Герои

Tatler Teen: как проходят стажировки в ООН, Airbnb и других хороших местах

Пять студенток рассказали, как они попали стажерами в совершенно фантастические организации.
реклама
15 Апреля 2018
Tatler
Tatler

Александра Брагинская, Airbnb Не без помощи папы мне в Москве представился случай рассказать региональному директору Airbnb Андрею Вербицкому о своей жизни. Мое желание попасть в эту компанию было очевидно – все только и говорят, что об уникальной корпоративной культуре Airbnb. И вообще, шанс поработать во втором из списка самых дорогих стартапов (бизнес оценивается сейчас в тридцать один миллиард) даже для студентки Бристольского университета на дороге не валяется.

Так я на пять недель попала в лондонский офис, который, как и полагается офису, находится в Сити, но недалеко от модного Снордича с его барами, фуд-маркетами и винтажными магазинами.

Если сравнивать с российскими компаниями, то это другой мир. Правило одно – «Правил нет». Можешь сидеть где хочешь, носить что хочешь, выбирать себе рабочие часы – у компании установка на простоту. И на заботу: вот тебе йога по утрам, лекции о здоровье, бадминтон после работы. Не говорю уже о горах бесплатной полезной еды в любое время суток: суши, гречка, киноа с авокадо и вялеными помидорами.

Меня определили в новый проект Experiences. Airbnb помимо своей первоначальной идеи уберизировать рынок жилья для туристов придумал кое-что еще – они теперь дают путешественнику возможность почувствовать себя местным. Так называемые хосты погрузят его в быт или предложат что-нибудь совсем невероятное – паддл-серф на Темзе, например.

Мне поручили искать этих самых хостов, выслушивать их идеи, проводить с ними семинары. Два «экспириенса» я испробовала на себе. Первый – дегустация вина с сомелье в маленьком винном баре на окраине. Мы с совершенно незнакомыми людьми учились пробовать, подбирать к вину закуску и верно выражать свои мысли по поводу происходящего. Расстались лучшими друзьями. Вторым был шпионский Лондон – трехчасовая прогулка по тайному городу и резидентским барам. Вел нас бухгалтер, который ради этого сбежал на пару часов с работы, чтобы посвятить их любимой теме.

Я понимаю, что такая практика – не просто развлечение. Это неоценимый опыт. Но в этом офисе каждый день как праздник, и не для одной меня. Люди расслабленны, чувствуют, что их ценят, – и в ответ полностью отдают себя на благо компании. Которая растет с бешеной скоростью.

За удовольствие мне еще и платили – по московским меркам выше среднего. Но самое приятное случилось через пару месяцев. Собираясь с бойфрендом во Флоренцию, я решила снять через Airbnb квартирку. Кликала на разные – и не понимала, почему система предлагает их мне бесплатно. Потом сообразила, что это бонус от компании, который получают все сотрудники. Если у меня когда-нибудь будет шанс построить собственный бизнес, я сделаю все, чтобы его корпоративная культура была похожа на то, что я видела в лондонском Airbnb. А если они мне предложат вернуться – соглашусь, не думая ни минуты.

Александра Брагинская

Александра Брагинская

реклама

Ульяна Малюшкина, ООН В женевскую штаб-квартиру я попала самым прямым путем – подала на сайте ООН заявку на трехнедельную стажировку. Сработало то, что преподаватель по международному праву дал рекомендацию. Ну и мой рейтинг в МГИМО, конечно. Я хорошо учусь, но баллы собираю не ради баллов, а всегда держу в уме цель. «За баллы» я съездила в Женеву – университет мне даже оплатил дорогу и гостиницу для дипломатов при российской миссии.

Меня распределили в UNCTAD (это постоянная Конференция ООН по торговле и развитию), в департамент, который помогает привлекать инвестиции в развивающиеся страны. Я ехала в бюрократическую организацию – а попала к очень открытым людям. К начальнику департамента, австрийке, мы обращались просто по имени – Лизи. Ее все так называют, а не как в Москве – в глаза «Уважаемая Елизавета Петровна», которая за дверью немедленно превращается в «ужасную женщину». Однажды после работы Лизи предложила мне и еще двум девочкам-стажерам – Барбаре из Кении и Бенедикте из Швейцарии – сходить на Женевское озеро. У ООН там свой пляж для сотрудников и при нем корты – мы как-то держались, но с Лизи играть трудно, она суперпрофи.

Мы помогали писать брошюры для саммита UNCTAD в Баку. А еще меня отправляли на заседания ВТО – внимательно слушать и делать письменный анализ того, что там говорят выступающие. Дело в том, что в ООН есть внутренняя конкуренция между подразделениями, я была засланцем на чужую сторону – следила, не перетягивает ли ВТО наши дела.

Все это было очень полезно. Я поняла, что не хочу быть дипломатом, – в миссиях складывается свой городок, очень закрытый, люди варятся в собственном соку, с местными почти не общаются. И в ООН мне не надо, там очень много ограничений. А я просто хочу быть полезной этому миру. Возможно, мне больше подойдет бизнес-структура или благотворительная организация.

Тем более что я люблю людей, легко знакомлюсь и строю отношения. С девочками-стажерами мы, как все в Женеве, ровно в 17:00 заканчивали работу и шли на пикник с тем полезным, что сами приготовили и принесли в коробочках. Там все повернуты на ЗОЖ, но иногда мы расслаблялись и просто покупали пакет чипсов к салату. Сейчас только переписываемся, но уже договорились, что они приедут ко мне на каникулы: будем жить у моих родителей в Ессентуках и пить минеральную воду.

Ульяна (крайняя справа) с подругами Барбарой и Бенедиктой в офисе ООН в Женеве.

Ульяна (крайняя справа) с подругами Барбарой и Бенедиктой в офисе ООН в Женеве.

Мария Чиркович, «Электротеатр Станиславский» На первом курсе филфака ВШЭ я ходила на семинар по театру, и там подруга шепнула мне, что вместо предложенных нам на выбор языковой практики в Германии и фольклорной экспедиции можно устроиться в «Электротеатр».

Я сидела в отделе маркетинга и думала, какие же крутые помещения театру сделали архитекторы Wowhous: белые стены, тоненькие столы, лампочки, как в «Фаренгейте». Костюмерная похожа на кутюрное ателье, я не могла оторваться от костюма Воды из «Синей птицы», полностью из стекляруса. И посреди всего этого ходят интеллигентные красивые люди.

К тому моменту я уже во многом разочаровалась – это такой этап взросления, а «Электротеатр» стал реабилитирующим мероприятием. Интеллигентность плюс драйв – очень сильное сочетание. Если работать, то только в таком месте. Совещания у них, кстати, проходят в Noor Bar.

В театре тогда временно не было эсэмэмщика, и мне поручили писать посты в фейсбук. И анкетировать зрителей. Обращались со мной не как со стажером, а очень заботливо: «Пойдешь с нами есть?», «Тебе дать билет?» Я посмотрела практически все их спектакли. «Чайка» идет всю ночь, в антрактах открываются двери во внутренний дворик Noor. Это был мой первый выход в такое место – я взяла коктейль «Космополитен» в пластиковом стакане и вернулась в фойе. А потом рано утром шла домой по Тверской, посмотрела на Центральный телеграф – на часах пять утра. Все закрыто, даже «Кофемании», солнце встает – и я почувствовала абсолютное счастье.

Мария Чиркович в «Электротеатре Станиславский»

Мария Чиркович в «Электротеатре Станиславский»

Полина Юдина, Céline Я родилась в Нижнем, но с раннего детства жила в Дюссельдорфе с мамой – она у меня врач-нефролог. Работала моделью, числюсь в Elite Model, снималась и для журнала Spaghetti, и в рекламе Max Factor. Поступила в Сорбонну сразу на два направления – экономика и менеджмент, финансы, статистика.

Стажироваться начала еще в Дюссельдорфе, в офисе парфюмерного магазина Sсhnitzler. Потому что у нас в старших классах школы было правило – трудиться, чтобы развиваться, а не сходить с ума от безделья. В Париже я начала с того, что в Longchamp по выходным продавала сумки. Но хотела поднять планку, рассылала запросы. В Céline меня после собеседования взяли на двухмесячную практику, а потом увидели потенциал и дали работу. Теперь по выходным за деньги я делаю то же самое, что и на стажировке в магазине на авеню Монтень. Русские клиенты по умолчанию мои. А еще азиаты, бразильцы, американцы. В России я, считай, не жила и золотую клиентуру не знаю, но все равно приятно. Жены хоккеистов, Марина Долидзе с мужем, очень милая...

Я поставила условие: «Буду это делать, только если вы мне станете попутно объяснять серьезные вещи: анализ данных, подсчет прибыли, планирование». И теперь каждый четвертый рабочий день у меня в офисе.

Да, французы – снобы и теплом с порога не обдают. Ревность, зависть – это все очень развито. Смотрят свысока, и нужно постоянно выглядеть ухоженно. Каблуки не обязательны, но ношу – я же русская. Если не подходить и не говорить, что тебе надо, то ничего не случится. Нужны самоуверенность и мудрость – иногда настоять на своем, иногда сказать «да-да-да» и сделать по-своему.

Но я уже приспособилась. К тому же в Céline мне, временному работнику, предоставили скидку. Для меня и для мамы. Как стажеру скидка мне не полагалась, подарили только бутылку Moët & Chandon на Новый год. Было вдвойне приятно – обычно стажерам вообще ничего не дарят.

Полина Юдина в магазине Céline

Полина Юдина в магазине Céline

Ноэль Крихери, Ярмарка Cosmoscow В моем Институте бизнеса и делового администрирования РАНХиГС каждое лето нужно проходить практику. Мне не хотелось в очередной раз сидеть в скучном офисе и заниматься рутиной, поэтому я через сестру Вику вышла на связь с исполнительным директором Сosmoscow Анастасией Ивановой. Собеседование прошло в классическом жанре: Анастасия спросила, чем я хочу заниматься, чего жду от стажировки. Я сказала: «Хочу не бумажку с подписью, а опыт в индустрии, где я пока сторонний зритель».

Первые три недели я готовила презентации, составляла расписание, отвозила и привозила документы. Все вокруг бегали, работа кипела – и я стала выходить из своей зоны комфорта, помогать каждому сотруднику в офисе. Мне поручили VIP-рассылку, переводы, подготовку бумаг для пересылки предметов искусства. За несколько недель до открытия Cosmoscow PR-директор Елена Курбацкая предложила мне, пока ярмарка не закончится, быть ее ассистентом. И посадила к себе за стол. Со мной было несложно. Я старалась быть полезной. И очень приятно, что в конце практики все в офисе и – главное – директор-основатель Маргарита Пушкина меня обняли и сказали: «Спасибо огромное. Ты нам так сильно помогла, мы всегда будем рады видеть тебя в гостях».

Семья поддержала мой интерес к современному искусству. В сентябре они все пришли на открытие ярмарки. Мой папа Давид Гаврилович – архитектор, но как я ни старалась в детстве развить в себе талант в этом направлении, у меня не получалось. Сейчас я оканчиваю факультет ИБДА. Он дал мне прекрасную базу, а для магистратуры я теперь выбираю себе программу по галерейному делу и арт-маркетингу. Думаю, что этот путь мне подходит.

Ноэль с мамой Этери Крихели («Клазко»)

Ноэль с мамой Этери Крихели («Клазко»)

Tatler
Tatler

Теги

15 Апреля 2018

Фото:steve hiett/trunk archive/photosenso; архив tatler

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует