Бюджет освоят: лучшие промоутеры света

Tatler
9 Ноября 2011 в 13:24

Михаил Друян. Чудо из Красноярска, киноман и юрист за пару лет интенсивного брожения по столице обзавелся таким AA-листом, что конкуренты с московской пропиской умерли от зависти. На показе Терехова смирно сидят все те, кто раньше рукоплескал Ахмадуллиной. Друян считает, что гений – в деталях. На свадьбе Оксаны Лаврентьевой в ресторане «Большой» благоухали пионы «Сара Бернар» первого голландского урожая, а пригласительные на день рождения Светланы Меткиной затейник исполнил в виде виниловых пластинок, на которых лично выводил: «Уважаемый» и «Уважаемая». Триумф: ужин по случаю выставки «Диор: под знаком искусства», который запомнился даже Бернару Арно (в хорошем смысле слова). Провал: на коктейль Pandora в ресторан «The Cад» многие гости не ­добрались из-за пробок. Друян пока ведь не продавец полосатых палочек.

Алексей Боков. Алексей уже ­давно не отзывается на слово «продюсер» – он считает себя гуру этого бизнеса и даже преподает в Школе событийного продюсирования имени самого себя. Сам умеет быть верным и принуждает к тому же своих партнеров. Триумф: на церемонию «­Женщина года Glamour» даже самые высокодуховные актрисы одеваются как иконы стиля. Гостям не бывает скучно: в прошлом году их заставляли твиттерить из зала, а твитты выводили на большой экран. Провал: в истории светской Москвы вечеринке в «Легенде на Цветном» суждено быть набранной петитом. События, единственной приманкой которых становится минутное явление Владислава Доронина и Наоми Кэмпбелл, в нашем городе могут быть интересны только сотрудникам районной газеты.

Андрей Насоновский. Титан технической мысли. Возвести шатер в Кремле в честь открытия выставки Cartier или декорации к грандиозному дефиле Chanel в Малом театре, рассыпать мириады блесток по ковровой дорожке на юбилее глянцевого журнала – это к нему. Так же, как и масштабные, от полторы тысячи гостей, ассамблеи. Триумф: новогодняя премьера «Дневного дозора» в кинотеатре «Октябрь» – с рыцарями из Белоруссии, машинами Горсвета и Константином Эрнстом в нулевом ряду. Провал: в пухлой записной книжке Насоновского больше подрядчиков, чем статусных гостей. Андрей скорее исполнитель, чем идеолог. Но исполняет на пятерку с плюсом.

Андрей Фомин.  Обаятельный дедушка светского промоушена умеет нужным словом в нужный час спасти самую безнадежную затею. Триумф: в его трудовой книжке – никогда не промокающая «Серебряная калоша» и вечно цветущий May Fashion, но сейчас Фомин с энтузиазмом осваивает бюджеты стран СНГ: хинкально-парчовые свадьбы для заказчиков из Казахстана и Армении – его частный ПФ. Провал: последний Ice&Fire на катке в Куршевеле прокатили даже самые неразборчивые светские фигуристы.

Анатолий Ляпидевский. Массовика-затейни­ка, перебравшегося из Питера в Златоглавую, земляки ангажируют по любому поводу. Делает все как для себя: словно именно ему вдруг приспичило выбросить тысячу роз из вертолета на Круазетт. Триумф: правильная атмосфера в ресторанах Деллоса, идеальная свадьба Чистякова и Ионовой (начали в Барвихе, закончили на брегах Невы), вечеринка «Рок против Жаб» (даже Гвен Стефани пустили только по удостоверению Союза кинематографистов США – поработать). Провал: его «Клуб 8» на «Арме» закрылся так же незаметно, как и появился на задворках успешного «Винзавода».

Геннадий Иозефавичус. Неформальное обаяние. Заслуженный деятель тусовочных искусств начинал с вечеринок ММКФ и даже офис имел под боком у Михалкова, но вовремя одумался – полюбил себя и вино, и теперь охотно помогает виноделам из Италии и Франции пропа­гандировать в РФ не «Алазанские долины». Триумф: его домашние вечеринки в башенке на Сухаревской, с хамоном, просекко, ассорти из тосканских сыров, Павла Лунгина и Ингеборги Дапкунайте, – пропуск в мир вкусных шуток. Провал: так и не случился. Гена уступил делянку молодым амбициозным провинциалам, ради кэша готовым прыгнуть в бассейн в одежде. Он – не готов.

Петр Аксенов. Диплом некого богословского вуза оказался универсальнее любой другой гуманитарной «корочки»: Петя и фотограф, и художник, и ювелир. Берет клиентов не мытьем, так катаньем: ему проще дать, чем объяснять, почему не хочешь. Триумф: превратил в светские события свои дни рождения, новоселья и помолвки. Новый жанр светской Пасхи (последнюю отметили в «Турандот») пришелся по душе богомолкам в кружевных Dolce&Gabbana. Провал: если бы не любовь к крестам Graff, так не идущая воцерковленному человеку, и стремление каждому заказчику продать стулья из гамбсовского гарнитура, денег на восстановление своего внутреннего храма у Петра было бы еще больше.

Федор Павлов-Андреевич. Очаровательный блондин, в детстве расклеивавший в «Сокольниках» прокламации либерального толка, растолковал богеме, что художнику совсем не обязательно сосать лапу. Спонсоры щедро оплачивали Недели «Альба-мода» в «Метелице» и другие начинания Федора. Триумф: стал директором Государственной галереи на Солянке и теперь нарушает благоговейную музейную тишину приятным светским рокотом. Чтобы соседи по жилому дому не роптали, превентивно задабривает их спонсорскими подарками. Достойно выполняет сыновний долг, зазывая контрагентов на «Кабаре Людмилы Петрушевской». Провал: ночные походы по галерее с Федором в качестве экскурсовода могли бы быть более многолюдными; возможно, стоит подумать об угощении.


Источник фото: Архив Tatler

Битва платьевКто носит платье Fendi лучше?

  • Белла Торн
  • Кьяра Ферраньи
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь