронной музыкой. Каждый год летом с друзьями ездим в Голландию на фестиваль – это уже традиция.

Александр Прокофьев,
Pуководитель группы биопроцессов лаборатории генной терапии

Мне всегда хотелось вкладывать свои знания и опыт именно в российские проекты, но еще несколько лет назад это казалось невозможным. Почти семь лет я занимался научными исследованиями за границей, в Германии и Голландии, а два года назад вернулся – целенаправленно в Biocad.

Я планировал заниматься не теорией, а практикой – в первую очередь именно поэтому я и обратил внимание на фармацевтическую индустрию. Компания поразила техническим оснащением, количеством интересных молодых ученых, амбициозными проектами и теми результатами, которых уже удалось добиться. Концентрация мозгов и идей на квадратный метр здесь, конечно, зашкаливает.


Сегодня мы делаем то, чего в России больше никто не делает, – разрабатываем препараты для генной терапии посредством рекомбинантных вирусов. Такой подход позволяет, используя безопасную вирусную оболочку, доставлять в клетки нормальную копию гена, функция которого нарушена в организме. С этого гена начинает вырабатываться нормальный белок, и заболевание вылечивается на генном уровне.

Виктория Шитикова,
химик-технолог отдела жидких лекарственных форм

После распада СССР фармацевтические производства и лаборатории разваливались или скупались западными компаниями, а специалисты либо уезжали, либо уходили из профессии. Поэтому разработка новых лекарств в нашей стране практически не существовала в течение 20 лет. Мне повезло: в нулевые появился интерес к развитию российской фармацевтики, стали открываться новые российские компании, в их числе и Biocad. Выпускникам профильных вузов необходимо было приводить производства к международным стандартам, заполнять рынок высокотехнологичными препаратами, которые требуют своей исследовательской базы, наконец, просто ломать стереотип, что все российское – некачественное.

В Biocad царит атмосфера постоянного интеллектуального кипения и единения людей из абсолютно разных отраслей. Каждый день можно узнать что-то новое – от архитектуры антител до особенностей проведения клинических исследований и новых технологий производства. Мы, разработчики, получаем полный карт-бланш и ресурсы для воплощения наших идей. Хотя, безусловно, отвечаем перед руководством за выбор стратегии. 

Мой отдел – это связующее звено между наукой и производством. Мы изучаем физико-химическую стабильность молекул на этапе разработки действующего вещества, которое в итоге станет частью лекарственного препарата. Далее мы занимаемся разработкой состава фармацевтической композиции и определяем способ введения препарата. От моей работы зависит удобство использования препарата, как долго лекарство будет храниться и какие технологические свойства будет иметь.

{"width":660,"column_width":23,"columns_n":11,"gutter":40,"line":20}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Pragmatica W10; font-size: 15px; font-weight: 200; line-height: 1.6empx;}"}
true
реклама

Теги

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует