Герои

Tatler в гостях у Джованны Баттальи в Стокгольме

Редактор журнала W и японского Vogue, стилист, it girl и просто красавица провела экскурсию по ее семейному гнездышку на острове Юргорден.
реклама
31 Октября 2016
Derek Blasberg
Джованна Батталья-Энгельберт на кушетке дизайна Жана Пруве.  На стене – полотно Альберта Олена. Табурет, созданный Шарлоттой ­Пер­риан, как и несколько других предметов в гостиной, используется и как стул, и как стол

Джованна Батталья-Энгельберт на кушетке дизайна Жана Пруве. На стене – полотно Альберта Олена. Табурет, созданный Шарлоттой ­Пер­риан, как и несколько других предметов в гостиной, используется и как стул, и как стол

Тем, кто этим летом отдыхал от Instagram и не видел хэштега #gioandoscar, будет приятно узнать, что очень влиятельный модный человек Джованна Батталья, редактор журнала W и японского Vogue, в июне вышла замуж за крупного шведского девелопера Оскара Энгельберта. До такой степени вышла, что, презрев личную славу, в тридцать шесть лет сменила фамилию. Свадебная феерия на Капри продолжалась четыре дня и потрясла остров до основания. Началась с церемонии на маяке Пунта-Карена и увенчалась дискотекой на яхте, курсировавшей мимо пещеры Блю-Гротто. За эти дни Джованна выгуляла шесть кутюрных свадебных платьев: Azzedine Alaia, Valentino, Thom Browne, Giambattista Valli, Prada и Alexander McQueen с четырехметровым шлейфом, на пошив которого ушло полкилометра органзы. Шлейф в сочетании с корсетом-вазой и юбкой в пене оборок собрал больше пятнадцати тысяч лайков, а в комментах пользователи одобрили мероприятие комплиментом «самая стильная церемония года».

После чего Джованна и Оскар переместились в стокгольмское гнездо на заросшем лесом и музеями острове Юргорден. В квартире к свадьбе как раз закончился ремонт. Меньше всего это похоже на кабаре Queen of the Night в отеле Paramount около Таймс-сквер, где молодая жена отвечает за креатив. Местом своего постоянного жительства она до сих пор называет Нью-Йорк, но на то Батталья и визионер моды, чтобы лично нырять в самые горячие ее источники — а сейчас они бьют в холодной Скандинавии с ее специфическим дизайном интерьеров и передовыми мишленовскими поварами. «Стокгольм — это город-сказка!» Оскар впервые привез туда Джованну в августе 2014-го, через три месяца после знакомства. «Кругом каналы, а на них — лебеди. Как на картинах Рене Магритта: не различишь, где заканчивается море и начинается небо».

Джованна росла в семье художников, а потом развивалась под ярким руководством Анны Делло Руссо и строгим взглядом несостоявшейся свекрови Карин Ройтфельд. У Оскара детство было совершенно другим — в центре Стокгольма, на буржуазном Юргордене. Достойное себя и супруги жилье он купил там же, в элегантном особняке XIX века. В квартире на три спальни приходится четыре ванные комнаты.

реклама
Винтажный светильник Ларса Холмстрёма для Arvika над тиковым обеденным столом и креслами дизайна Пьера Жанерета для индийского бренда Chandigarh.  Потолок веранды поддерживается ионическими пилястрами

Винтажный светильник Ларса Холмстрёма для Arvika над тиковым обеденным столом и креслами дизайна Пьера Жанерета для индийского бренда Chandigarh. Потолок веранды поддерживается ионическими пилястрами

На стене в столовой инсталляция из ткани Розмари Трокель

На стене в столовой инсталляция из ткани Розмари Трокель

Молодожены обошлись без глобальных перестроек, проявили максимум деликатности ко всем приметам старины. «Мы просто слегка отреставрировали стены, чтобы сделать их более современными, — объясняет Энгельберт, который из-за профдеформации к стройкам относится без бурного творческого энтузиазма стилиста-неофита. — Стены этого дома дышат историей, и мы обязаны были это учитывать».

Новая шведская семья повела себя в лучших традициях «Икеа» — не стала нанимать ни архитектора, ни дизайнера. Все сделали сами. Положились на знания Энгельберта, работающего с такими столпами градостроительства, как Рем Колхас и Бьярке Ингельс. Вкус Джованны был принят к сведению, но она вела себя скромно. «В данном случае мне приходилось скорее сдерживаться, чем самовыражаться. Когда я стилизую съемку и что-то идет не как задумано, я могу быстро снять с модели одну юбку и надеть другую. Но диван — это же не юбка...»

Друзья до самого конца не верили, что молодоженам удастся завершить ремонт в мире и согласии. Уж слишком разные представления о прекрасном у шведского викинга и итальянской беллы донны, которая начинала как модель Dolce&Gabbana и карьеру сделала на пышной средиземноморской эстетике. Но все получилось. «Сначала то, что предлагал Оскар, казалось мне слишком холодным и минималистичным, — объясняет Джованна, — но со временем я прониклась этой северной простотой». Оскар тоже немного уступил. Смирился со страстью Баттальи к ярким цветам и позволил ей сделать веранду именно такой. Пышной. С псевдоколоннами.

В одном углу мирно уживаются кресло работы Пьера Жаннере, бра по эскизам Жана Руайера и печь, отделанная старинными изразцами

В одном углу мирно уживаются кресло работы Пьера Жаннере, бра по эскизам Жана Руайера и печь, отделанная старинными изразцами

Африканская маска в нише рифмуется с вазой итальянского архитектора Этторе Соттсасса для Bitossi

Африканская маска в нише рифмуется с вазой итальянского архитектора Этторе Соттсасса для Bitossi

Над витой лестницей керамическая скульптура Кристиана-Понтуса Андерссона

Над витой лестницей керамическая скульптура Кристиана-Понтуса Андерссона

В главной ванной комнате модернистская мебель Ханса Вегнера соседствует с викторианской ванной «на лапах»

В главной ванной комнате модернистская мебель Ханса Вегнера соседствует с викторианской ванной «на лапах»

«Когда Джо принесла эти пафосные бархатные обои Rubelli, я напрягся, но они необыкновенно удачно вписались в общую картину. Теперь веранда — мое любимое место в доме». Мебель Оскар покупал во время путешествий, и она годами хранилась на складе в ожидании своего часа. В его с душой собранное приданое входит скандинавская керамика, мебель французских модернистов Жана Пруве и Жана Руайера и изразцовая печь, которая, если честно, толком не греет, зато гармонизирует интерьер кухни. «Когда мы с Джо начали расставлять вещи, оказалось, что все они, такие разношерстные, неплохо смотрятся вместе, — радуется Энгельберт. — Какое счастье, я буду жить среди мебели моих любимых дизайнеров, которая отлично сочетается с произведениями искусства». Под «искусством» он подразумевает в первую очередь американского художника Джорджа Кондо — Оскар начал собирать его больше десяти лет назад. Самое ценное повесил в гостиной. «В картинах, которые сюда попали, есть все, что я люблю у Кондо — абстрактные фигуры и много цвета».

Если вы спросите Оскара, что он чаще всего делает дома, то удивитесь ответу. Прячется в ванной. «Обычно я сижу на стуле Ханса Вегнера, работаю, читаю утренние газеты или болтаю с Джованной, пока она что-то там делает со своим лицом. Джо очень серьезно относится к тому, как выглядит, поэтому процесс затягивается».

Одеться, даже в ненарядном Стокгольме, для Баттальи тоже серьезное дело, но в квартире ей до сих пор не оборудовали гардеробную. Когда-нибудь шкафы будут. Оскар смеется: «Джо вынудила меня отдать ей под это дело целую комнату». Но он решил, что другие комнаты для жизни важнее, обставил сначала их, и знаменитый стилист с несвойственной ей покорностью согласилась. Сейчас в шкафах ведутся работы, и на этой территории Джованна, которая хоть теперь и Энгельберт, но в Instagram для полумиллиона подписчиков все еще @bat_gio, развернется по полной. Аккуратно спрашиваю: «Джованна, как тебе тут?» Отвечает по-скандинавски кратко: «Тихо».

Молодожены Оскар Энгельберт и Джованна Батталья в своей квартире на музейном острове Юргорден в Стокгольме

Молодожены Оскар Энгельберт и Джованна Батталья в своей квартире на музейном острове Юргорден в Стокгольме

Derek Blasberg

31 Октября 2016

Фото:Mathieu Salvaing

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама