Герои

Фея Мелюзина: «Татлер» в гостях у дочери князя Алессандро Русполи

В шестидесяти километрах от Рима «Татлер» нашел фамильный замок очень модной девушки Мелюзины Русполи — дочери князя, о котором Феллини снял «Сладкую жизнь».
реклама
28 Июня 2017
Эстефания Асенхо
Модель Мелюзина Русполи в своем замке в Виньянелло. На Мелюзине: хлопковые тренч и платье, Loewe; кожаные ботильоны, Chloé́; фетровая шляпа, Maison Michel

Модель Мелюзина Русполи в своем замке в Виньянелло. На Мелюзине: хлопковые тренч и платье, Loewe; кожаные ботильоны, Chloé́; фетровая шляпа, Maison Michel

Не все генеалогические древа одинаковые — некоторые слишком хороши, чтобы быть правдой. Русполи, например, древнейший род Италии. Их реальная история интереснее любого сериала. Среди князей были высшие ватиканские чины. И меценаты — начиная с видных политических деятелей эпохи Возрождения и заканчивая плейбоем Алессандро «Дадо» Русполи. Девятый князь Черветери дружил с Сальвадором Дали, Труменом Капоте, Бальтюсом, Романом Полански, Брижит Бардо. С Федерико Феллини был практически неразлучен — снимая «Сладкую жизнь», режиссер мог позволить себе ничего не придумывать. Хотя... Когда речь идет о Дадо, невозможно отделить правду от вымысла — но, действительно, так ли уж важно, мог ли он съесть хрустальный бокал и не пораниться? Или кататься на водных лыжах, не забрызгав смокинг? У Феллини его изображает Марчелло Мастроянни, но сам князь тоже снимался в кино — и в «Крестном отце», и в «Хрониках молодого Индианы Джонса».

Дадо умер двенадцать лет назад, но сплетни о нем будут жить вечно. Такое не забывается. Его четвертый ребенок, Мелюзина Русполи, родившаяся в Париже в 1994 году, сейчас активно пытается составить папе конкуренцию. Журналы наперебой снимают ее в качестве новой фэшн-иконы, но вопросы задавать стесняются. А мне не стыдно. Чтобы получше познакомиться, я еду к Мелюзине в Виньянелло, область Лацио, в крепость XIII века — ценнейшую жемчужину в коллекции ее семьи.

Замок стоит на горе. Вход один — через ров по древнему подъемному мосту. Пройдя по нему, мы оказались перед непробиваемой деревянной дверью. Долго искали звонок, пока не сообразили, как пользоваться кованой ручкой — если постучать, грохот будет по всему замку. Нам открыла Джада, двоюродная сестра Мелюзины. Она сейчас присматривает за домом. Мелюзину дела задержали в Милане, где она живет, так что у нас был целый день на ленивый девичник. В стиле, далеком от средневекового, — Джада развлекала нас сюжетами из вполне себе новой истории. Например, такими: «В молодости я тоже была моделью, позировала для американского Vogue. Дружила с дизайнером, который придумал брюки palazzo. (Спрашиваю: «Эмилио Пуччи?» Джада аристократично пропускает мой вопрос мимо ушей. — Прим. «Татлера») Он попросил меня поехать с ним в Нью-Йорк, где Диана Вриланд собиралась делать съемку с Ричардом Аведоном».

реклама

Утром за завтраком к нам присоединяется Мелюзина. Она первая дочь Дадо и французской аристократки, модели Терезы Патрисии Жене, которая была на сорок лет его младше. Девочку назвали в честь волшебницы, охранявшей мамин замок во Франции. Росла княжна, как можно предположить, с давящим ощущением предопределенности: «Когда я была маленькой, мечтала стать актрисой. Но, видимо, мне суждено было стать моделью... В нашей семье всегда были тесные связи с миром моды».

Перед замком в XVII веке разбили топиарный сад. На Мелюзине: хлопковый тренч, Céline; хлопковое платье, Luisa Beccaria; кожаные сапоги, Hermè̀s

Перед замком в XVII веке разбили топиарный сад. На Мелюзине: хлопковый тренч, Céline; хлопковое платье, Luisa Beccaria; кожаные сапоги, Hermè̀s

После третьего кофе она делается чуть более откровенной: «Родители познакомились, когда маме было всего девятнадцать. Страшный по тем временам скандал... Но, думаю, они были очень счастливы». Дочери, чтобы прославиться, не понадобился даже крошечный скандал — она исключительно силой красоты и наследственной харизмы стала лицом Salvatore Ferragamo и очаровала Chanel, которые сшили ей кутюрное платье для бала в отеле Crillon. «Папа вел бурную жизнь: путешествия, встречи с невероятными людьми... Но потом превратился в поэта и философа — я его помню только таким. Его не стало, когда я была совсем маленькой, но у нас с ним были прекрасные моменты. Он был великолепным отцом, придумывал фантастические истории, создавал для нас сказочный мир». «Для нас» — значит для Мелюзины и ее младшего брата Теодора.

Фамильное гнездо князей Русполи в Виньянелло, к счастью, пока не превратилось в бутик-отель. На Мелюзине: шелковое платье, Juan Vidal; шелковая блузка, Elie Saab; кожаные босоножки, Chloé

Фамильное гнездо князей Русполи в Виньянелло, к счастью, пока не превратилось в бутик-отель. На Мелюзине: шелковое платье, Juan Vidal; шелковая блузка, Elie Saab; кожаные босоножки, Chloé

Их трем старшим братьям повезло меньше — они родились, когда Дадо был еще очень далек от философии. Франческо по праву первородства наследовал титул князя Черветери. Потом родились Тао и Бартоломео — от второго брака отца с американской актрисой Деброй Бергер. Тао Русполи, фотограф и кинорежиссер, прославился, когда женился (потом, правда, развелся) на актрисе Оливии Уайльд. Бартоломео — после свадьбы с Эйлин Гетти, наследницей огромной нефтяной и музейной империи. Никто из мальчиков не последовал примеру отца, который предавался такому dolce far niente, что растратил большую часть тысячелетие собираемых богатств. Дворцы Русполи (римский, где жил Наполеон, флорентийский и в Черветери) стали работать отелями с аутентичными княжескими интерьерами, но кастелло в Лацио, где мы с девушками беседуем, остался в частном пользовании — это главное поместье, на гербе Русполи изображено именно оно. Здесь на свое восемнадцатилетие Мелюзина устроила бал с дресс-кодом «лунный».

«Только в Лацио я чувствую, что попала домой. Нас ведь сюда ссылали на лето — мы играли в садах в прятки с моим братом и детьми Джады. Или бегали по площади в Виньянелло вместе с деревенскими». Такое детство было у многих поколений Русполи, но Мелюзина живет в реальном, очень современном мире — она, как сейчас принято, все одновременно: модель, светская девушка, студентка и специалист по интернет-маркетингу модных домов. «Ездить в замок времени совсем нет, но иногда я приглашаю сюда на выходные друзей. Неплохо проводим время, но с папой мне не сравниться — вот кто был гениальным хозяином! Он собирал потрясающих людей и изобретал для них непредсказуемые шутки. Вы же знаете, у нас в замке живет привидение — прадед отца, его конный портрет висит в гостиной на первом этаже, — каждую ночь оно верхом объезжает сады. Папа предложил гостям спуститься в подземелье, а сам ждал их там, сидя на бочке и накрывшись простыней».

По семейной легенде, шестой князь Черветери по ночам покидает портрет и объезжает сады замка. На Мелюзине: шерстяные жакет и брюки, Alexander Wang; кожаные босоножки, Giuseppe Zanotti Design

По семейной легенде, шестой князь Черветери по ночам покидает портрет и объезжает сады замка. На Мелюзине: шерстяные жакет и брюки, Alexander Wang; кожаные босоножки, Giuseppe Zanotti Design

Тут действительно идеальное место, чтобы пугать пьяный джет-сет, который мало чем проймешь. Нормального обогрева в замке нет, печь топят дровами, углы навевают ужас, старые фрески в лабиринте комнат нуждаются в срочной реставрации. Зато все настоящее. Мало осталось в мире средневековых сооружений, которые не перекроили бы себя для удобства туриста в бутик-отель.

Темнеет, и речь сама собой заходит о паранормальном. Мелюзина в сумерках похожа на свою фею-крестную, но говорит: «Я в духов не верю. Хотя по вечерам в замке много подозрительных звуков. Я, когда была маленькой, боялась идти в ванную — через несколько огромных комнат с древними портретами, шпагами и пиками на стенах... Потом я уже не так боялась, но недавно приехала с друзьями — и знаете что? Телевизор как-то странно моргал!»

Мне в кастелло не страшно, но как-то странно. Мелюзина с сестрой как опытные светские люди артистично поддерживают ощущение, что в мощных каменных стенах время остановилось. Семье это важно, она живет за счет своей ДНК. Несколько лет назад Джада основала премию Русполи — этот конкурс барочной музыки должен всем напоминать, что капельмейстерами у Русполи служили когда-то и Гендель, и Скарлатти.

Окрестности замка запущенны ровно в той мере, какая к лицу регулярному итальянскому саду с узорами из стриженых самшитов и деревьями в терракотовых кадках. «Больше всего я счастлива на кухне, где всегда так вкусно пахнет, и в садах, — смеется Мелюзина. — Особенно летом, когда спеют лимоны. Давайте я покажу вам еще один, секретный садик — с розами. Джада устраивает там концерты».

Кухня — любимое место Мелюзины. На Мелюзине: шелковые блузка и бра, Dolce&Gabbana; хлопковая юбка, Msgm

Кухня — любимое место Мелюзины. На Мелюзине: шелковые блузка и бра, Dolce&Gabbana; хлопковая юбка, Msgm

В этих готовых декорациях Мелюзина Русполи, девушка из мира моды, втайне мечтает о кино. «Мне все-таки очень хочется сыграть какую-нибудь роль. С братом Тао мы думаем о совместном проекте: он хочет снять здесь фильм об истории нашей семьи. Я это уже во сне вижу». Есть у принцессы и другие планы: «Хорошо было бы иметь свою марку одежды, пальто made in Italy. Знания итальянских портных не должны пропасть!» Ну раз принцесса хочет, инвесторам трудно будет ей отказать.

Эстефания Асенхо

28 Июня 2017

Фото:MONICA SUAREZ DE TANGIL. СТИЛЬ: ÁNGELA COLLANTES. ПРИЧЕСКА: ANDREW GUIDA/CLOSE UP MILANO. МАКИЯЖ: ANDREA COSTA/CLOSE UP MILANO. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: MARTA BAJO

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама