Герои

В гостях у Юлии Ремпель на вилле под Сколково

На фоне антикварной мебели, породистых ковров и картин хозяйка подмосковного дома свежа, как майская роза.
реклама
27 Ноября 2014
Ксения Рябухина
Юлия Ремпель и ее любимица, бульдожка по кличке Шанель

Юлия Ремпель и ее любимица, бульдожка по кличке Шанель

В величественном особняке гостей встречает угольно-черная бульдожка по кличке Шанель. Характер у этой мадемуазель непростой — облает так, что мало не покажется. Хозяйку, Юлию Ремпель, владелицу бутика Le Grand Bazarr, в котором винтажные платья мирно уживаются с новинками модного сезона, а также сокровища двух ее гардеробных Шанель ревностно оберегает от завистливых взглядов гостей.

В семейное гнездо Юлия вплела разнохарактерные плоды вдумчивого шопинга: японские кимоно и ширмы, индийские сари, куклы Lanvin и Chanel, картины мастеров Парижской школы, малотиражные фотографии и всевозможные штучки с Микки-Маусом — и это далеко не полный список. У мужа Игоря, девелопера, коллекций меньше: пара сотен книг да небольшой автопарк из редких реплик спорткаров. Немудрено, что постройка просторного дома для себя и четверых детей стоила терпеливым владельцам добрых восьми лет. Перед архитекторами Ремпели поставили трудную задачку — камня на камне не оставить от невыдающегося типового коттеджа в поселке Заречье, в пяти шагах от «Сколково».

Часть Юлиной коллекции кукол

Часть Юлиной коллекции кукол

реклама

На золотых гектарах под вековыми соснами когда-то стояли дача Брежнева и дом отдыха для самых лояльных его подчиненных, верхушки ЦК КПСС. А теперь тут живописная вилла во французском, как и мечталось Юлии, стиле — с террасами, большими окнами, регулярным садом и яблоневой аллеей. Интерьеры супруги доверили трем дизайнерам с Лазурного Берега, но ждали от них не легковесных брызг шампанского, а основательную старину.

Очень французский дом семьи Ремпель под Сколково

Очень французский дом семьи Ремпель под Сколково

— Хотелось, чтобы дом выглядел так, будто у него уже есть богатая история. Потому-то мы и обратились к французам: они выросли в таких интерьерах и разбираются в них куда лучше русских.

Из Пятой республики прилетели карнизы, дверные ручки и даже бронзовые ограничители для окон — в России подходящих просто-напросто не нашлось. Спецзаказ на реечный паркет хозяева оставили в Лондоне.

— Ждали целую вечность, — сетует Юлия, — а когда он наконец приехал, обнаружили, что в Москве не сыщешь людей, которые могут его ровно уложить.

А вот с ажурными коваными решетками для лестницы наши умельцы справились. И с оформлением лифта — на нем, представьте себе, добираются в спальню. Сюда бы лифтера в малиновой ливрее!

— Вот довоенный мейсенский сервиз, — перечисляет Юлия. — А это японское кресло из антикварного магазина при «Интерконтинентале» в Каннах. Люстра? Древняя, бронзовая — из Парижа. Прогулка по трем просторным этажам особняка — урок истории. В самой краткой инвентарной описи дома значатся китайские антикварные вазы, винтажные кресла с жизнерадостной обивкой от Пола Смита, голландская лавка прошлого века, части пожилого французского камина, деревянный японский фонарь с ручной росписью. Вытертые турецкие ковры — и те очень-очень пожившие.

Винтажные сокровища Юлии – старинные часы, шкатулки и украшения

Винтажные сокровища Юлии – старинные часы, шкатулки и украшения

Старинный, хоть и не мейсенский, сервиз в хозяйской спальне

Старинный, хоть и не мейсенский, сервиз в хозяйской спальне

— А вещи помоложе есть?

— Да, состаренные, — милосердствует Юлия. — Мы долго подбирали мастеров, изготавливающих мебель, максимально похожую на антикварную.

Бабушка и дедушка Ремпель тоже были коллекционерами: дома у них висели Шишкин, Коровин, Айвазовский. Тонкий вкус Юля демонстрировала с пеленок:

— В мои пять лет, время абсолютного дефицита, родители где-то раздобыли детские китайские платья — одного фасона, но разных цветов. А в магазине, кажется, «Прага», продавались чешские куклы в пластиковых сумках. Так мне непременно нужно было выбрать сумочку и даже заколку в тон платью.

С нелегкого пути постсоветской трендсеттерши Юлию чуть не сбила Америка, куда семья уехала в девяностые.

— Даже в тридцатиградусную жару я ходила с бритым затылком, в приспущенных штанах и высоких ботинках на шнуровке, — так Юлия вспоминает годы в Штатах. — Но именно в тамошних аутлетах я заболела винтажем. Как-то обнаружила в таком молле платье Dior в белый горох — и потеряла голову.

Хозяйка винтажного бутика Le Grand Bazarr Юлия Ремпель на террасе своего дома

Хозяйка винтажного бутика Le Grand Bazarr Юлия Ремпель на террасе своего дома

Тогда Ремпель училась на стоматолога (ей ли не знать, сколько вредных бактерий живет в креслах Людовика XIII) и не планировала возвращаться в город детства. Вмешалась, как это часто случается с симпатичными миниатюрными студентками, любовь: на каникулах в Москве, в доме у сестры, Юлия повстречала Игоря. Перевелась в столичный Третий мед, но помучить пациентов не успела — еще во время учебы родились дети. Зато открыла «Стоматологию 31» в Новинском пассаже и управляет ею до сих пор. На счету предприимчивого стоматолога были и ювелирные бутики Kieselstein-Cord в Мюнхене и Москве с необычными брошками и оправами для очков американца Барри Кизельштейн-Корда. Но их пришлось закрыть.

— Однажды я поняла, что мое увлечение старинными платьями Lanvin и Chanel перерастает в бизнес и управлять магазинчиком с винтажем мне нравится больше, — вздыхает Юлия. — Как и клиника, он отнимает много времени, но заниматься им я хочу и могу.

Хочет и может она, впрочем, куда чаще, чем другие образцово-показательные жены и матери четверых детей. В бутик то и дело приезжают новые, то есть очень старые платья, а довольные клиентки быстро становятся подругами.

В одной из детских лежат смешные подушки — явно самодельные.

— Старшие дочки и сын смастерили их на день рождения младшему, — поясняет Юлия. — Многие дети из обеспеченных семей ни к чему не стремятся, и это серьезная проблема. Поэтому своих я учу ценить то, что они имеют. И трудиться, трудиться, трудиться!

Похоже, Юлины дети, ученики «Росинки», легко поддаются обучению. Младшая Эстер шьет вполне взрослые платья и метит в американский Parsons. Девятилетний Соломон придумывает программы школьного обучения. Старшая Сониа в свои тринадцать стоит перед роковым выбором: стать певицей или ветеринаром? Только младшему, пятилетнему Моисею, еще простительно играть со старинными вещицами из семейных «музейных фондов». Ну кто-то же должен стать антикваром.

В детской младшего сына подушки вышиты руками старшего брата и сестер
firstTile.title
Летний, или, как называют  его сами Ремпели, «Тайный  домик», — место для  приема гостей
В большой и уютной спальне, поделенной на несколько зон, любит проводить время вся большая семья
В одном из туалетов как раз поместилась библиотека советской литературы — подарок преподавательницы Игоря по английскому языку
Ксения Рябухина

27 Ноября 2014

Фото:Павел Крюков и Дмитрий Лившиц

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама