Герои

Павел Каплевич: «Надо удивлять, все остальное уже неинтересно»

Театральный художник номер один — о том, как превратить спектакль в сказку.
реклама
01 Января 2015
Евгения Гершкович
Павел Каплевич в теплых объятиях своих знаменитых «пророщенных» тканей

Павел Каплевич в теплых объятиях своих знаменитых «пророщенных» тканей

«Тюль надо повесить вместе с занавесом. Делайте две длины», — знаменитый театральный художник Павел Каплевич нажимает на кнопку рации «отбой». А затем поворачивается к одному из своих помощников: «Слушай, а по какому проекту я только что разговаривал?»

У Каплевича сейчас в работе проектов десять, большинство — оперы.

— Я давно понял: надо удивлять, все остальное уже неинтересно, — утверждает, по мнению одной популярной газеты, «главный баламут нашей театральной жизни». Он заражен микробом творчества, взрывной энергией. Его яркий характер сформирован морем и солнцем Туапсе, откуда он родом. Павел начинал как актер, выпускник Школы-студии МХАТ. Но благодаря настояниям знаменитого театрального режиссера и педагога, основателя «Школы драматического искусства» Анатолия Васильева, стал художником по костюмам. А потом переквалифицировался в управдомы, то есть в модного сценографа (и в театре, и в кино, и на телевидении), декоратора интерьеров, автора очень особенной технологии «проращивания» ткани. В редкой способности вовремя перепрыгивать из одной профессии в другую Каплевичу равных нет.

— Вся моя предыдущая жизнь была направлена на то, чтоб стать артистом. Я работал в театре, пробовался в кино. Мне отказывали: «Нетипичный». А ведь я был переполнен энергией. Конечно, как-нибудь я бы пробился, но на вторые, комедийные, острохарактерные роли. А хотелось быть героем.

Паша понял, что звездой ему не быть. По крайней мере, в этом жанре. Но задача прославиться с повестки дня не снималась.

— Мой организм устроен так, что в критические моменты делает прыжок «аппендиксного» свойства, как бы в сторону. Если дверь закрыта – не ломлюсь, а вхожу через окно, дымоход ну или какую-нибудь щель.

Двадцатитрехлетний Каплевич женился на художнице по костюмам. Дефицита красок дома не было — вот он и начал рисовать. И очень активно. Сделал миллиарды рисунков. Друзья приходили, хвалили.

Лучше всего Павлу Каплевичу удаются пышные костюмы, стилизованные под барокко

Лучше всего Павлу Каплевичу удаются пышные костюмы, стилизованные под барокко

реклама

Среди визитеров оказался и любитель сиреневых пиджаков с салатовыми галстуками — режиссер Роман Виктюк: «Ты, Паша, должен работать художником в театре». Он-то и пригласил Каплевича делать «Федру». Но работа не склеилась, не «проросла».

— Зато мои рисунки увидел Анатолий Васильев. И я оказался в «Школе драматического искусства», где очень пригодился.

Страшно энергичный и амбициозный Каплевич делал все: шил, стирал, без устали предлагал новые идеи. А в какой-то момент эта Золушка даже поселилась в театре. В бухгалтерии Каплевичу соорудили халабуду, где за ширмой среди каких-то знамен он и спал. Утром бухгалтер приходила на работу,

Паша выползал и шел умываться. Так он прожил два года.

Павел Каплевич в костюме для спектакля «Борис Годунов»

Павел Каплевич в костюме для спектакля «Борис Годунов»

И таки обзавелся вполне звездным портфолио: знаменитый «Серсо» Васильева, мирзоевские «Хлестаков», «Укрощение строптивой», «Женитьба», «Двенадцатая ночь», «Две женщины», «Амфитрион», поставленные Петром Фоменко «Калигула» и «Государь ты наш, батюшка...», «Пигмалион» Галины Волчек, «Вишневый сад», «Три товарища», «Двое на качелях», «Горе от ума» Олега Меньшикова. И это очень неполный список, можно сказать — только первый акт. Каплевич засветился и в кино: «Такси-блюз», «Луна-парк», «Лимита», «Мама»... Из-за отсутствия специального образования Каплевич долго работал «нетарифицированным» художником. Официально числился консультантом по чему-нибудь — то «консультантом по фантасмагориям», то «консультантом по эротике», а у Рустама Хамдамова в «Анне Карамазофф» — «консультантом по быту и стилю двадцатых–пятидесятых годов».

— Хамдамов — живая легенда. Когда он впервые пришел ко мне в «бухгалтерию» посмотреть рисунки, то заметил: «Голову надо рисовать мельче. Так крупно уже не модно». Я запомнил.

Павел Каплевич за работой над «Щелкунчиком»

Павел Каплевич за работой над «Щелкунчиком»

Обладатель многочисленных театральных наград, от «Золотой маски» до «Турандот», Каплевич никак не желает бронзоветь и неустанно придумывает что-то новое. Одна из последних идей, рожденная с режиссером Аллой Сигаловой, — превращение знаменитого балета «Щелкунчик» в оперу.

В 2015 году исполнится сто семьдесят пять лет со дня рождения Петра Ильича Чайковского.

— Согласны вы или нет, но я считаю, что текст в «Щелкунчик» просился давно. Да и сам композитор однажды признался, что написал музыку скорее для оперы, чем для балета. И вот мы это сделали. Когда слышишь слова, положенные на ноты, знакомые с детства, кажется, что с этим ты и вырос. Такое пронзительное, роднящее всех волшебство.

Балетом Каплевич болеет давно, но, несмотря на совместные проекты с Андрисом Лиепой, чувствует «недовостребованность» миром батманов и антраша.

— Да и попросту обидно, что главное новогоднее произведение, самая знатная кормушка театральных художников, проходит мимо меня, — под конец уже совсем бесхитростно признается Павел.

Павел Каплевич на презентации проекта «Щелкунчик. Опера» (2014)

Павел Каплевич на презентации проекта «Щелкунчик. Опера» (2014)

Семиклассником еще не бородатый Каплевич поехал на зимние каникулы из родного Туапсе в тогдашний Ленинград. Знакомые отправили мальчика на балет «Щелкунчик» в Кировский (ныне Мариинский) театр. Танцевали ученики Вагановского училища.

— Недавно отыскал программку: оказывается, Испанскую куклу танцевала Алла Сигалова. Представляете?

Тогда они, конечно, не познакомились, это произошло много позже, когда Сигалова приехала в Москву и поступила в ГИТИС.

— Мы много общались. Я даже выдал Аллу замуж. К сожалению, Рома (режиссер Роман Козак. — Прим. Tatler) безвременно ушел. Наши сыновья, Миша и Максим, родились практически в один день.

Кстати, надо сказать, что Каплевич вообще обожает женить друзей. Сводничество — его вторая профессия.

Когда директор «Новой оперы» Дмитрий Сибирцев предложил Каплевичу и Сигаловой сочинить для театра что-то совместное, Павел тут же вспомнил о «Щелкунчике».

— Правда, Алла утверждает, что это она первая сказала, что нужно сделать из него оперу. И уже почти меня в этом убедила. Что ж, женщинам надо уступать.

Павел Каплевич и режиссер Александр Сокуров (2007)

Павел Каплевич и режиссер Александр Сокуров (2007)

Властелин «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников порекомендовал Каплевичу журналиста и любимого поэта Бориса Березовского Демьяна Кудрявцева, который деликатно положит стихотворный текст на музыку.

– Я, конечно, и сам знаком с Демой. Ну, издатель «Коммерсанта» и издатель. Но тут полез в интернет, и оказалось, он еще и поэт, и сын музыкального критика. А из «Коммерсанта» давно ушел.

Композитор Игорь Кадомцев смело взялся приспособить великую балетную музыку для голоса. Маэстро Дмитрий Юровский сделал бережную аранжровку. Сценограф Николай Симонов предложил неожиданную игру масштабов: дом превращается в шкаф, трансформируется в кровать и, наконец, становится целым городом. А люстра — праздничной елкой.

Видно, что Каплевич наконец дорвался до любимой неоклассики. Хотя признаться в этом ему было как-то неудобно: все друзья варили пластмассу, раздевали актеров догола, шутили про Путина — в общем, экспериментировали с постмодернизмом, андеграундом и новыми художественными формами. Но каждому своя судьба.

— Сомов, Бакст, Серов мне гораздо ближе современных гениев. С мирискусниками я легче договариваюсь.

Павел Каплевич и топ-модель Наталья Водянова на благотворительном балу «Щелкунчик» в Доме Спиридонова

Павел Каплевич и топ-модель Наталья Водянова на благотворительном балу «Щелкунчик» в Доме Спиридонова

В «Щелкунчике» Каплевича будет поклон и Сергею Дягилеву, который привез в Париж Вацлава Нижинского и Федора Шаляпина — два наших мужских архетипа. С одной стороны — романтическая нежность, «пух от уст Эола», с другой — русская широкая душа.

На днях аукционный дом MacDougall's покажет выставку графики Павла Каплевича — как раз эскизы костюмов «Щелкунчик. Опера». Все вроде готово, но каждое утро Павел, просыпаясь, радостно бежит в мастерскую — ну совсем как Маша к Дроссельмейеру.

— Рисую бесконечно. Теперь меня не остановить. Вы не представляете, сколько эскизов я уже сделал! А ведь еще предстоит все это шить! Процесс — бесконечный. Но моей энергии хватит и на сотню других проектов. Сейчас готовлю оперы «Анна Каренина», «Горе от ума», «38 попугаев», «Звуковая дорожка». С годами жизнь становится все интересней и интересней. Кстати, я совсем не устаю. Вы хоть раз слышали от меня: «Как я устал!»?!

Павел Каплевич и балерина Илзе Лиепа (2012)

Павел Каплевич и балерина Илзе Лиепа (2012)

Евгения Гершкович

01 Января 2015

Фото:Patrick Walter, Архив Tatler

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама