Герои

Лондонская отличница Маша Байбакова

Девушка, задумавшая революцию в московском арт-бизнесе.
реклама
20 Июля 2010
Марина Федоровская

Что делать в Москве девушке, если ей двадцать четыре года (одиннадцать из которых проведены в Нью-Йорке), она обожает современное искусство и при этом является дочерью президента «ОНЭКСИМ девелопмент»? С ее образованием (факультет искусств Колумбийского университета) она, например, вполне могла бы консультировать какого-нибудь олигарха или политика по вопросам составления коллекций.

Собственно, так она поначалу и поступила – ее первым клиентом стал родной отец Олег Байбаков (который так молодо выглядит, что на людях его часто принимают за Машиного бойфренда). Некоторое время назад она занялась его частной коллекцией, и с ее легкой руки в ней появились работы крупных звезд contemporary art – Демиена Хёрста, Ричарда Принса, Андреаса Гурски, Джеффа Кунса.

Впрочем, это не значит, что Маша живет на отцовские средства. Отец поступил с дочерью, как с инвестиционным проектом – один раз вложил в нее крупную сумму, которую та была вольна потратить по собственному усмотрению – хоть на путешествия, хоть на тусовки, хоть на благотворительность. Дочь сделала ставку на образование. «Я человек традиционных ценностей: образование–семья–Диана фон Фюрстенберг», – смеется Маша.

Американской выучки ей показалось мало, и год назад она поступила в престижный лондонский Courtauld Institute. В этом городе уже выросло целое поколение русской молодежи, которое живет по абсолютно европейским стандартам. Даже не потому что им так хочется, а потому что других они попросту не знали. Плохо говорящие по-русски, они дружат со всеми западными трендсеттерами – будь то Камилла аль-Файед или Пьер Казираги. Мария – часть этого поколения, разница только в том, что, пока другие скакали по клубам, она корпела в библиотеках, ну и еще среди всех «новых золотых» у нее, пожалуй, лучший русский язык. Единственное, что ей плохо дается, – это склонение имени Петр. На распространенный вопрос, кого позвать на выставку – она неизменно отвечает: «Пётра Авена».

реклама

«Пётра Авена» позвали, в частности, на предаукционную выставку минувшей весной в Барвихе, которую Маша инициировала вместе со своим нью-йоркским приятелем Лоиком Гузером из Sotheby’s. На выставке было столько же видных коллекционеров – Авен, Фридман, Вексельберг, сколько и звездных полотен: Хёрст–Уорхол–Булатов. С приятелем-галеристом из Лондона Ником Хэкворсом она организовала в лондонской галерее Paradise Row выставку молодых русских художников Laughterlife. Это был ее дебют как куратора. Туда пришел легендарный коллекционер Чарлз Саатчи и еще до открытия приобрел две инсталляции Георгия Острецова. Сейчас на повестке дня собственный проект. Маша – шеф-куратор и директор компании BAIBAKOVartprojects. Она в равной степени работает как с серьезными художниками, музеями и галереями, так и со спонсорами. Ее основная задача – привлечение средств и воплощение самых идеалистических проектов. Под них отведен этаж шоколадной фабрики «Красный Октябрь», где недавно прошла выставка нью-йоркского галериста Ларри Гагосяна. Маша, готовая объединить свои знания и связи, планирует серию «образовательных выставок». Первая состоится в ноябре и будет посвящена истории послевоенного зарубежного искусства.

Катя Винокурова, Маша и Кира Байбаковы на свадьбе Дмитрия Ступина в Ялте

Катя Винокурова, Маша и Кира Байбаковы на свадьбе Дмитрия Ступина в Ялте

В московской арт-среде она выделяется ярким пятном – хорошо одета, располагает средствами и имеет что сказать. «Здесь все очень по-семейному, все друг друга знают, и я со всеми в хороших отношениях». Интригами Маша не занимается, и если кто-то с ней не поздоровался – Маше ничего не стоит самой подойти и познакомиться поближе. Сравнений с Дашей Жуковой – тоже богатая, тоже все понимает и также занимается искусством – Маша Байбакова, мягко говоря, не любит. Ее можно понять – пока все вокруг шумели про Кабаковых в жуковском центре – Маша защищала про него диссертацию в далеком Лондоне. Нелюдимый патриарх московского концептуализма и его жена-соратница Эмилия проявили к Марии редкую благосклонность. Эмилия даже попросила ее написать эссе для каталога зальцбургской выставки, приуроченной к 75-летию мэтра.

Маша втянула в художественные дела и свою подругу детства Катю Винокурову, дочь министра иностранных дел Сергея Лаврова. Сейчас Катя представляет в Москве интересы лондонской галереи Haunch of Venison. Девушки помогали своему знакомому, Фолькеру Дилю, открыть в Москве галерею Diehl+Gallery One. У девушек есть опыт работы вдвоем – со школьной скамьи они занимались благотворительностью в Америке. В Москве девушки патронируют детский онкологический центр вместе с Машиным бойфрендом Олегом Папазовым. Олег окончил Оксфорд, сейчас учится на юриста в Вашингтоне. В Москве они встречаются в ресторане «Polly Сад» с другими московскими «рунглишами» – теми, кто вернулся из Лондона: Алексеем Гарбером, Линой Малкиной, Сашей Винокуровым.

Мария хорошо понимает, что удачная вечеринка бывает столь же полезна для будущего, как и удачно написанная диссертация. Двадцать второй день рождения она отметила в московском ресторане The Apartment в обществе ста человек. «Это был мой первый день рождения в Москве за последние одиннадцать лет. Я окончила университет, и родители решили сделать мне праздник. Помогала все организовать моя любимая тетя – промоутер Кира Байбакова».

Праздник удался – «Дискотека Авария» била гитары, а Маша (которая вообще-то поклонница оперы – ее нью-йоркская квартира находится в двух шагах от «Метрополитен-опера») исполнила любимую песню «Ты» Аллы Пугачевой. Пугачевские песни и кабаковские инсталляции – связи лондонской девушки с советской культурой этим, пожалуй, и ограничиваются. Покойного главу Госплана СССР, Николая Байбакова, однажды спросили, не приходится ли ему Маша внучкой. В ответ он попросил рассказать, кто это, и, внимательно выслушав, вздохнул: «Увы, нет».

Марина Федоровская

20 Июля 2010

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама