1. Главная
  2. Мода
Мода

Джиа Каранджи: как слава погубила первую в истории супермодель

Ее звезда рано зажглась и так же стремительно погасла. Зато осветила путь Наоми, Кристи, Линде, Синди и Клаудии.
реклама
29 Января 2021

Мечты о другой жизни

История Джии Каранджи — типичная сказка о Золушке. Правда, без прекрасного принца (они девушку в принципе не интересовали) и хеппи-энда. Одна из главных тусовщиц Нью-Йорка выросла в семье владельца небольшой сети закусочных в Филадельфии. Модель, кажется, так и не смогла оправиться от психологических травм, полученных в детстве. В 5 лет она подверглась сексуальному насилию. В 11 мать разбила ей сердце тем, что без всяких объяснений ушла из семьи. С Джией, правда, она вскоре контакт восстановила, но, как казалось девушке, всегда уделяла ей недостаточно внимания. Так в ней росло и крепло чувство одиночества, от которого ей было так и не суждено избавиться. И это при том, что в 80-е эффектная шатенка с итальянскими корнями была мечтой миллионов.

реклама

Начало карьеры

Первая фотосессия с Джией Каранджи случилась в 1976 году, когда ей было 16 лет — местный фотограф попросил ее попозировать на танцполе в клубе. Потом были рекламные съемки для филадельфийских газет, которые укрепили в девушке уверенность в том, что моделинг — это ее. В 17 она уехала в Нью-Йорк, где ей почти сразу же посчастливилось встретить главную наставницу в своей жизни — модель и агента Вильгельму Купер. Она без лишних раздумий взяла Джию под свое крыло, хотя в те годы типаж девушки у глянцевых изданий и модных марок не был популярен. Все хотели работать только с голубоглазыми блондинками, но талант Джии помог ей преодолеть эти стереотипы о красоте и добиться успеха. Конечно, не обошлось без маленькой победоносной провокации — большие бренды и журналы заметили начинающую модель только после ее обнаженных снимков Криса фон Вангенхайма на фоне сетки-рабицы. Дальше были обложки Vogue и Cosmopolitan, съемки Хельмута Ньютона и Артура Элгорта, контракты с Versace и Dior, участие в клипе Atomic группы Blondie.

Талант

Джию Каранджи часто называют первой супермоделью — во-первых, из-за ее баснословных по тем временам гонораров, во-вторых, из-за яркой личности. А еще те несколько лет, которые ей удалось продержаться на пике славы на рубеже 70-х и 80-х годов, она работала очень профессионально — результаты получались абсолютно гипнотические. За талант и харизму ей готовы были платить любые деньги и прощали все капризы — вплоть до срывов съемок в последний момент из-за того, что ей не понравилась прическа.

Каранджи любила говорить, что ее ремесло заключается в том, чтобы создавать настроение. «Нужно быть осторожным с тем, чтобы не застрять в одной эмоции. Мода на них проходит так же, как мода на вещи. Я смогу стать всем, чего бы ни захотели увидеть ваши глаза. Это моя работа», — говорила она.

Анджелина Джоли, сыгравшая Каранджи в байопике «Джиа» 1998 года, пересмотрела все записи с моделью, когда готовилась перевоплотиться в нее для экрана, — и была сражена энергетикой звезды. «Когда она была ото всего свободна и могла просто быть собой, Джиа была невероятна. В этом и ее трагедия. Ты смотришь и думаешь — боже, ей не нужны наркотики. Она сама наркотик». Актриса настолько впечатлилась своей героиней, что позже в интервью признавалась, что мечтала бы стать ее любовницей.

Одиночество

Со стороны казалось, что у Джии было все — красота, слава, поклонники, солидный счет в банке. Но в итоге эти привилегии обернулись ее проклятием. Каранджи было сложно доверять людям, потому что она думала, что им нужны от нее либо деньги, либо секс. Тем не менее она не бросала попыток найти себе кого-нибудь — ее часто видели в гей-клубе DCA. Модель не скрывала своих предпочтений и открыто называла себя лесбиянкой. Она несколько раз была в серьезных отношениях, но любовь, которая могла бы стать ее опорой по жизни, так и не встретила. Друзей Джии тоже можно было перечислить по пальцам — в основном это были либо модели, либо визажисты. Иногда она приезжала к ним после рабочего дня, просто чтобы ее кто-нибудь обнял. Но в основном Каранджи, когда не веселилась в «Студии 54», проводила вечера в своей квартире одна. Ее брат Майкл позже говорил в интервью, что считает самой большой ошибкой своей семьи то, что никто не поехал в Нью-Йорк вместе с Джией.

Оказавшись тет-а-тет со стрессом и одиночеством, Каранджи попыталась сбежать от него с помощью наркотиков. В те времена многие модели их принимали, но только на тусовках. Джиа тоже начала с кокаина перед танцами, а закончила тем, что перешла на героин в перерывах прямо на съемках. Ситуация окончательно вышла из-под контроля в 1980 году, когда умерла Вильгельма Купер, ставшая для Джии второй матерью. Фотографы и редакторы знали о проблемах Каранджи, но первое время делали вид, что все в порядке — ведь в кадре она по-прежнему смотрелась фантастически. Однако общественное недовольство начало стремительно нарастать. Джиа все чаще вела себя непредсказуемо. Могла сказать Ричарду Аведону, что отойдет со съемки купить сигарет, и не вернуться на площадку. Или будучи под наркотиками, заснуть прямо перед камерой. В итоге ей пришлось поменять модельное агентство, сделать несколько перерывов в работе, лечь в больницу — но эффект от этого был только временный. В 1983 году Каранджи вынуждена была окончательно оставить свою карьеру.

Другая жизнь

Завязав с моделингом, Джиа переехала в Атлантик-Сити — объявила себя банкротом, стала жить на пособие по безработице и принимать наркотики вместе со своей девушкой Рошель. Семья не выдержала и заставила ее снова записаться на программу реабилитации. Это опять не дало результатов. Спустя шесть месяцев Каранджи переехала в пригород Филадельфии, устроилась продавщицей джинсов — и увеличила дозу. А потом и вовсе пропала. Через год она поступила в больницу с пневмонией и в ужасном состоянии. Выяснилось, что она бродяжничала, спала на улице под дождем, занималась проституцией, была несколько раз изнасилована и избита. А еще у нее был СПИД. Тогда про него знали не много: медсестры каждый раз протирали телефон после того, как им пользовались больные, а обычные люди считали заболевание чем-то порочащим репутацию. Поэтому семья Каранджи тщательно скрывала ото всех диагноз бывшей модели. Парадоксально, но он помог ей получить то, чего она страстно желала всю жизнь, — заботу и внимание матери. Кэтлин Каранджи практически не отходила от дочери ее последние месяцы и не разрешала никому заходить к ней в палату. Джии не стало 18 ноября 1986 года — ей было всего 26 лет.

Незадолго до смерти Каранджи услышала, как одна медсестра рассказывала другой, что ее дочь хочет поснимать один местный фотограф. «Не допустите этого. Даже если она очень хочет, не разрешайте. Я была моделью. И вы точно не пожелаете такого своему ребенку», — сказала Джиа.

Фото:Getty Images/ Instagram

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует