Герои

Лучшие рестораны Парижа: гид от Екатерины Песковой

По просьбе Tatler обаятельная блондинка перечислила самые интересные и вкусные заведения французской столицы.
реклама
28 Сентября 2016
Екатерина Пескова
Екатерина Пескова

Екатерина Пескова

Реакция всех моих знакомых русских парижанок на то, что я пишу ресторанный гид для Tatler, была однозначной — тайну любимых заведений нужно хранить как зеницу ока. «Пусть ходят в свой l’Avenue, пусть продолжают пребывать в уверенности, что лучшие устрицы в Maurice et Janette. Мы-то знаем, что повар оттуда перешел в Le Bar a Huitres. Пусть терпят отвратительный сервис и пафос официантов в Hotel Costes! Не сдавай наши места, чтобы они не испортились!» — фыркали они.

Из уважения к просьбам подруг я действительно оставила в секрете несколько мест — нам с ними туда еще ходить и ходить. В остальном же мой список абсолютно честный — обязательно исследуйте хотя бы несколько адресов в промежутках между показами парижской Недели моды.

Cafe Beaubourg. После выставок Магритта и русского искусства 1950—2000 годов в Центре Жоржа Помпиду зайдите в кафе Beaubourg так нежно любимой всеми русскими сети Costes. Закажите тартар из лосося или азиатский салат. С террасы отлично видно здание музея, который похож на нефтеперерабатывающий завод. Он построен в 1977 году по проекту архитекторов Ренцо Пиано и Ричарда Роджерса. Они смогли обойти участников конкурса из сорока девяти стран, представивших шестьсот восемьдесят один проект. Не надевайте в музей шпильки — они неуместны как на выставках, так и на брусчатке, окружающей Помпиду и близлежащие рестораны.

Cafe Beaubourg

Cafe Beaubourg

реклама

Le Flandrin. «Фландрен» — мекка богатых буржуа Шестнадцатого района. Ресторан уже более семидесяти лет работает в старинном здании вокзала Gare de l'avenue Henri-Martin. Традиционное французское меню — телячья печень и почки — тут безупречны. Метрдотели знают постоянных клиентов (других не бывает) по именам, при встрече обмениваются парижскими поцелуями в обе щеки. Места на террасе надо бронировать заранее. Днем в выходные можно встретить и людей в спортивной форме после пробежки в Булонском лесу, и дам с собачками и сумочками в тон туфлям — обстановка обманчиво домашняя. Это одно из самых снобских мест Парижа. Туристов нет совсем. Свой вы или чужой, определяют с первой секунды. Если свой, то будут мило улыбаться и даже перекинутся парой фраз. И не важно, что видят вас впервые. Вы в Шестнадцатом, на террасе «Фландрана», соблюдаете негласный дресс-код — значит, добро пожаловать в высшее общество французской столицы (хотя бы и только на время обеда).

Le Flandrin

Le Flandrin

L'Auberge DAB. Именно сюда нас с мужем в далеком 2002 году привел Жорж Полинский, тогдашний владелец радиостанции «Европа Плюс», чтобы угостить свежайшими морепродуктами в атмосфере традиционной французской брассери. Маленькие столики, разделенные прозрачными стеклянными ширмами. Стойкий гул от разговоров вокруг. Звезды французского кино и телевидения. Первый этаж — для своих. Внизу столик вам дадут, только если вы попросите об этом при раннем бронировании по телефону — в противном случае будете сидеть на втором этаже, куда отправляют редких в этом месте туристов и прочих чужаков. Негласный дресс-код заведения— smart casual, никаких кричащих цветов и шпилек. Это правило, кстати, относится ко многим топовым местам Парижа.

L'Auberge DAB

L'Auberge DAB

Терраса L'Auberge DAB

Терраса L'Auberge DAB

Pharamond. Если вы гуляете по богемному кварталу Марэ, непременно загляните в двухэтажный особняк Pharamond. Ресторан открылся в 1879 году и называется по фамилии основателя. Редкий в наше время, занесенный в реестр исторических памятников оригинальный интерьер Belle Epoque, буазери, старинные зеркала. Альковы на втором этаже хранят дух Клемансо и Хемингуэя, которые любили это место. Тут лучшая в городе tripes a la mode de Caen (требуха по-каенски в горшочках), ее готовят по рецепту, не менявшемуся вот уже двести лет. Не любите требуху? В списке блюд нормандской кухни имеются лягушачьи лапки, которые, вопреки расхожему мнению, не так просто найти в ресторанах Парижа. Или же можете заказать комплексный обед по меню 1832 года.

Pharamond

Pharamond

Laperouse. Жорж Санд, Иван Тургенев, Виктор Гюго, Теофиль Готье, Эжен Делакруа, Александр Дюма… Список великих, которые ужинали в этом ресторане, не закрывавшемся с 1766 года, можно продолжать до бесконечности. Алексей Толстой после революции жил в Париже и увековечил свой любимый «Ляперуз» в романе «Гиперболоид инженера Гарина». Пикантность этого роскошного места в том, что раньше здесь было что-то вроде борделя. Отдельные кабинеты оборудованы тайными ходами, чтобы господа могли приятно провести время, не столкнувшись со знакомыми. На старинных зеркалах можно увидеть многочисленные линии — выцарапывая свои имена на стекле, куртизанки проверяли подлинность бриллиантов, которые дарили эти самые господа. Тут — в атмосфере старины и истории, с видом на Дворец правосудия и набережную Сены — едят лобстеров, фуа-гра и трюфели. Среди бархата и антикварной мебели прекрасно смотрятся лучшие платья и украшения. И не забудьте взять с собой достойного спутника, чтобы не вызывать ассоциации с историей места, куда кокотки приходили на вечернюю охоту.

Laperouse

Laperouse

Le Voltaire. В любимый ресторан антикваров Седьмого округа Парижа на набережной Вольтера меня впервые пригласила княгиня Альбина дю Буаруврей, крестная детей Грейс Келли и князя Ренье, — после нашего знакомства на благотворительном ужине у князя Альберта. При встрече и прощании княгиня тут обменивается поцелуями с метрдотелем, с которым знакома много лет, и шутит с официантами. Невольно вспоминаешь, что величие больших людей заключается в их умении просто общаться с маленькими. Не мешало бы нашим московским принцессам и принцам этому поучиться. Здесь можно встретить красавиц Адриану Лима и Сальму Хайек, а по соседству расположены дома Рудольфа Нуриева и Жака Ширака. Традиционные французские кухня и интерьер, дополненные видом на Лувр, очень располагают к неспешным обедам и ужинам в приятной компании.

Le Voltaire

Le Voltaire

Le Bar a Huitres. Николя Саркози и Франсуа Олланд, Моника Беллуччи, Натали Портман и Джоди Фостер — все они клиенты лучшей в Париже сети устричных ресторанов «Лё Бар-а-уитр». Это высокая мода в своей сфере. Владелец — молодой спортсмен Гарри Дорр, ресторатор в четвертом поколении и жених красивой русской девушки Милы — получил от Префектуры Парижа титул Maitre Restaurateur, то есть «ресторатор-мэтр».

Его заведения отмечены авторитетным справочником Gault et Millau как одни из лучших в городе. В любом из четырех заведений (на бульваре Монпарнас, на площадях Терн и Вогезов или в тусовочном Сен-Жермене) можно выбирать из как минимум тридцати сортов устриц, большего ассортимента в Париже вам никто не предложит. Плюс велюте из тигровых гамбасов, королевских лангустинов и омаров.

Для любителей мяса найдутся неплохой тартар и шатобриан. Но идти нужно, конечно, ради морепродуктов. Если хотите все, заказывайте одно из многочисленных плато — это огромные блюда, на которые выкладывают на лед разные дары моря. Для правильного аккомпанемента к гастрономическому раю имеется обширная винная карта. Интерьеры дизайнерские, и в них приветствуется женская элегантность на каблуках в сопровождении расслабленного мужского шика.

Le Bar a Huitres

Le Bar a Huitres

Устричный бар Le Bar a Huitres

Устричный бар Le Bar a Huitres

Екатерина Пескова

28 Сентября 2016

Фото:Архив Tatler, Архивы пресс-служб

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама