1. Главная
  2. Мода
Мода

Мне на выход: один день со Светланой Меткиной

Что актриса успевает сделать перед красной дорожкой?
реклама
23 Июля 2010

Что голливудская актриса успевает сделать перед красной ковровой дорожкой? Много и даже больше. День красоты Светланы Меткиной — в специальном репортаже Tatler.

Мой iPhone всегда будит меня в семь утра, не важно, что предстоит вечером – «Золотой глобус» или семейный ужин. В Москве провожаю детей в школу. В Лос-Анджелесе встаю рано по привычке. Там все так делают – в шесть утра город уже бежит вдоль океана, а в девять вечера ложится спать.

Обожаю готовить с мамой завтрак – мы с моим мужем Мишелем живем с детьми, 10-летней Полиной и 13-летним Сашей и моими родителями. Заодно кормлю двух собачек – померанца Коко и йорка Ляльку и слушаю «Серебряный дождь» с Соловьевым. Мне достаточно чашки кофе (чай не пью вообще) и фруктов, какие есть под рукой. Еще люблю шоколадные конфеты из детства: «Мишка» и «Красная Москва».

В девять моя BMW урчит под окном. Я плюхаюсь на заднее сиденье с книжкой (сейчас читаю «Мир глазами Гарпа» Джона Ирвинга). И – на спорт.

Два часа в день в «World Class Жуковка» – мой must: пилатес с персональным тренером три раза в неделю, два раза – тренажеры, каждый день сорок минут трекинга на беговой дорожке (тренирую сердечную мышцу). Расписание обжалованию не подлежит. В выходные от фитнеса отдыхаю и успеваю по тренировкам соскучиться. Первое, что проверяю, бронируя гостиницу в поездках, – спортзал. В отеле Peninsula, в котором я всегда останавливаюсь в Лос-Анджелесе, зал просто отличный.

реклама

После спорта – деловые встречи, кастинги и занятия языком. Мой папа – журналист-международник. Я с детства читаю английские книги, бесконечно слушаю кассеты и два-три раза в неделю по телефону занимаюсь с так называемым dialect coach – педагог из Лос-Анджелеса помогает мне отрабатывать диалоги для кастингов. Потом записываю пленку и высылаю на студию. Это гораздо удобнее, чем каждый раз летать в Америку на пробы. Американцы требуют абсолютно адекватный язык, без дефектов речи: зрителя не должен раздражать акцент. Они не озвучивают в студии, а пишут сразу живой звук, поэтому ошибок не прощают. На моей первой голливудской картине, «Выстреле из рогатки», dialect coach постоянно находился рядом.

В Лос-Анджелесе я занимаюсь и с педагогом по сценическому искусству Джанет Оханте – той, что работает с Брэдом Питтом и Сиенной Миллер. Но только когда есть конкретный материал – обычно для кастинга просят подготовить три сцены. А так у меня отличная актерская база – в Щукинском училище я пахала с утра до вечера, на одежду и макияж времени не оставалось.

Вспоминаю, как на Балу прессы в Кремле, куда меня, двадцатилетнюю студентку, захватили родители, Мишель подошел со мной знакомиться. (Мишель Литвак – транспортно-нефтяной магнат. – Tatler.) Вскоре он пригласил меня на еще одно вечернее мероприятие. Я на всякий случай примерила школьное выпускное платье, ужаснулась и побежала покупать новое в магазин, который чуть ли не единственный в Москве тогда торговал «марками». Была зима, но продавщица грамотно развела меня на прозрачное черное платье Sonia Rykiel из летней коллекции, к нему всучила сумочку под крокодила, широкополую шляпу, какой-то дикий цветок и толстые колготы, чтобы не замерзнуть. Мишель спросил: «Ты так пойдешь?» Я и пошла.

Больше гардеробных ужасов со мной не случалось. Нет, был еще один, но скорее смешной. Год назад я снова сопровождала мужа на прием. Black tie обязал меня выбрать длинное бордовое платье Dior. В какой-то момент Мишель подвел меня знакомиться с очень высокопоставленным политиком. Я засмущалась, попробовала завести интеллектуальную беседу, от волнения раскачиваясь на шпильках. Разумеется, каблук сломался, я полетела прямо на политика, он попытался меня подхватить, в итоге мы вместе упали. Долго хохотали. Туфли я сняла и ходила весь вечером босиком. А что такого? Когда Кейт Мосс наступили на подол платья, она тоже не растерялась и превратила макси в мини.

Я абсолютная fashion-addict: смотрю все журналы, хожу на показы мод и сразу после них делаю заказ, чтобы получить вещи одной из первых (однажды заказала целиком коллекцию Balmain). Не люблю ждать. Лучший город для шопинга – Париж. В Москве покупаю только что-нибудь из серии «красных колготок», которых не хватает для определенного наряда. Я знаю, что в Москве есть отличные магазины – Podium, Aizel, ЦУМ, но только потому, что дружу с владелицами. Никогда не покупаю вещь просто потому, что она мне понравилась. Всегда заранее представляю, что с чем смешать и как носить. Но с деньгами расстаюсь легко. Куда легче, чем хотелось бы.

Выбор платья для сегодняшнего вечера – впереди. А пока – косметолог, spa, массаж и прочее. Оговорюсь сразу: в Москве я к косметологам не хожу (хотя после съемки для Tatler попробую салон «Иночи» – мне здесь понравилось). В Лос-Анджелесе делаю процедуры для лица у абсолютно проверенного человека – Джулии Хантер из клиники Skin Fitness Plus. Она же выписывает мне баночки Cosmedix для дома. К Джулии я попала после того, как почти сожгла кожу у другого звездного голливудского дерматолога – Кейт Соммервиль. К ней, например, давно и удачно ходит Пэрис Хилтон, а мне не повезло категорически – пилинг с кислотами вызвал чудовищную аллергию. Больше я к Кейт – ни ногой.

Дома у меня есть и баня, и бассейн. Не поверите – ни разу туда не заходила. А вот spa The Bacara в Санта-Барбаре рекомендую. Там отличные сауна и бассейн с горячей газированной водой, где плещутся все-все-все: Кейт, Наоми, Деми с дочками. Там же, в The Bacara, делаю массажи.

Возвращаюсь домой. В Москве я – обычная мама: играю с детьми, делаю с ними уроки и вожу их кататься на лошадях. В «Отраде» у нас две лошадки – маленькая серая в яблоках Пом и большой гнедой, «француз» Озам Ленуар. На Пом катается Полина, а вот Ленуар – Сашин. Кстати, тринадцатилетний Саша в ноябре принимает участие в своих первых соревнованиях по конкуру. Так что осенняя поездка в Европу отменяется.

Я всегда планирую съемки так, чтобы каникулы провести с семьей. Зимние уже забукированы: несколько лет подряд встречаем Новый год в шале Cheval Blanc в Куршевеле, которое построил Бернар Арно. У нас было право первой ночи: мы забронировали комнаты еще на стадии проекта – сейчас свободных уже не найти. В Cheval Blanc отличное Spa Givenchy – обожаю моделирующую процедуру для тела No Complex. Праздник мы сначала встречаем по московскому времени, дарим друг другу подарки, потом идем в ресторан, а под конец зажигаем на дискотеке.

Пора делать прическу и макияж. В Москве хожу в Aldo Coppola в Жуковке, в Лос-Анджелесе работаю с замечательным дуэтом Грегори Эролт и Джереми Кларк (они же – стилисты Диты фон Тиз). Молодые, талантливые, веселые – с ними приятно не только работать, но и дружить. Ребята были со мной на всех четырех премьерах «Бобби»: в Венеции, Довиле, Торонто и Лос-Анджелесе. Но мой любимый образ – тот, что они создали для «Золотого глобуса». Я выбрала потрясающее платье Atelier Versace – серебряное в пол и со шлейфом. А Грегори и Джереми сделали натуральный, чуть светящийся макияж и забрали волосы в маленький низкий пучок. Что говорить – была хороша. Услуги личных визажистов стоят дорого – около пяти тысяч долларов за визит. Во время промотура за все платят продюсеры, но если хочешь работать с ними и дальше: на съемках или интервью на телевидении – изволь платить сама. Что я и делаю.

Часто говорят, что Голливуд жесток и не прощает недостатков внешности. Но мне кажется, важнее все-таки индивидуальность: чем ты необычнее, тем интереснее для продюсеров. Мне повезло: не пришлось худеть в два раза, закалываться ботоксом и убирать родинки. Хотя однажды «необычность» сработала против. Меня пригласили на кастинг боевика Hitman. Режиссер искал русскую, но похожую на инопланетянку. Я долго думала, как себя подать. В итоге насочиняла, что героиня должна быть с голубыми глазами. Вставила линзы и стала абсолютно другим человеком. Сыграла сцены, все вроде понравилось, но выбирая между мною и Ольгой Куриленко, режиссер предпочел ее. Как мне рассказали потом, его напугали именно голубые глаза. Больше я не экспериментирую.

В жизни крашусь мало: кремовые румяна и все. Но в косметичке всегда тушь, даже целых три, несколько блесков для губ – от персикового до ягодного, и бронзовые румяна. Я послушная ученица: работала в прошлый раз с визажистом Андреем Дрыкиным, так после съемки пошла в ГУМ и купила почти всю косметику Giorgio Armani, которую он использовал. Так что на фотосессии для Tatler разговариваю с Андреем на одном языке.

Я пришла в актерскую школу в одиннадцать лет. Мне всегда хотелось состояться в профессии. Но выйдя замуж, я все для себя решила: сначала я жена и мать, и только потом – актриса. Моя семья – мой тыл. Я счастлива, что рано родила двоих детей. Даже не потому, что теперь могу сконцентрироваться на карьере и не делать перерывов, после которых трудно снова попасть в обойму – Гвинет, и та жалуется. Просто когда в семье все складывается удачно, остальное совершенно не важно.

Меня, например, звали в сериал «Остаться в живых». Для карьеры это очень круто, но полгода провести без семьи неприемлемо. Как неприемлемо сниматься обнаженной в кино (в конце концов, для чего придумали дублерш?) или в Playboy. Нет, нет и еще раз нет! У меня сын подросток, а вы хотите, чтобы он листал журнал с голой мамой на обложке.

Многие не верят, что у меня такой взрослый сын, особенно когда знакомятся со мной на пляже. Саша сначала терпит, не вмешивается, а потом как скажет: «Ну мам, хватит, пойдем скорее». – «Мама?» Немая сцена. Наверное, для женщины лучше комплимента не придумаешь. Ну разве что когда в Америке у вас требуют ID для входа в ночной клуб. Со мной два года назад такое случилось. В Лос-Анджелесе на Хелллоуин я нарядилась пиратом: короткое платье, шляпа с пером, ботфорты Chanel и пластмассовая сабля. Мужу Мишелю быть пиратом не захотелось, и в клуб Privilege он меня сопровождал в джинсах. Я попозировала фотографам, но когда, собственно, настал момент войти в клуб, охранник, как в рекламе, стал настаивать: «Покажите ваш паспорт». Паспорта не оказалось, поскольку вместо сумочки я вооружилась саблей. Долго препирались, кивали, вызывали каких-то людей, которые свидетельствовали, что мне уже исполнился двадцать один год. Забавно.

Впереди у меня три проекта в Америке – две комедии и триллер, где я играю турчанку-полицейского: кастинг-директор почему-то решил, что я похожа на турчанку, а я не стала отпираться. Съемки были назначены на начало ноября, но из-за кризиса все подвисло до весны.

В России на кастинги не хожу, у меня здесь даже нет агента. Наверное, это неправильно. Сейчас здесь появляется по-настоящему качественное кино, поэтому я думаю о том, чтобы начать сниматься. Тем более что в Америке я все равно обречена играть иностранок.

Ну вот – макияж с прической готовы. Выбираю платье. Сегодня – короткое черное Balmain. Но «большой выход» – это только кутюр. Первый раз я заказала кутюрное платье Balenciaga для Венецианского кинофестиваля два года назад, этим летом купила еще два – черное и белое Dior, а через несколько недель из Парижа должно приехать мое Givenchy. Платье я меряю сразу после показа, вхожу легко – я тоньше многих манекенщиц. Потом еще одна примерка и... красная дорожка ждет. Наряд Haute Couture – это от тридцати пяти тысяч евро и выше, но в кутюре позволительно блеснуть лишь раз. Потом платье одевается на специальный манекен и хранится в домашнем музее. Наверное, когда Полина вырастет, сможет его надеть.

Многие актрисы берут украшения на прокат, я – всегда в своих. На «Глобусе» выгуливала бриллианты Harry Winston и H.Stern. Получила массу комплиментов от Дженнифер Лопес и ее мужа – приятные, кстати, люди. Хохочут, рассказывают анекдоты, в отличие от другой моей соседки по столику – Рене Зеллвегер. Она показалась мне какой-то колючей. Впрочем, в тот вечер ей предстояло выходить на сцену. Может, нервничала?

Лично я на вечеринках люблю веселиться. И для этого мне не требуются стимуляторы – шампанское или крепкие спиртные напитки. Вот красное вино пью с удовольствием, но слежу, чтобы на бокал вина приходился стакан воды.

Возвращаюсь домой. На ванну с пеной нет сил – только смыть макияж, нанести крем и быстрее в постель. Возможно, после оскаровской церемонии позволю себе покуролесить. А «Оскар» в моей жизни обязательно случится. И со мной будет моя семья, кутюр и много счастья.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует